Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Олег Шестоперов, генеральный директор автономной некоммерческой организации "Информационно-консультационный центр "Бизнес-Тезаурус". Промежуточные итоги

«Бизнес – Тезаурусу» исполнилось десять лет. За повседневными делами о юбилее вспомнили случайно: готовя документацию для представления на очередной конкурс, сотрудница компании обратила внимание на дату на учредительных документах.
Поскольку 10 лет – рубеж, до которого в наше время доживают далеко не все исследовательские и консалтинговые структуры, мы решили подвести хотя бы некоторые итоги. Что позволило «Бизнес – Тезаурусу» дожить до этой круглой даты?
На наши вопросы ответил генеральный директор компании Олег Шестоперов.


- Честно говоря, это - такой длительный срок, что уже, действительно, никто об оценке специально не задумывался.
Но оценить его можно однозначно: организация успешно развивается, несмотря на то, что с момента образования организации в начале 1998 года были и кризисы в экономике, и перемены в политике. Неоднократно менялась и экономическая политика, в рамках которой мы проводили и проводим свои исследования.
А последние годы я назвал бы не просто положительными: «Бизнес - Тезаурус» просто бурно развивался в это время. Это и резкий рост числа партнеров, с которыми мы работаем, и рост численности сотрудников, соответствующий возрастанию объема работ.

- Мне кажется, главное, что организация работает и сама себя обеспечивает в то время, как вокруг многие подобные исследовательские институты просто умирают.

- Да. Важно – то, что нам позволяет нормально существовать рост числа заказов и проектов, и это подтверждает неизменное качество разработок.

- Чем обусловлен такой успех «Бизнес - Тезауруса»?

- Я бы выделил несколько факторов. Один из важных, на мой взгляд, - независимость организации, отсутствие у нее ангажированности. Это позволяет работать с самым широким кругом как общественных организаций, так и государственных заказчиков.

- А заказчикам нравится ваша независимость? Не бывает ли так. Что заказчик предпочел бы, чтобы вы от кого-нибудь все же зависели? Причем лучше всего – от него самого.

- Конечно, заказчики бывают разные. В том числе и такие, что хотели бы определенной зависимости нашей организации как таковой и результатов исследований в частности. Но здесь действует этика консультанта (а мы по сути своей являемся именно консультантами, я бы так нашу деятельность обозначил), и мы в подобных случаях пользуемся положениями этой этики. Мы знаем ту грань, которая отделяет результаты независимых исследований от ангажированных, и никогда ее не переступаем.
Другое дело – нравится это заказчику или не очень. Но раз его удовлетворяет качество наших работ, значит, мы правы.

- В итоге независимость исследований оказывается плюсом?

- В итоге это все действительно идет в плюс, и наши заказчики рекомендуют нас другим, потенциальным заказчикам. Так в принципе и должно идти развитие консалтинговой организации.
Возвращаясь к факторам, обеспечивающим нам такую динамику развития, я назвал бы, в первую очередь, крепкую команду, костяк которой сохраняется и постоянно обрастает все новыми людьми. За десять лет мы выросли от команды из трех человек до серьезной исследовательской организации среднего размера. Если взять рынок, на котором мы работаем, то у нас именно средняя организация. И каждый член команды дорог нам по-своему. А в нашей работе очень многое зависит именно от людских ресурсов.
Третий фактор нашего роста заключается в том, что мы уже можем не просто подстраиваться под конъюнктуру, а самостоятельно формировать тематику исследований, в частности в области политики государственного регулирования предпринимательства. Поскольку мы наработали репутацию серьезной, солидной организации в целом ряде сфер исследований. Мы имеем такое право в части разработки государственной политики и активно им пользуемся. Разумеется, из этого вытекают и возможности финансирования нашей деятельности. Более того, мы можем рассчитывать свои перспективы уже не на ближайший год, а на несколько лет вперед.

- А какой из проектов (их ведь много было за 10 лет) вам наиболее запомнился?

- Да, их было очень много, самых разных – больших и маленьких.

- Но ведь бывает такое: все проекты постепенно забываются, а что-то помниться и не стирается из памяти.

- Я назвал бы несколько проектов из начального периода нашей деятельности. Они дали определенный толчок нашей работе с точки зрения сплочения команды, появления новых сотрудников и становления организации. Прежде всего – проекты фонда «Евразия» на стыке 2000-го – 2001-го годов. Это были гранты, направляемые на исследования малого предпринимательства, среды его развития и путей улучшения этой среды.
Гранты имели как исследовательский, так и институциональный компонент: часть средств шла на становление самой организации. Деньги шли на все – от закупки оборудования до распространения результатов исследования.

- В евразийских договорах на гранты, по-моему, такие вещи, как покупка офисной техники и издание брошюр по результатам исследования были вписаны отдельными пунктами.

- Да, они были вписаны в договоры. Но реализовывать их это можно было по-разному. Одно дело, когда ты формально отчитываешься о выполнении этих пунктов договора. И другое дело, когда средства эффективно используются на развитие организации. Мы использовали средства эффективно, и первые исследовательские проекты нам не только запомнились, но и очень помогли сделать первые шаги в становлении и развитии «Бизнес – Тезауруса». И когда были исследовательские гранты Московского общественно-научного фонда, мы уже стояли на ногах с точки зрения обеспеченности, если можно так выразиться, «орудиями производства».
Если вспоминать другие проекты, то для нас очень был важен проект Мирового Банка по изучению административных барьеров. Этим проектом занималась консультативная служба по иностранным инвестициям ФИАС, подразделение Мирового Банка, которая проводила социологическое исследование в ряде российских регионов по изучению административных барьеров. Проект был для нас в то время очень крупным и упрочил наши знания в области административных барьеров (а мы потом не раз ими занимались), а также в изучении их с помощью социологических методов.

- А какие еще проекты, связанные с изучение административных барьеров Вы можете упомянуть?

- Сокращение административных барьеров, рекомендации в этой части, в принципе одно из важнейших направлений нашей деятельности. Если говорить о крупных проектах, которые также запомнились, то вспоминается проект ТАСИСа, над которым мы работали в 2004-м – 2005-м году. Он запомнился даже не столько большим объемом, а тем, что в его ходе мы очень плотно работали с зарубежными экспертами.
Надо сказать, что любой проект, касающийся ТАСИСа и европейской технической помощи, дает нам возможность повысить свой уровень знаний в области зарубежных технологий. И в деле сокращения административных барьеров нам удалось их удачно адаптировать для российской среды.
Если же вообще говорить о ТАСИСе, то, по моему мнению, еще одним эффективным проектом, где мы участвовали, был проект по сближению норм конкуренции, который завершился в середине прошлого года. Бенефициаром этого проекта была Федеральная антимонопольная служба, как главный регулятор в области антимонопольной политики. В рамках проекта нам также довелось поработать с крупными зарубежными экспертами в этой области. К тому же нам удалось очень удачно применить знание политики, которую проводит ФАС России.


Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

- Как оценить десятилетний путь «Бизнес - Тезауруса»?
Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости