Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Виктор Леонидович Шейнис , Доктор экономических наук, академик РАН : “Нам еще повезло”

Одной из самых обсуждаемых проблем последнего года стала проблема отношения бизнеса и власти, а если говорить более широко, - проблема, каким путем будет дальше развиваться бизнес. Бизнесмены, и не только они, обвиняют власть в невиданно жестком прессинге, в том, что практически идет перераспределение собственности государственными органами от одних владельцев к другим. Представители власти обвиняют бизнес в уклонении от налогов и незаконных приватизационных сделках.

Виктор Леонидович Шейнис - один из ветеранов отечественного демократического движения, депутат Государственной Думы трех созывов от партии «Яблоко» (член Комитета по законодательству и судебно-правовой реформе). Мы обратились к нему с просьбой высказать свое мнение по этому вопросу.

- Я думаю, что происходящее – одно из сквозных направлений деятельности следующего, я не знаю, можно ли его назвать вторым или третьим, поколения наших руководителей. Они не преуспели на том этапе, когда осуществлялось превращение коллективной собственности партийной номенклатуры в частную собственность отдельных удачливых людей. Эти люди – нынешнее поколение – оказались где-то во вторых, третьих, четвертых рядах. Сейчас они выдвинулись на ключевые позиции и, естественно, они предъявляют счет, ссылаясь на разного рода безобразия и злоупотребления, которые, действительно, имели место.

- И как же Вы к этому относитесь? Кому должны принадлежать приватизированные в свое время предприятия?

- Знаете, мне абсолютно безразлично, как будет звучать фамилия человека, который владеет «ЮКОСом», «Лукойлом» или какой-нибудь другой компанией. Единственно что: когда дерутся паны, у хлопцев чубы трещат. Когда на первый план выдвигается задача перераспределения этих доменов собственности, то тем самым наносится существенный ущерб нашей экономике (сейчас это сглаживается высокими ценами на нефть и рядом других внешних факторов, независимых от действий как власти, так и бизнеса). И, конечно, это вносит чрезвычайно негативный элемент в социальное мироощущение людей.
В «Известиях» опубликованы довольно любопытные данные исследований института Горшкова относительно нашей экономической элиты. Я могу судить об этом только на интуитивном уровне, но думаю, что это исследование довольно точно отражает положение дел и отражает в частности три вещи: первая – значительное отторжение обществом экономической элиты, вторая – различие в ценностных ориентациях элитарного предпринимательского слоя и большинства общества. Третье обстоятельство – то, что люди отчетливо понимают (во всяком случае, значительная часть нашего общества), что хозяином экономики, равно как и политики, и социальной жизни является не олигарх, а чиновник.

Мы несколько отвлечемся, чтобы дать понять нашим читателя, о результатах какого исследования идет речь.
В газете «Известия» 24 июня были опубликованы материалы из аналитического доклада "Экономическая элита России в зеркале общественного мнения", подготовленного Институтом комплексных социальных исследований Российской академии наук (ИКСИ РАН) и Представительством Фонда имени Фридриха Эберта в России. Многие из этих выводов оказались удручающе сенсационны: после 15 лет рыночных реформ в российском народе по-прежнему велика неприязнь ко многому тому, с чем вообще ассоциируется рыночная экономика. Другие выводы журналисты назвали сенсационно угрожающими. Речь идет о колоссальном разрыве между интересами, ценностями, ориентирами экономической элиты страны и основной массы ее населения.
Так экономическая элита при президенте Путине оценивается как самая энергичная и инициативная, самая профессиональная и целеустремленная по части внедрения международного экономического опыт. Но по готовности ради высоких доходов нарушать законы она идет сразу после ельцинской бизнес-элиты. Давая в целом качествам путинской экономической элиты положительные оценки, лишь каждый шестой россиянин отметил, что она изменилась за последние годы в лучшую сторону, а каждый третий - в худшую, что стала более вороватой и безответственной.
Большинство опрошенных россиян сходится на том, что наши бизнесмены озабочены лишь преумножением своего богатства и влияния и переводом капиталов за рубеж.
Данные исследования позволяют утверждать, что основой скептически-негативного отношения к экономической элите является общественное недовольство созданной за последние годы в России моделью экономического развития, а не какие бы то ни было идеологические соображения.
По данным настоящего исследования, только у 7,5% опрошенных слово "олигарх" вызвало скорее положительные ассоциации, а у 66,9% - скорее отрицательные.
В то же время россияне считают, что судьба страны находится отнюдь не в руках олигархов, и от экономической элиты в этом отношении зависит немногое.
Отвечая на вопрос о том, кто создает препятствия для выхода России из кризиса и ее успешного развития, большинство опрошенных поставили экономическую элиту на одно из последних мест. Даже "олигархов" (которые многими воспринимаются отдельно от понятия «экономическая элита) воспринимает как серьезную помеху прогрессу страны только треть россиян. На первое же место у всех категорий опрошенных вышли претензии к государственной власти - засилье бюрократии и некомпетентность федеральных структур.

- Виктор Леонидович, но ведь в экономике проблема собственника рассматривается вне зависимости от общественного мнения: есть жесткое разделение – эффективный собственник и неэффективный. И самыми неэффективными собственниками являются, как правило, именно чиновники.

- Конечно.

- Так что же нас тогда ждет?

- Что нас ждет?
Вы знаете, когда передо мной ставят такого рода вопросы, я всегда вспоминаю известного отечественного историка Евгения Викторовича Тарле. Он в послевоенные годы полюбил выступать с лекциями о международном положении. Он уже не занимался исследованиями, махнул рукой на свою академическую карьеру.

- Он уже ее сделал к тому времени.

- Да, он уже наработал достаточно, чтобы его имя, как историка первой половины двадцатого века осталось в памяти. И он пробавлялся лекциями о международном положении. Человек он был яркий, лекции читал блестящие.
Стекалось огромное количество людей. Я жил в Ленинграде и старался ходить на эти лекции.
И вот, помню, ему задали какой-то очень конкретный вопрос, что-то типа «когда начнется третья мировая война». На это Евгений Викторович ответил: скажите спасибо историку, когда он не ошибается, говоря о прошлом, а вы хотите, чтобы я предсказал будущее. Я не знаю, что будет в будущем.

- И Вы тоже, Виктор Леонидович, не беретесь что-либо предсказывать?

- Не берусь. Хотя, я думаю, Вы уже уловили из моих предыдущих высказываний, что я крайне негативно отношусь к тому, что происходит.

- Создается впечатление, что экономическая система опускается на тот же низкий уровень эффективности, на котором она была в советское время.

- Она еще не дошла до этого. И мне хотелось бы надеяться, что она до этого не дойдет. Но, конечно, все эти скандалы выявляют крайнее неблагополучие. И в особенности, повторюсь, меня не так волнуют миллиарды долларов, которые утаил или не утаил Ходорковский, как то, что наше правосудие – «басманное». Это гораздо страшнее.

- А то, что наше государство на этом деле потеряло примерно половину годового бюджета? И с каждым делом оно будет терять все больше. И наше общество будет на это спокойно взирать.

- Именно это и волнует.
Я, обращаясь к памяти тех лет, которые мы все вместе переживали. Я помню, какой был замечательный взлет общественной энергии, интереса к политике. Вот это тогда вселяло надежды. Но я думаю, что это в значительной мере отразило наивность, в том числе и людей, которые в принципе к наивности не были предрасположены. Наивные представления о том, что в сравнительно короткий обозримый период возможно такое общество, как наше переделать. А ведь у нас еще 150 лет тому назад людей продавали, и почти весь ХХ век наше общество энергично, сильно, быстро шло в исторический тупик. И это общество можно переделать за короткое время?
Если считать точкой отсчета постсоветской России 89-90 год, или даже 85 год – прошло 15-20 лет. Возьмем и прибавим 15-20 лет к 1789 году во Франции, к 1640 году в Англии, или, страшно сказать, прибавим 15 лет к 1918 году в Германии. Я думаю, что все-таки демонтаж большевизма прошел в России не самым худшим путем. Мы могли бы повторить судьбу Югославии.

- Вы считаете, что сегодняшние проблемы бизнеса и власти – это не слишком большая плата?

- Дай Бог, чтобы так пронесло.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости