Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Евгений Литвак, первый заместитель генерального директора ИКЦ «Бизнес Тезаурус». Программа диверсификации. Часть первая

Новый проект, над которым сейчас работает НИСИПП – разработка комплекса мер по стимулированию диверсификации экономики, подготавливаемая по заказу Минэкономразвития России. С просьбой рассказать подробнее об этой работе мы обратились к Евгению Литваку - руководителю проекта.

- Евгений, лично я о необходимости немедленной диверсификации экономики услышал в 2002-м году на съезде партии СЛОН. Там выступали несколько экономистов, которые уверяли собравшихся, что, если срочно не запустить этот процесс, страну ждет экономический кризис. И вот прошло 6 лет, кризис уже начался, а институт только получил задание на подготовку программы диверсификации экономики.
Хотя говорят, что именно кризис – самое лучшее время для подобных реформ.


- В общем, да: когда страна живет в эпоху высоких цен на нефть, думать о диверсификации экономики, о подъеме малого, среднего, инновационного бизнеса, наверное, не очень хочется. Профицит бюджета колоссален, стабфонд постоянно растет, а тут – трудные для понимания и выполнения задачи. Но, на самом деле, это необходимо для страны: чем более диверсифицированной является экономика, тем она более устойчива.

- Это естественно.

- А чем экономика более устойчива, тем легче переносятся любые кризисные явления, которые могут произойти. Почему столь серьезный интерес к этой теме возник именно сейчас, сказать сложно. Вряд ли это связано с наступившим кризисом: в кризисную эпоху решения принимаются мгновенно, без серьезной исследовательской проработки программ, подготовки научных обоснований и так далее. Тут решения надо принимать очень быстро, взвешено эффективно.

- Быстро правительство у нас не может.

- Если посмотреть на полученное нами задание от заказчика и ту концепцию исследования, которой мы придерживаемся, то сразу станет ясно, что работа рассчитана отнюдь не на ближайший месяц, а на целый год.
В этом году мы проводим аудит тех мер по развитию экономики и тех предложений по ее диверсификации, которые уже реализуются или находятся в стадии обсуждения и внедрения, а также тех институтов направленные на развитие несырьевого сектора экономики, которые у нас в стране функционируют. И только в следующем году на основании этого анализа и его обсуждения с заинтересованными сторонами в спокойной обстановке будут формулироваться предложения, направленные на стимулирование диверсификации экономики.

- Я боюсь, что в следующем году спокойной обстановки не будет: мы в кризис только вступаем. Экономисты и у нас, и на Западе утверждают, что он продлится где-то пару лет, а 2009-й год окажется наиболее тяжелым.

- Я знаю о таких прогнозах, они имеют право на существование, более того, я в какой-то мере с ними согласен. Да, следующий год будет тяжелым, но это не должно означать, что мы не можем думать о диверсификации экономики, что необходимо только помогать фондовому рынку, банкам и удерживать рубль.

- Рубль мы, увы, уже начинаем ронять.

- Тем более.
Как раз на этой волне мы должны выдвигать такие предложения, такие программы, которые позволили бы малому и среднему бизнесу выжить в эту трудную пору. Мы должны развить те отрасли, развитие которых в последние годы было не столь актуальным для российского бюджета и экономики.
В создавшейся новой среде, где деньги становятся дорогими, а бюджет получает нефтяных денег все меньше, как раз малые, средние и инновационные предприятия, в том числе направленные на внутренний рынок, могут потянуть за собой традиционный сектор экономики.

- Итак, как я понял, пока, на первом этапе работы будет проводиться аудит уже принятых решений.

- Не только принятых, но и тех решений, которые были в свое время подготовлены, рассматривались, но по каким-то причинам приняты не были. Также проводится анализ возможности реализации тех идей, которые можно предложить, но они так и не были до сих пор официально предложены власти. То есть мы рассчитываем уже на этом этапе выйти на какие-то конкретные предложения.

- Я подозреваю, что решений было уже принято очень много, а предложено еще больше.

- Да. Многое из того, что предлагалось, было на каком-то этапе отвергнуто по том или иным причинам. Для этого были и вполне объективные причины, да к тому же не все, что предлагается, может быть так сразу принято.
Анализ всех этих предложений, а они были очень разнообразны, позволил нам их как-то сгруппировать. И мы в итоге выделили порядка 15 направлений, по которым экспертами сейчас проводится колоссальная работа. В качестве примеров таких направлений можно привести следующие: развитие инфраструктуры содействия развитию бизнеса, государственная поддержка малого и среднего предпринимательства, налоговая система, государственные финансовые институты развития, развитие технического регулирования, саморегулирования и другие. Эксперты осуществляют сбор информации, ее обобщение и систематизацию. Нам необходимо понять, что делать по каждому из этих направлений, где есть проблемы, где уже есть какой-то серьезный эффект от реализации тех или иных мер, где получены результаты, где результатов никаких нет.

- У меня возникает вопрос: вы сейчас разбираетесь досконально со всем, что делалось для диверсификации экономики. Я, наблюдая за этими процессами по материалам СМИ, составил впечатление, что вся эта деятельность ведется на уровне разговоров и благих пожеланий. Так, во всяком случае, отечественные средства массовой информации (я имею в виду прессу и интернет, поскольку к телевидению нет никакого доверия вообще) это представляли. И вывод они делали самый простой: поскольку диверсификация экономики невыгодна монстрам российского ТЭКа, то ничего и не делается.
А что же происходило на самом деле?


- Если говорить о том, что у нас нет простроенной системы мер, направленных на диверсификацию экономики, то, наверное, так и есть, как Вы говорите. То, что перед нашими министерствами, в первую очередь перед Минэкономразвития, не была поставлена задача добиться того, чтобы доля обрабатывающего сектора, инновационного сектора, малого бизнеса в ВВП страны, составила в ее экспорте неких ощутимых процентов и постоянно увеличивалась, тоже, наверное, правда. Но считать, что организовать это работу не давали крупные нефтегазовые компании, по-моему, нельзя. Я в этом сильно сомневаюсь.

- Да, и речь шла не совсем об этом: они не запрещали эту деятельность и не мешали ее организовывать. Они лоббировали свои интересы, и эти интересы всегда оказывались приоритетными.

- В этом смысле, безусловно, да, поскольку эффективность тех или иных государственных решений, за которыми, безусловно, стояли интересы того или иного бизнеса, подтверждалась данными по источникам наполнения бюджета. Ведь его основу составляли налоги, получаемые от крупного бизнеса, от сырьевого сектора. Именно эти средства позволяли решать стратегические для страны вопросы.
Между прочим, они же позволяли начинать и основные инвестиционные проекты, включая проекты, направленные на развитие инновационного сектора экономики.
Вместе с тем анализ показывает, что, даже не объявляя государственную политику, направленную на диверсификацию, ряд мер в этом направлении все-таки был принят.

- Что это за меры?

- Например, были созданы так называемые финансовые институты развития. Это и Банк развития, Российская венчурная компания, Госкорпорация «Роснано», Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, Российский фонд технологического развития, Инвестиционный фонд Российской Федерации. Была создана, в том числе коммерческими банками цепочка продуктов, которые в целом покрывали финансовые потребности ряда субъектов крупного и среднего предпринимательства. Более того, в некоторых регионах-лидерах по поддержке малого предпринимательства субъекты малого предпринимательства в докризисный период все-таки тоже получили доступ к финансированию, причем не только государственному, но и банковскому. Так в Воронежской области примерно 40% субъектов малого предпринимательства жили за счет кредитов. И это, в первую очередь, банковские кредиты. Понятно, что в связи с последними событиями обо всех этих достижениях можно забыть. Хотелось бы верить, что временно.
Вместе с тем ряд принимаемых или обсуждаемых на высоком государственном уровне решений идут, конечно же, в разрез с целями политики диверсификации. Например, решение о повышении ЕСН никак не может быть признано мерой, которая будет содействовать диверсификации экономики, поскольку в первую очередь ударит по среднему бизнесу, у которого высока доля затрат на трудовые ресурсы, а это, как мы понимаем, все тот же инновационный бизнес.


Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости