Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Алексей Шестоперов, эксперт НИСИПП. Кто заплатит за студента?

По заказу министерства образования и науки НИСИПП начинает исследования, связанные с реформой высшего образования. О том, что это за работа, рассказывает один из ее участников Алексей Шестоперов.


- Алексей, о реформе высшего образования знают, наверное, все, но что подвигло министерство заказать исследования институту, занимающемуся более всего проблемами малого и среднего бизнеса. Или ваша работа тоже как-то связана с бизнес – тематикой?


- Наша общая тема называется «Исследования и разработка системы экономических методов поддержки образования». В частности – субсидирование и кредитование.


- Это очень интересно, тем более, что в последнее время речь идет в основном о том, что образование у нас обанкротится. Так какие же задачи стоят перед вами?


- Акцент делается на двух моментах: субсидирование и кредитование, а также поддержка физических лиц, которые планируют поступать в вузы.


- Как у нас принято понимать, субсидирование и кредитование – это и есть именно поддержка физических лиц. Или в данном случае подразумевается что-то иное?


- Мы должны эти понятия рассматривать в более широком смысле.


- В каком именно?


- Если говорить о субсидировании, то оно должно рассматриваться с точки зрения межбюджетных отношений. То есть речь идет не о поддержке самих физических лиц, а об образовательных учреждениях. О субсидиях для них.
Хотя после встречи в министерстве образования мы решили несколько сузить направление и будет исследоваться именно поддержка физических лиц.


- То есть вы решили вопрос поддержки вузов и других образовательных заведений обойти?


- Не то, чтобы обойти...


- Но финансирование именно вузов, пожалуй, самый болезненный вопрос. У нас министр регулярно заявляет, что надо сократить их число вообще, а число вузов, дающих полноценное высшее образование в частности. Нам якобы нужны бакалавры.
И когда речь идет о возможных недостатках, поднимается именно эта тема. А вы как раз ею и не хотите заниматься.


- Ну, почему же не хотим, просто это – тема для еще одной очень большой работы. И заказчик – министерство образования – также хочет, чтобы мы сосредоточились именно на этом аспекте проблемы.


- Хорошо. У вас основная тема – поддержка физических лиц. Речь идет о государственных образовательных кредитах, на которые по результатам единого госэкзамена могут претендовать наши выпускники?


- Разумеется, как один из аспектов мы будем исследовать ГИФО – государственные финансовые обязательства, которые будут предоставляться студентам. Но есть и вторая часть работы: мы будем исследовать различные возможности субсидирования. Здесь и поддержка одаренных студентов, приезжающих в крупные вузовские центры, чтобы поступать в высшие учебные заведения. У них есть желание учиться, но не хватает средств. Естественно, каким-то образом государство должно им эти средства предоставить.
Мы будем изучать именно вопрос, каким образом эти средства могут быть предоставлены. ГИФО – это лишь одно из направлений.
Между прочим, надо отметить возникающий в таких случаях вопрос: на основе каких критериев распределять средства на обучение. И вопрос этот пока открыт, поскольку, если взять типовое субсидирование или кредитование, таких терминов нет даже в базовых законах, регулирующих данную сферу. И пока что существует определенная путаница в понятиях. Если взять основной закон об образовании, то там вообще ничего не сказано о том, что такое кредитование или субсидирование.


- Разумеется. У нас была нормальная советская система высшего образования: сдаешь вступительные экзамены, и государство за тебя платит автоматически, поскольку содержит все вузы.


- Но уже очевидно, что на данном этапе государство не может выполнить все финансовые обязательства в сфере образования – это так называемые «издержки переходного периода». У государства просто не хватает средств (а, может быть, и система распределения имеющихся средств неэффективна). Тем более, что норма, по которой 10% национального дохода должны идти на образование, выполняется только на 50%. Именно поэтому и встает вопрос о развитии системы экономических методов поддержки образования. В частности субсидирования и кредитования.


- Речь шла о критериях. Министр образования и науки Андрей Фурсенко открыто назвал очень четкий критерий - единый государственный экзамен. За одно количество набранных баллов положена одна степень поддержки, за меньшее – другая и так далее. В итоге выпускник, сдавший ЕГЭ очень хорошо может рассчитывать на крупную сумму (правда, министр назвал в качестве высшей ставки 25 тысяч рублей в год, что значительно меньше суммы годовой оплаты на платных отделениях престижных вузов), а тот, кто сдал ЕГЭ неважно, будет платить за высшее образование сам.


- В принципе так и есть. Хотя при подготовке технического задания для нашего исследования такие цифры не фигурировали.


- То есть министерство вам их не дало?


- Нет. Цифры не рассматривались. Все было сконцентрировано на проблемах отсутствия системы и методов. Точнее, методы как таковые, конечно, есть, но они не складываются в систему. Существует разрыв между методами, особенно в регионах. Это происходит потому, что сами регионы разные и нормы финансирования тоже разные.
Если министр назвал суммы, которых не хватает на оплату обучения, значит, он имел в виду, что поддержка должна оказываться по разным направлениям. Наряду с государственной поддержкой, когда выделяются средства из бюджета, есть и кредитование. И оно должно осуществляться через частный сектор. Банки и другие кредитные структуры будут выделять оставшуюся часть средств.
Естественно, возникает вопрос, каковы механизмы, как стимулировать банковский сектор, чтобы он выделял средства. Это – рискованная сфера, где пока совершенно непонятно, как студент будет возвращать кредит и выплачивать проценты по нему. У нас пока неизвестно, что будет через пять лет. Конечно, вложение в человеческий капитал считается правильным. Надо рассчитывать на то, что в будущем это окупится: студент, закончив вуз, пойдет работать и вернет кредит. Но, поскольку банковский сектор России развит, мягко говоря, не очень хорошо, то есть больше вопросов, чем ответов, особенно после таких событий, как банковский кризис прошлого лета.


- Вы знаете, что касается банков, то совсем недалеко от офиса НИСИППа открылся офис «Ситибанка». И хотя это – только дочернее отделение, кредит в тысячу долларов для них – не деньги. В данном случае речь может пойти о реакции другой стороны: студент и его родители должны напрячься, подсчитав сумму с процентами. Захотят, да и смогут ли многие наши граждане воспользоваться банковским кредитованием обучения в вузе?


- Вообще речь не идет о том, что субсидирование и кредитование станут основными методами поддержки студентов. Естественно, это занимает определенное место, но, я не думаю, что они носят приоритетный характер. Можно выделить и другие методы, например, стипендии разных фондов, поддерживающих одаренных студентов. Возможна также поддержка студентов со стороны предприятий, которые оплачивают обучение, а студент обязуется отработать на данном предприятии определенный срок – три – пять лет. И такие формы уже начинают распространяться. Самый яркий пример – обучение студентов в Академии имени Губкина: рязанский нефтяной завод полностью оплачивает обучение и проживание. При этом студенты должны пойти работать на этот завод. Между студентом и предприятием заключен соответствующий контракт.
Так что методы поддержки, на самом деле, очень разнообразны. Другое дело, что все их надо свести в некую систему, где они будут дополнять друг друга.
И еще один момент: в России сегодня нет необходимой нормативной базы для становления и развития такой системы. Мы будем исследовать, определять основные возможности и препятствия, которые мешают развитию данных методов. Это – наша задача.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости