Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, заместитель генерального директора ОАО «Межведомственный аналитический центр». Нужно стимулировать второй эшелон экономики

Первым крупным мероприятием Владимира Путина на посту главы правительства стало принятие кабинетом министров целого ряда налоговых новаций. Они вызвали неоднозначную реакцию в экспертном сообществе. И мы попросили известного эксперта Юрия Вячеславовича Симачева, уже не раз выступавшего на нашем сайте, прокомментировать ситуацию с вводимыми налоговыми льготами.


- Юрий Вячеславович, те налоговые новации, что новое правительство во главе с Владимиром Путиным решило ввести у нас в стране, - это благо? Ведь, с одной стороны, ряд экспертов утверждает, что выбран не совсем правильный путь налогового стимулирования ряда отраслей российской экономики. С другой стороны, в прессе уже встречались заявления представителей ведущих наших нефтяных компаний, считающихся основными получателями предусмотренных благ, что налоговые преференции, которые объявлены для них, недостаточны. Что же, по-вашему, происходит на самом деле?

- В объявленном комплексе мер по дополнительным налоговым стимулам для развития экономики мне на данном этапе наиболее важными представляются следующие. С позиции стимулирования инновационной активности, первое – это увеличение размера амортизационной премии, учитываемой при исчислении налога на прибыль, с 10% до 30%. Судя по нашим исследованиям, это – очень важный инструмент для компаний, имеющих необходимый спрос на производимую продукцию. Они могут динамично расти, и для этого им требуется расширять свои производственные мощности.
Вторая предложенная мера – увеличить в полтора раза сумму затрат на НИОКР, также учитываемую при исчислении налога на прибыль. Сейчас у нас действует следующий порядок: компания может списать 100% расходов на НИОКР при определении налога на прибыль. Предлагается, чтобы она могла списать даже больший объем, то есть не 100, а 150%. Тем самым государством поощряются затраты на НИОКР.
И здесь надо сказать несколько слов об особенностях научно-технического развития наших компаний. Дело в том, что, исходя из теории, выделяется такая модель инноваций, как имитационная. Это модель, при которой компания тратит средства на приобретение нового оборудования, на разработку новой продукции, но при этом нет расходов на НИОКР. Мы заимствуем уже готовые технологии, и экономика может развиваться по этому пути.
Но понятно, что в этом случае сложно рассчитывать на какие-то научно-технические прорывы. И возникают серьезные вопросы с реализацией отечественного научно-технического потенциала. Именно для того, чтобы поощрить компании на расходование средств на проведение НИОКР, и предложена эта налоговая новация.
Наконец, третье, что мне представляется принципиально важным, это - определенная система льгот для предприятий, когда они тратят свои средства на высшее и профессиональное образование сотрудников. Всем уже известны возникшие в стране проблемы с квалифицированным персоналом. Понятно: для того, чтобы предприятия стали инновационными или таковыми оставались, для проведения ими диверсификации своей деятельности, освоения новых продуктов, нужен персонал, отвечающий особым требованиям.
В этом смысле, если государство облегчит налоговое бремя в отношении расходов, которые несут эти компании, осуществляя подготовку и переподготовку своего персонала, то это можно только приветствовать.

- А не странно ли, что у нас куда больше обсуждают снижение налогов для нефтяных компаний, чем все те моменты, о которых сейчас говорили Вы?

- Понимаете, это не странно: в нефтяном секторе экономики у нас более обширные и сильные группы интересов. Я, честно говоря, позитивно отношусь и к налоговым мерам, стимулирующим сырьевые компании, особенно позволяющим производить продукцию с более высокой степенью переработки. Более того, я считаю странным, что в течение довольно длительного времени при постоянном обсуждении налоговых мер по развитию обрабатывающей промышленности и стимулированию инноваций, этот вопрос как бы обходили стороной. А как же стимулировать и инновации, и переход к более высоким переделам в сырьевых отраслях. Ведь не секрет, что это тоже значимый резерв для развития нашей экономики. Другое дело, что в то же время этот вопрос является очень чувствительным для стабильности бюджетной системы. Поэтому какие-то, видимо, очень существенные решения могут быть и очень рискованными, и очень болезненными. И это необходимо учитывать при рассмотрении вопросов, связанных со стабильностью финансовой системы, со стабильностью бюджетной системы. Но это не означает, что этими вопросами не надо заниматься.

- Юрий Вячеславович, одним из получателей налоговых льгот (во всяком случае так утверждают представители того же правительства) должен стать малый бизнес. Однако целый ряд экспертов уже высказал противоположное мнение: от грядущей налоговой реформы не получит ничего или получит крайне мало.

- Вы знаете, малый бизнес, действительно, мало что получает в процессе объявленной реформы. И здесь, мне кажется, серьезная проблема в том, чтобы постепенно добиваться реализации принятого закона о развитии малого и среднего предпринимательства.
Понимаете, сделан некий революционный шаг: мы определились, по крайней мере, установили общие рамки понятия «средний бизнес». Хотя требования к этому бизнесу необходимо еще конкретизировать. Законодательно они установлены с позиции количества работников, занятых в таких компаниях, но при этом правительством должны еще быть определены требования к обороту этих компаний.
Требуется также, чтобы определения, которые содержатся в этом законе, были ретранслированы в Налоговый кодекс. Потому что в Налоговом кодексе интерпретация того, что такое малый бизнес пока осталась прежней. И применительно к тому же упрощенному режиму, о котором сейчас очень много говорится, возникают вопросы с пересмотром планки по обороту, когда может применяться этот режим. Хотя, в принципе, такие меры предусмотрены сейчас в комплексе, обсуждавшемся и принимавшемся по содействию развития малого и среднего предпринимательства, безусловно, нужны.
Другое дело, как мне кажется, сейчас слишком сильный акцент делается на малый бизнес, на создание малых предприятий. А надо очень серьезно посмотреть на проблемы, связанные с ростом малых компаний, причем не по численности, а по размерам, по обороту. Чтобы они становились средними компаниями, а средние, в свою очередь, становились крупными. Вот этого очень важно добиться.

- У нас наоборот считается: зачем малым предприятиям слишком уж расти, если становым хребтом экономики должен стать именно малый бизнес.

- У нас основной акцент делается на то, чтобы облегчить старт новых, прежде всего малых, предприятий. А мне представляется очень важным, чтобы наряду с этим, мы еще и создавали условия для их динамичного роста. Чтобы малые предприятия становились средними, чтобы формировался достаточно продвинутый второй эшелон в развитии экономики. Нам нужно, чтобы становилось больше высокотехнологичных средних компаний.

Правда, эти вопросы уже выходят за рамки налоговой реформы.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости