Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Александр Бялко, член экспертной комиссии конкурса российских инноваций. Наука и бизнес – как их совместить. Часть вторая

Мы продолжаем беседу с Александром Бялко.

- Александр Андреевич, вот такой вопрос: совсем недавно все газеты начали трубить о нашем IT-бизнесе. Речь зашла, что ему надо и там помогать и сям. Но ведь этот бизнес во всех странах приносит громадные прибыли...


- Разреши, я перебью. Во-первых, действительно, IT-бизнес может давать безумные прибыли. И практически во всех странах есть такие примеры. Но ни в одной стране нет примеров, чтобы это было системно. На самом деле, такой успех – практически всегда счастливая находка. Или это – энергичные люди, которые могут пробить хорошую мысль.
Я могу назвать (а я состою в Совете российских инноваций) огромное количество замечательных идей, разработок, которые могли бы быть востребованы во всем мире, но просто лежат под сукном. И это не только у нас, это – не наш типичный случай. Просто у нас их очень много. Так сложилось: остались еще запасы с прошлых времен, а уже появляются новые. Но во всех странах практически то же самое - хорошие изобретения, инновации должны пробивать себе дорогу. Видимо, это нормально. Я работаю с этим давно и понимаю, что это нормально.


- То есть инновационный бизнес должен прорываться на рынок с большей степенью трудозатрат, чем чистая коммерция.


- Да. По крайней мере, с не меньшими. Напор должен быть тот же, или даже больше. И профессионализм менеджеров должен быть достаточно высок.
Я встречал много ученых, замечательных изобретателей, которые сидят и ждут, что к ним придет, скажем, «Хонда» и выложит огромные деньги за их замечательные изобретения. Но, хотя эти изобретения «Хонде» нужны позарез, она не придет. Надо прийти к ней, надо уговаривать. Надо заключать грамотные контракты, чтобы потом не остаться на бобах, и так далее.
Никто не придет с чемоданом денег: забирай и иди. Все гораздо сложнее, и надо учиться профессионально представлять изобретения. Это должно быть профессией, и, как любой профессии, этому надо учиться, надо овладевать секретами профессии. Так что сложностей хватает.


- Хорошо. Но вот люди, которых ты знаешь как интеллектуалов, многие из них нашли себя в бизнесе?


- Многие нашли. Это было необходимо, интересно. Голова есть на плечах. Кто-то нашел, кто-то нет.


- А нет впечатления, что это плохо – люди ушли из науки, из образования и занялись другими делами. Кто за них будет наукой заниматься?


- Я считаю, что те, кто говорит про утечку мозгов и подобные вещи, могут провести простой эксперимент: налить стакан воды и засунуть туда палец. Потом надо вынуть палец и посмотреть: какая образовалась дырка. На самом деле, не бывает незаменимых.


- На смену им придут другие?


- Мгновенно. Эта ниша тут же заполняется другими людьми, которые, может быть, не хуже. И таких примеров масса.
Простой исторический пример: мало кто знает о российском дореволюционном кино. Это была огромная киноиндустрия, одна из крупнейших в мире. Но гнала она одну попсу. Почти все дореволюционные фильмы, немые, черно-белые, были ширпотребной работой, которую сейчас в учебниках и справочниках по кино не упоминают. Были единицы талантливых актеров и, может быть, один талантливый режиссер.
Произошла революция, и весь российский кинобизнес оказался в эмиграции. Остались молодые недоучки - ассистенты. Что они дали? Они дали величайшее мировое кино. Вот и пример.


- Но скажем честно, те, кто ушел, тоже могли что-то сделать. Они уже умели, им не надо было учиться, как тем, кто пришел им на смену.


- С одной стороны – да. С дугой стороны – был опыт, был поток, было известно: вот такие мелодрамы нравятся. И тысячами снимались одинаковые мелодрамы. Там были замечательные красавицы и коварные злодеи. А новый взгляд на кино стал возможен только тогда, когда поменялось руководство.
И молодые, у которых были сотни задумок, смогли развернуться. И сразу, как фонтан забил, - Эйзенштейн, Ветров и так далее. Это классика, по их фильмам начинающие кинематографисты во всем мире учатся.
Правда, с наукой у нас сейчас случай другой, как раз отвратительный: у нас осталось все замшелое руководство, а разбежались молодые таланты. Создалась ситуация, вывернутая наизнанку.


- А, может быть, плохо то, что молодые таланты убегают и не могут дальше развивать какие-то идеи, с которыми работали. Если бы они могли продолжать научные изыскания, то, может быть, сумели бы и переводить их в бизнес-проекты?


- Вот об этом я и говорю: благостное пожелание переводить науку в бизнес сопряжено с рядом условий. И прежде всего должна быть целая прослойка людей – менеджеров науки. Они должны понимать и в науке, и в производстве, и в маркетинге. Но они еще не выросли, у нас их просто нет.
Западные специалисты нам не годятся: есть опыт, когда на огромные деньги сюда приглашались менеджеры этого профиля из развитых стран. Они ничего не понимают в том, что у нас происходит: все, чему учит западный опыт, здесь абсолютно не работает.


- То есть на этой действительности надо растить своих специалистов?


- Да, они должны вырасти здесь. И некоторые компании этим уже активно занимаются. Во многих крупных российских фирмах уже есть инновационные отделы, где растят молодых очень талантливых людей. И эта система развивается, есть уже Всероссийский союз по профессиональному обучению. Там поддерживают обучение новым профессиям, устраивают стажировку на Западе.


- У нас сейчас вообще министерство науки и образования заявило, что надо готовить в институтах людей именно под потребности бизнеса.


Я знаю. Декларировать это – красиво и хорошо. Но дело в том, что они возьмут за образец.
Например, нынешний министр Фурсенко входил в наш совет по инновациям. Я общался с ним и могу сказать, что это очень разумный человек, понимающий многие проблемы и развития науки, и образования. И я думаю, он понимает, что делает. Ведь если мы начнем копировать, допустим, американскую систему образования, то она во многом система оболванивания. Мы потеряем то, что имеем сейчас, и не приобретем взамен ничего нового. Надо, во что бы то ни стало, сохранить те достижения, которые есть в нашей системе образования. Может быть, они в современной бизнес – жизни и не очень-то нужны, но для этого надо открывать отдельные бизнес школы во всех экономических вузах. Надо учить работать в бизнесе, учить, может быть, не по учебникам, а на практике. Все это сложно, но возможно.
Страна у нас очень богата талантливыми людьми. Есть люди, которых я просто знаю. Я знаком с руководителями некоторых крупных компаний, которым по тридцать лет. Но я знаю, как их отбирали: они прошли отбор на должность один из трехсот. И вот человек, которому едва за тридцать, руководит крупнейшей российской компанией. Таких примеров, на самом деле, немало.

Беседовал Владимир Володин

(Окончание следует)

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости