Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Борис Овчинников, аналитик компании «Джейсон и партнеры». Что дает бизнесу Интернет

Бизнес в Интернете до сих пор – новое перспективное направление в России. О том, как могут работать в Интернете отечественные предприниматели, мы беседуем с Борисом Овчинниковым, одним из ведущих специалистов в этой области.


-Борис, сейчас ты работаешь в компании «Джейсон и партнеры» и занимаешься аналитическим направлением…


-Нет, здесь я не руковожу направлением. Компания вся занимается аналитикой и консалтингом. Я непосредственно курирую направление исследований Интернета и Интернет-доступа в первую очередь. Кроме того, я активно участвую в различных проектах по другой тематике.


- Как я понимаю, речь идет о консалтинге в интернете.


- На самом деле, сейчас я и команда, которая у нас называется «Интернет-Тим», занимаемся не столько Интернет-контеном и Интернет-проектами, сколько рынком Интернет-доступа. То есть провайдерами и всеми подобными вещами. Естественно, что это – исследования того, что происходит на этом рынке и консалтинг действующих компаний, которые хотят на этот рынок выйти.


- То есть вы выдаете консалтинговые рекомендации для действующих Интернет-провайдеров и для тех, кто хотел бы ими стать?


- Здесь много вариантов. К нам обращаются не только сами Интернет-провайдеры, но и производители оборудования, инвесторы…


- Производители оборудования для Интернета? И инвесторы, которые хотели бы в это вложиться?


- Да. Понятие игроков рынка куда более широкое, чем Интернет-провайдеры.


- И что этих игроков рынка, как правило, интересует?


- Как раз интересно то обстоятельство, что понятия «как правило», наверное, не существует.


- То есть интересы могут быть самые различные?


- Во-первых, это применимо и к любому другому направлению из тех, которыми занимается наша компания. Но, если в качестве примера говорить о рынке Интернет-доступа, то сам этот рынок состоит из множества различных сегментов. И понятно: если речь идет о рынке межрегионального транзита данных, то это – одни вопросы и одна тематика. Если говорить о региональном проекте по обеспечению широкополосного доступа к конечным пользователям, то это другая проблематика, другой масштаб вопросов и так далее. А подобных сегментов много.
Во-вторых, уровень проработанности тех проектов, с которыми мы сталкиваемся, тоже очень разный. Это может быть ситуация, когда существует устойчивый и успешный проект, но требуется информация по конкурентам, по рынку в целом для сопоставления и оценки положения (то есть мы так или иначе помогаем заказчикам продвинуться). Могут быть и проекты в нулевой стадии, когда у инвестора есть желание вложиться в некий проект. Например, широкополосный доступ – это перспективно, но нужны цифры, конкретные оценки и так далее.


- Теперь вопрос чисто технический, на который нужен очень простой ответ: что такое широкополосный доступ? Это ведь знают далеко не все.
И второе - широкополосный доступ к клиенту и межрегиональный транзит данных.


- Что такое межрегиональный транзит? Простой пример: голос при звонках в другой регион или за рубеж физически передается по каналам. Точно также нужно и данные, если они получаются не с местного сайта или сервера с коллекцией музыки и видео, физически идут по тем или иным каналам. Как правило, из Москвы, поскольку в России практически все потоки замкнуты на столицу. Это, конечно, не так хорошо, но тут уже другая тема.
Собственно говоря, я подозреваю, что эта проблематика для многих достаточно понятна. В регионах не только те, кто профессионально занимается рынком связи, но и те, кого можно считать продвинутыми пользователями, хорошо знакомы с основными проблемами. В чем главная причина дороговизны трафика и тех ограничений, которые люди вынуждены накладывать на себя и своих сотрудников при пользовании Интернетом? В первую очередь, речь идет о дороговизне передачи трафика из Москвы в регионы.
В большинстве регионов есть только две компании, которые этим занимаются, - РТКОМ и Транстелеком (последний – дочерняя компания РЖД). Естественно, что они держат достаточно высокие тарифы. Тем более, что и себестоимость тоже не маленькая, учитывая, с одной стороны, расстояния, а с другой – пока еще маленькие по мировым меркам объемы трафика, которые на эти расстояния передаются.


- Пока мы не перешли к другим темам, хочу задать вопрос: почему у нас все завязано на Москву?


- Это сложилось исторически…


- Первые провайдеры все были в Москве?


- Как раз нет: первые провайдеры были не только в Москве, но и в Питере, и в Новосибирске. И первые межрегиональные каналы связывали центр как раз с ними. Но, поскольку в Москве всегда было наибольшее количество пользователей и больше всего денег на развитие, то практически все Интернет-проекты, даже те, что начинались в регионах, неизбежно, рано или поздно, переносились в Москву. В том числе и по чисто технической причине: вероятность проблем с доступом на сайт, расположенный в другом регионе, возрастает в геометрической прогрессии, по сравнению с сайтом, расположенным в Москве. Получается как бы два звена, на которых возможны сбои. А для прямой связи между отдельными регионами очень часто просто физически не существует каналов.


- А теперь – о широкополосном доступе.


- Само это название - калька с английского. До этого долгое время говорили о выделенном доступе, хотя это не совсем одно и то же. Понятно, что дайал-ап многих не устраивает, в том числе многих частных пользователей, не говоря уже о потребностях офиса.


- Дайал-ап – это, по-моему, связь через модем.


- Да. Максимальная его скорость 56 КБ в секунду.
На самом деле, если говорить о корпоративном сегменте, то не только в Москве, но и в большинстве регионов подавляющее большинство корпоративных пользователей сидит на выделенке. Даже при том, что зачастую дорогое удовольствие, все равно компании вынуждены на нее переходить, потому что это существенно облегчает весь процесс on-line коммуникаций. И едва ли не главное преимущество – она позволяет дать доступ в Интернет не одному – двум сотрудникам, как при дайал-ап-доступе, а всем пользователям. Плюс они еще связаны друг с другом, что тоже полезно.
В последнее время, сейчас это в основном в Москве, а в перспективе в регионах начинается активное продвижение широкополосного доступа на рынке частных пользователей. В Москве это – хорошо прошумевший в прошлом году проект «Стрим».


- Но это – выделенная линия.


- Да. Можно спорить о том, что такое выделенная линия, но, безусловно, - это скорость больше, чем при модемной связи. И она не занимает телефона.
Другой вариант, специфически российский, это – домовые сети, которые и в Москве, и в регионах достаточно активно развиваются и занимают заметное место на рынке. Хотя бы в силу того, что они были первыми, кто предложил возможность выделенного подключения относительно недорого для массового пользователя.
Если говорить глобально о российском рынке телекоммуникаций, то понятно, что традиционная телефония, конечно, будет продолжать расти (по-прежнему у нас в стране ставится более двух миллионов новых телефонов в год), но прорывов здесь уже не будет. С сотовой связью тоже рост уже близок к пределу, поскольку практически все потенциальные потребители уже охвачены. А те, кто уже пользуется, не начнут тратить намного больше денег на сотовую связь.
И получается, что в течение ближайших пяти лет два сегмента рынка, которые, по-видимому, будут давать наибольший рост, - это как раз Интернет-доступ в широкополосном варианте и различные дополнительные услуги в сотовых сетях.


- Вот я и хотел спросить специалиста: мелкие и средние компании на чем теперь могут заработать в Интернете? И смогут ли они вообще развиваться в этом секторе?


- Безусловно, смогут. Хотя бы в силу того, что Интернет – это способ с наименьшими затратами сделать доступной информацию о себе для максимального количества потенциальных клиентов. Да, конечно, сделать информацию доступной, еще не значит довести ее до них: тут требуются существенные рекламные вложения и многое другое. Но, по крайней мере, если кто-то услышал про компанию, он может найти в Интернете подробную информацию о том, чем она занимается. При этом в течение последних двух лет активно развивается контекстная реклама – реклама небольших сообщений, которые размещаются в результатах поиска по ключевым словам. Главное ее преимущество, что в отличие от традиционной баннерной рекламы, возможны очень небольшие бюджеты, всего десятки долларов в месяц. И это деньги, которые тратятся не на что-то абстрактное, а на конкретный переход заинтересованных целевых посетителей на сайт. И это с достаточно большой вероятностью конвертируется в телефонные звонки, заказы и так далее.
Конечно, более подробно в каждом случае можно говорить, уже зная, чем занимается компания, какие товары и услуги она предлагает, на какую аудиторию ориентируется.
Безусловно, можно найти примеры компаний, которым Интернет пока не нужен. Во-первых, если речь идет о регионах, где пользователями Интернета является менее процента жителей в регионе вообще и сотые доли процента людей за пределами регионального центра. Во-вторых, есть компании, чей бизнес максимально локализован (условно говоря, булочная), и им проще ухватить свою аудиторию напрямую. Хотя в России есть и города с очень развитой Интернет-сетью, например, Сосновый Бор в Ленинградской области или Обнинск в Калужской области. Там плотность аудитории и активность внутригородского общения в сети такова, что можно и булочную рекламировать. Это же можно сказать и про некоторые районы Москвы.
Но, если говорить о компаниях с большим ареалом, особенно о тех, кто пытается работать в масштабе всей страны, то Интернет для них может быть единственным каналом. Особенно, если они располагаются не в Москве, а в регионах. Все остальные каналы для региональных компаний куда труднее захватывать.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости