Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Вячеслав Игрунов, директор Международного института гуманитарно-политических исследований: "Стремление сажать разрушительно для общества..."

Среди целого ряда более-менее громких событий и разнообразных законодательных инициатив оказались несколько моментов, не привлекших особого внимания публики. А зря. Заместитель Генерального прокурора Сабир Кохлеров, выступая на некоей конференции в Совете Федерации, выдвинул несколько предложений, например, разработать закон, позволяющий отменить по ряду статей УК презумпцию невиновности, а также наделить прокуратуру правом законодательной инициативы и отменить любую неприкосновенность – депутатов, судей и так далее. Этот выдающийся полет прокурорской правовой мысли был поддержан спикером Совета Федерации господином Мироновым и вице-спикером Государственной Думы госпожой Слиской.

Мотивировались подобные предложения тем, что в сложившейся ситуации прокуратуре очень сложно доказывать виновность тех или иных людей. Кроме того, из УК и УПК изъято положение о конфискации имущества, и теперь надо доказывать, что данное имущество нажито незаконным путем. Вот если обвиняемого, например, в коррупции заставить самого доказывать, что его имущество нажито честно – другое дело.

Почти одновременно с прокурорской инициативой появилась еще одна, на этот раз предпринимательская. «Деловая Россия» - общественная организация, представляющая, якобы, средний бизнес, принесла «к стопам правительства» предложение: сажать предпринимателей по статьям за уклонение от налогов. Сейчас это не предусмотрено. А взамен попробовать дать четкое налоговое законодательство.

Вячеслав Игрунов в недавнем прошлом – депутат Государственной Думы трех созывов, много занимавшийся защитой предпринимателей от произвола властей. К нему мы и обратились за комментариями.


- Вячеслав Владимирович, что могут принести российскому бизнесу подобные законодательные инициативы?

- На мой взгляд, и чиновники, и прокуратура расписываются в собственном бессилии, в неэффективности правоохранительных органов. Сейчас в нашем государстве идет тенденция к варваризации, и я должен сказать, что эта тенденция касается не только России. Я вижу, например, во многих явлениях американской жизни откат от давно обретенных европейских норм.

На мой взгляд, в стране, где очень быстро растет напряженность, где абсолютно неэффективная следственная система, где очень специфическое общество – полуразрушенное с одной стороны и пассивное с другой стороны, прокуратура рассчитывает не на сотрудничество с обществом, а на сотрудничество с подозреваемым. Подозреваемый, уже не за деньги, не за совесть, а за страх работает вместо прокуратуры и доказывает свою невиновность. Это может привести только к росту насилия и несправедливости в обществе.

Я надеюсь, что пока наше общество не созрело для принятия подобных решений. Тем более, что мы декларируем свое стремление в Европу. Но это – пробный шар, такой, каких мы знаем много. И эти пробные шары запускаются один за другим все чаще и чаще. И общество, в конце концов, может сдаться.

Более того, я совершенно убежден, что наше общество с восторгом примет отказ от презумпции невиновности: ты богатый, и это – уже обвинение.

- К сожалению, Ваше последнее высказывание абсолютно точно отражает мнение, если не всего общества, то значительной его части. И наша бюрократия на этом играет. Даже «либеральные» министры – Греф и Кудрин уже выступали с заявлениями о том, что, конечно, уход от налогов наших олигархов, был законным, но, поскольку это аморально, то их можно и наказать.

- Это невозможно и недопустимо. Лично я всегда возмущался той системой, которую создали олигархи для себя. А именно олигархи создавали наше законодательство. И они создали его таким образом, чтобы не платить налогов, чтобы платили налоги сирые и убогие, но не платили миллиардеры. Но ведь это – опыт не только России. Это – опыт всего мира, когда законодательные собрания, парламенты были на содержании у крупнейших, состоятельнейших людей и создавали удобные для них законы. К сожалению, это так. К сожалению, Россия допустила это, и поэтому невозможно наказывать за то, что было законно.

Что касается моральной составляющей: имеет ли она право на существование. Во-первых, эти люди несут моральную ответственность за состояние законодательства. Я думаю, что так называемая «семибанкирщина» - главная виновница этого законодательства. Второе: даже если вы имеете возможность оптимизировать налогообложение, то вы не обязательно должны им пользоваться. Тем более, когда речь идет об особо крупных масштабах, исчисляемых миллиардами и миллиардами.

Если люди поступали все же таким образом, то они должны нести только моральную ответственность.

Это первое, что я хотел сказать. Второе – общество и власть имеют все основания, чтобы изменить налогообложение и заставить этих людей платить по счетам. Но посмотрите, что делает то же самое правительство: оно ведь облегчает им налогообложение. Возьмите: регрессивный Единый социальный налог, плоская шкала подоходного налога – законодательство как раз идет в том направлении, чтобы уменьшить их налогообложение. Но при этом остается зависть, остается обида: как же так, они оставляют деньги себе. Тогда давайте действовать незаконным путем. Тогда давайте отберем просто так, по моральным соображениям. Ни к чему, кроме катастрофы, для общества это не может привести – это постоянная гражданская война в обществе. Это недопустимо, это невозможно.

Можно корректировать законодательство, можно, введя повышенные налоги на сверхдоходы, забирать часть прибыли и направлять эти средства на те же социальные нужды. Но нельзя считать незаконными сделки, которые морально не нравятся. Нельзя по моральным основаниям раскулачивать людей.

- Вячеслав Владимирович, Вы говорите о крупном бизнесе, но ведь известно, что он принимает на себя первый удар, а все остальные достаются малому и среднему бизнесу. Причем с крупным бизнесом могут «разобраться» только крупные федеральные структуры, а для малого страшен практически любой чиновник. Мы в самром начале говорили, что «Деловая Россия» предложила сажать по статьям за уклонение от налогов. И практически тут же им как бы ответил Сергей Вадимович Степашин: нельзя четко разобраться с налогами, например, ликеро-водочные заводы и табачные фабрики отпускают слишком много продукции в конце года, зная, что с января будут повышены активы. Таким образом они не доплачивают налоги. При этом аргументы о том, что в январе первые две недели никто не работает, а торговые точки должны торговать, в расчет не берутся.

- Но это вполне законно.

- Тем не менее, используя логику «Деловой России», можно сажать, хотя речь идет отнюдь не об олигархах.

- Я понимаю. Я вообще думаю, что стремление сажать, на самом деле, разрушительно для общества. Если люди нарушают закон, они должны понести наказание, которое может иметь разные формы. Но лучше заботиться о налогообложении, о том, чтобы была нормальная законодательная база, чтобы законы выполнялись. В нашей законодательной практике есть очень большое лукавство: законодательная база специально делается с лазейками, и эти недалекие люди, создающие такую базу, не думают о том, что ответ общества неминуем. И требования отобрать деньги у олигархов – еще цветочки. То, как народ ответил в 17-м году, известно. Раскулачивание тогда было нормально.

Посмотрите на Грузию: Саакашвили исключительно популярен, а занимается элементарными проскрипциями: он создает списки богатых и знает, с кого сколько надо взять, что у кого надо конфисковать. Это – естественный ответ. Поэтому есть только один выход: во-первых, жесткое и точное законодательство, во-вторых, учет тех представлений о справедливости, которые существуют в этом обществе. И эти представления должны быть заложены в законы.

- А Вы не думаете, что опять-таки основной удар примут на себя средний и малый бизнес? Любой районный прокурор будет предпринимателей пачками брать: ты не так налоги платишь.

- Что значит, «ты не так налоги платишь»? Налоговое законодательство должно быть достаточно четко прописано – об этом и речь. Я говорю: нам необходимо четкое, ясное налоговое законодательство. И невозможно наказывать за моральные прегрешения. Наказывать можно только за нарушения закона.

Более того, когда я говорю о создании законов с учетом представлений о справедливости, которые бытуют в обществе, они опять же укладываются в закон. Есть в законе – выполняй. Нет – человек свободен.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости