Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Евгений Литвак, первый заместитель генерального директора ИКЦ «Бизнес Тезаурус». Программа диверсификации. Часть вторая

Мы продолжаем беседу с Евгением Литваком о подготовке программы диверсификации российской экономики.

- Итак, планы диверсификации тех или иных отраслей уже составлялись. Как они будут соотноситься с вашей будущей программой?

- Создавались отраслевые программы развития различных отраслей экономики. В эти программы закладывались и цели, и задачи, и оценка эффективности. И, насколько я понимаю, эти программы разрабатывались определенной мере в контакте с предпринимательским сообществом, заинтересованном в их реализации. Не знаю, насколько такой механизм эффективен, но он уже существует, и в него уже заложены определенные подходы к решению отдельных проблем. Программы созданы, и вопрос в том, почему они не дают того эффекта, который от них ожидали. С этим вопросом нам также придется разбираться в рамках проекта.

- То есть пока необходимо разобраться со всем, что делалось до вас?

- Да. Грубо говоря, мы должны провести инвентаризацию всего, что уже есть, и встроить это в некую логическую систему координат. Тогда перед экспертами можно ставить задачу провести анализ, как настраивать те или иные механизмы. Может быть, они даже оказываются противоречащими друг другу: никто ведь не проводил до сих пор такого анализа на уровне оценки регулирующего воздействия.

- Извините, но это говорит о том, что до сих пор нет никакой координации в работе.

- Безусловно. Одни решения, направленные на диверсификацию, принимаются одними министерствами, другие – другими.
Минфин отстаивает в качестве первоочередной задачи удержание низкой инфляции и не дает всех требуемых средств в экономику. Минэкономразвития требует, чтобы все предприятия развивались, а, соответственно, увеличивались инвестиции. И эти мнения не увязаны в рамках единой стратегии. Видимо, нам придется пытаться каким-то образом прорабатывать возможность взвешенных решений.

- Но ведь известно, даже когда главой Минэкономразития был Герман Греф, имевший больший политический вес, чем Эльвира Набиуллина, победителем в спорах почти всегда оказывался Минфин.
Сейчас – кризис, сейчас Кудрин может говорить: я всех предупреждал (а он, действительно, предупреждал). Так будут ли в итоге выделены средства на диверсификацию? Деньги-то нужны немалые.
А речь пойдет о выполнении той самой программы, которую вы должны подготовить. Вы об этом задумывались?


- Задумываться над проблемой наличия или отсутствия денег нужно всегда, тем более, когда продумываются механизмы проведения в жизнь любых экономических программ. И перед нами сразу была поставлена задача просчитать, сколько предложенный комплекс мер будет стоить, и какие средства он принесет экономике. Естественно, если издержки окажутся соизмеримы с выгодами или превысят их, то никто не станет принимать такие решения. Но в любом случае проявятся некие базовые вещи, которые необходимо будет принять, даже в рамках концепции долгосрочного развития страны до 2020-го года.

- К сожалению, я читал статьи ряда вполне уважаемых экспертов, считающих, что «Концепцию – 2020» уже можно списать за ненадобностью: кризис якобы нанес ей смертельный удар.

- Списать или не списать – это не совсем наш вопрос, как Вы понимаете. Концепция имеется, и ничего другого пока не предложено.

- Но понятно ведь, что концепцию, разработанную как раз перед тем, как на страну обрушился мировой финансовый кризис, пересматривать придется. Причем это надо будет делать после того, как кризис закончится, и станут полностью ясны его последствия.

- Очевидно, что предпринимательский и вообще экономический ландшафт после кризиса изменится. Я думаю, что в любую стратегию, особенно долгосрочную, придется вносить изменения, учитывая последствия постигшего нас всемирного катаклизма. Если такой механизм при долгосрочном стратегическом планировании не заложен, это очень странно и можно усомниться в правильности таких программ: понятно же, что экономика, план развития которой составляется на 12 – 15 лет, будет за это время впадать в некие негативные периоды своего развития.

- В сложное время вы делаете этот проект. А когда вам предложили начать над ним работу?

- Конкурс на его выполнение Минэкономразвития проводило еще летом, а контракт с нами был заключен в начале сентября.
- Но в сентябре уже было ясно, что кризис нас не минует.

- Зная, как организуются у нас такие конкурсы, я думаю, что работа по нему велась где-то с весны. Разрабатывалась концепция, техническое задание.

- Ну, весной еще вовсю надеялись, что Россия окажется тихой гаванью.

- Тихой гаванью нам в любом случае не суждено быть.

- Да и нет вообще тихих гаваней. Разве что какая-нибудь Новая Зеландия станет исключением, подтверждающим общее правило.

- Тогда надо будет изучить опыт Новой Зеландии по построению такой экономики, которая позволяет остаться тихой гаванью. Может быть, там есть что-то полезное, что мы можем перенять.

- У них прогрессивная ставка налога, при которой богатые кормят бедных. Поэтому нет ни олигархов, ни бедняков (при этом у них нет ни нефти, ни газа). Пособие для бедных, по-моему, 250 – 300 долларов в неделю плюс социальные блага.
Но, если вернуться к проекту, то работа, как я понял, сейчас только начинается.


- Да, к 20 ноября у нас по плану – первые результаты, которые мы затем будем обсуждать с представителями Минэкономразвития.

- Речь идет о результатах выяснения существующей ситуации.

- Да, по сбору информации, ее анализу и представлению по формату разработанной нами методики.
А весь следующий год будет посвящен созданию системы эшелонированных во времени мероприятий. Здесь особенно важно то, что должна быть именно система, что все мероприятия должны быть взаимоувязаны как по срокам реализации, объектам воздействия, так и по целям и задачам и не противоречить друг другу. Мы должны разработать и описать предлагаемые меры, просчитать риски, издержки, выработать рекомендации по оптимальным срокам их реализации, взаимосочетанию мер. Не все предложенные меры, это - очевидно, будут реализованы в одно и то же время: какие-то будут реализовываться параллельно, а какие-то естественно следовать за другими после их реализации. И реализация последующих мер будет зависеть от того, как реализованы предыдущие меры.

- За какое же время все эти меры вы рассчитываете внедрить? До 2020-го года?

- Нет, конечно. Я думаю, что наш горизонт планирования ограничивается тремя – пятью годами. Мы не можем давать Минэкономразвития предложения по диверсификации, рассчитанные на 20 лет. Это будет расхолаживать и чиновников, и законодательные собрания: они начнут откладывать на завтра то, что необходимо сделать сегодня.
Поэтому какие-то меры будут запланированы на первый год после принятия программы, какие-то – на 2 – 3 года. А дальше должна идти корректировка по ситуации: что произошло в экономике, что оказалось просчитано не совсем верно, что не было предусмотрено и т.д. То есть обязательно нужно проводить мониторинг тех мер, которые реализуются, чтобы точно знать, к чему они приводят. Такому сложному механизму всегда нужны «подкрутка» и «подладка». Очевидно, что 2 – 3 года на это уйдут. Но на 15 лет, конечно, никто план составлять не будет, прекрасно понимая, что ситуация за такой период времени может резко измениться, и стране, возможно, придется решать совершенно иные задачи.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости