Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Владимир Буев, Президент группы компаний «Тезаурус»: Фонд закрывается, бизнес продолжает жить

Согласно принятому недавно закону, с 1 января 2005 года закончит свое существование Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства. Одним из наиболее активных инициаторов этого решения был Владимир Буев.

- Владимир Викторович, Вы были, как говорят, принципиальным противником существования этого учреждения.

- Это правда. С чего все началось? В прошлом году в рамках Комиссии по проведению административной реформы работало несколько рабочих групп. И группа, экспертное сопровождение которой обеспечивали мы, занималась изучением государственных функций по регулированию сферы промышленности и научно-технической деятельности. Возглавлял эту рабочую группу начальник тогдашнего Экономического управления администрации президента (сейчас этого управления нет) Антон Викторович Данилов-Данильян. Заместителем руководителя экспертной группы, обеспечивавшей деятельность Рабочей группы, был я.
При рассмотрении государственных функций, осуществляемых антимонопольным ведомством (тогда это было министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства), нам пришлось заниматься изучением проблем, связанных с эффективностью и результативностью государственной поддержки малого бизнеса. В соответствии с действующим законодательством и со сложившейся практикой, основные функции финансово-кредитного обеспечения в сфере господдержки малого бизнеса и должен был на федеральном уровне осуществлять Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства.
Однако, десятилетняя история деятельности этого фонда доказала, что реально, сколько бы средств, бюджетных или привлеченных западных, туда ни приходило, никакого реального влияния на эффективность и результативность государственной поддержки малого бизнеса Федеральный фонд не оказывал. Кроме того, сегодня в стране мы имеем другую социально-экономическую и политическую систему, отличную от системы 90-х годов. Федеральный фонд – инструмент старой лоскутной «мозаичной» системы (называемой еще экономикой переходного периода), для нынешней российской экономической жизни он – или атавизм или… пусть не покажется это противоречием … до его присутствия в экономике мы еще не доросли. Во всякой случае для сегодняшнего типа российской экономики он избыточен.

- Почему?

- Вот с этим-то вопросом можно долго разбираться. Когда в 90-х годах начала формироваться наша система государственной поддержки МП, многие вещи были просто скопированы на Западе, их где-то удачно, но в целом не очень удачно пытались вживлять в нашу социально-экономическую палитру. Но наше государство не имело таких ресурсов, какие имеют страны Европы или США.
Если идти по проторенному Западом пути, то для того, чтобы развился российский малый бизнес, помимо прочего, нужно закачать в этот сектор прорву государственных денег. Только в этом случае можно надеяться, что хоть государственные инвестиции начнут доходить до самих малых предприятий и позволят им, и начинающим, и развивающимся, получить необходимые ресурсы, которые потом дадут эффект. Модель, завязанная на финансовую господдержку с федерального уровня, сегодня у нас не пройдет: следовательно, проблему финансового обеспечения должен решать или рынок (различные финансовые институты: банки, микрофинансовые организации) или регионы и местное самоуправление. Государство у нас бедное, и реально происходило выделение средств из федерального бюджета до 100 миллионов рублей в год. Что можно для России сделать на такие деньги в области поддержки малого предпринимательства (раз федеральный бюджет все равно больше не выделит, так зачем профанация)?

- На них можно содержать Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства.

- Совершенно верно. Это зачастую и происходило: посмотрите, какой у фонда объем имущества, какой объем активов, которые в малом бизнесе не работают. Они сидят возле Комсомольской площади, там хорошее здание – федеральное имущество...

- Я его помню – несколько раз был в этом особнячке. Это, прямо скажем, лакомый кусочек недвижимости.

- Да. И можно получать доходы от сдачи части помещений в аренду.
Реальная же эффективность деятельности фонда была равна нулю. Более того, само существование фонда дискредитировало идею государственной поддержки предпринимательства: вроде бы государство заботится о малом бизнесе, вроде бы какие-то деньги туда направляются, а ситуация в сект оре малого бизнеса в лучшую сторону не меняется. Много лет у нас число малых предприятий было примерно одно и то же, занятость в секторе – примерно одна и та же. И некоторые положительные изменения в динамике развития малого предпринимательства, по числу предприятий, по занятости, по объему налоговых платежей, которые стали поступать от применяющих упрощенную систему налогообложения предприятий, проявились только в последнее время. То есть в то время, когда государство уже не выделяло Федеральному фонду ни копейки: с 2001 года не принимались федеральные программы поддержки малого бизнеса. Следовательно, денег фонд не получал. А фактически ранее он являлся заказчиком этой программы, в значительной степени – ее реализатором, так как он распоряжался реальными ресурсами. И некоторый подъем в малом бизнесе наметился тогда, когда государство перестало давать этому фонду деньги. Какой можно сделать вывод?
Можно, конечно сказать: когда деньги федерального бюджета выделялись, было плохо, а когда нет – стало получше. Но связи реально нет. Это общая экономическая конъюнктура, рост платежеспособного спроса населения, общий рост экономики, который начался, отразился и на малом предпринимательстве.
В рамках деятельности Рабочей группы нами было выдвинуто предложение о ликвидации Федерального фонда поддержки малого предпринимательства как избыточного финансово-кредитного инструмента государства. Заключение от имени Экспертной группы было подписано мной, и после этого начался шквал критики (в чем-то это была даже не критика, а «наезд»). Кем и чем эта «критика» было инициирована и обусловлена, понятно. Какие лоббистские силы задействовал фонд – тоже понятно.

Министр Южанов написал специальное письмо Данилову-Данильяну. Письмо министра Южанова заслуживает особого внимания, поэтому приведем из него хотя бы некоторые отрывки, сохраняя авторскую орфографию и пунктуацию:
«…ФФПМП не является федеральным органом исполнительной власти и, соответственно, его функции а уж тем более вопрос о целесообразности его сохранения (!) не могут являться предметом рассмотрения Правительственной комиссии по проведению административной реформы, и, следовательно, Рабочей группы и ее Экспертной группы.
…Авторы «заключения», как это следует из второго абзаца преамбулы, априори обсуждали не целесообразность сохранения ФФПМП, как того требует протокольное решение, а искали аргументы в пользу его ликвидации.
Анализ всех четырех пунктов «заключения», уместившихся на полутора (!) страницах свидетельствует о полной профнепригодности готовивших его лиц и, в первую очередь, подписавшего «заключение» В.В. Буева.
…Рассуждения авторов о попрании Фондом конкуренции в сфере оказания услуг малому бизнесу (заявляю это как Министр, отвечающий за данные вопросы) просто абсурдны и свидетельствуют об их полной некомпетентности в данной сфере.
…Поэтому полагал бы целесообразным Вам, как руководителю Рабочей группы, поставить вопрос о составе Экспертной группы, имея в виду привлечение к разработке заключений по соответствующей проблематике экспертов-профессионалов…».


- Что же произошло сейчас? Так или иначе, наша идея засела в головах. Она не раз публично оглашалась, а в мае этого правительство внесло в Государственную Думу пакет документов, где предлагалось изменить действующее законодательство в соответствии с принятыми ранее законами «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В этом пакете было и предложение об отмене закона о господдержке малого бизнеса.
Тогда же мы публично, в том числе по телевидению, выступили по поводу того, что ради упразднения одного государственного института, пусть даже очень плохого, сам закон отменять нельзя: нужно исключить несколько наиболее одиозных статей. И во втором чтении эта мысль прошла: закон остался, но из него была, например, исключена статья, касающаяся существования Федерального фонда поддержки малого предпринимательства. Раз эта статья законодательно отменяется, то с 1 января 2005 года остаются только технические вопросы: создается ликвидационная комиссия, а средства, которыми оперировал фонд, могут быть переданы в банки, которые будут кредитовать малый бизнес (что тоже нельзя признать наилучшим вариантом для использования государственных средств, но это все же лучше, чем федеральный фонд), или направлены в федеральный бюджет. Банковский сектор вполне может нормально кредитовать малый бизнес, тем более, что банковские программы такого кредитования сейчас активно развиваются: в КМБ-банке, Сбербанке, Внешторгобанке и т.д.. По результатам наших опросов, видно, что многие малые предприятия уже пользуются банковскими кредитами – во всяком случае больше, чем средствами системы фондов поддержки малого предпринимательства.
Ликвидация Федерального фонда не разрушает систему господдержки бизнеса в стране. Регионы, которые что-то делали в этой области, все равно м могут продолжать это делать. Для них нет запрета на создание и развитие деятельности региональных и муниципальных фондов. В регионах, где это было эффективно, пожалуйста, развивайте свои фонды. Но если это неэффективно, можете тоже их ликвидировать.
Малый бизнес – это феномен локальных рынков. Когда фонды создавали только потому, что есть федеральный, это тоже была профанация. А там, где они работали: в Екатеринбурге, Воронеже, в Хакасии, в Москве – они могут продолжать работать.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости