Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Олег Шестоперов, генеральный директор автономной некоммерческой организации "Информационно-консультационный центр "Бизнес-Тезаурус". Часть первая

В начале марта новый глава Сбербанка, бывший министр экономического развития Герман Греф, встречаясь с президентом страны Владимиром Путиным, заявил о намерении заняться микрофинансированием малого бизнеса. Более того, Герман Оскарович заговорил даже об опыте нобелевского лауреата Мухаммеда Юнуса, создавшего в Бангладеш банк с кредитами в размере 100-200 долларов.
Целый ряд экспертов считает, что сектор микрокредитования может стать «золотой жилой» для российского рынка, однако они сомневаются в том, что он может быть реализован Сбербанком без государственной поддержки.
В начале апреля Сбербанк должен провести семинар с участием Мухаммеда Юнуса. «Мы хотим поработать с ним, чтобы перенять опыт и попытаться с учетом российской специфики выстроить какую-то подобную систему»,— комментирует это решение Греф. По его словам, это важно для развития экономики страны в целом, а банку должно дать новые возможности для повышения его доходности.
Свои сомнения по поводу планов Сбербанка высказали представители ЦБ: «Проще Бангладеш перенести на нашу территорию, чем применить здесь опыт банка Grameen. Они выдавали беззалоговые кредиты на этапе start-up. Это очень сложно и дорого, особенно в нашей действительности. Ставка по таким кредитам будет намного выше, чем в среднем по системе, а возвратность крайне низкой. Поэтому и говорить о высокой доходности вряд ли возможно».
Александр Хандруев, первый вице-президент Ассоциации региональных банков, гендиректор консалтинговой группы «Банки. Финансы. Инвестиции», напомнил, что во всех странах механизмы микрофинансирования работают через институты кредитных кооперативов. «У нас же закон о кредитной кооперации не могут принять уже пять лет. Сбербанк в этом случае мог бы выступить в качестве апексного банка, который предоставлял бы поддержку микрофинансовым организациям», - считает он.
Наконец, многие эксперты указывают, что основным препятствием для Сбербанка могут стать высокие риски.
С просьбой прокомментировать ситуацию, сложившуюся к настоящему времени в стране с кредитованием малого бизнеса, мы обратились к генеральному директору автономной некоммерческой организации «Информационно-консультационный центр «Бизнес-Тезаурус» Олегу Шестоперову.

- Олег, речь сейчас очень активно идет о кредитовании малого бизнеса, который испытывает большие сложности, поскольку кредиты выдаются на небольшой срок и, насколько я понимаю, очень неохотно.

- Более того, их, как правило, дают под более высокий процент, чем кредиты для крупного бизнеса и даже для граждан.

- Знаете, у нас висит на сайте интервью с человеком, работающем в США, который говорит, что там условия банковского кредита напрямую зависят от того, что заемщик может предоставить в качестве обеспечения. Если человек хочет начать свой бизнес, но у него еще ничего нет, процент может оказаться таким, что мало не покажется. Если у него уже есть что-то, чем он может отвечать за взятый кредит, процент будет куда меньше.

- Это вполне логично и экономически обосновано. Но у нас, как мне представляется, ситуация несколько иная: если у тебя даже что-то есть, тебе, все равно, постараются накрутить завышенный процент по кредиту. Хотя, конечно, есть программа сокращений: получил кредит, вернул все вовремя, можешь в перспективе что-то получить по сокращенной ставке. Но эти сокращения, увы, тоже погоды не делают, более того, претендовать на них могут уже те предприятия, которые прошли самый сложный этап – становления, пошли в рост и действуют на рынке достаточно длительное время.
А начинающему работу бизнесу, находящемуся на этапе, называемом start-up, дорога к кредитам практически закрыта. Даже если у них что-то и есть, оценку их залогового имущества банки будут проводить скрепя зубами. Я не могу сейчас привести статистику, как у нас кредитуют начинающий бизнес, имеющий предмет залога, но то, что процент отсева весьма существенен, известно всем.

- Хорошо, но что тогда, с вашей точки зрения, является у нас основой отношений бизнеса и банков?

- Я бы сказал, что есть несколько мифов, которыми руководствуются банки, и есть несколько мифов, распространенных среди предпринимателей, собирающихся просить о кредите.

- Что это за мифы?

- Начнем с банковских. У нас есть немало банков, не работавших ранее с малым бизнесом, которые хотят выйти на этот рынок, еще плохо освоенный банковским сектором. Работу с крупным и средним бизнесом наши банки освоили, сектор потребительского кредитования – тоже, а вот малый бизнес пока нет.

- А почему так произошло: даже сектор потребительского кредитования, где риски очень высоки (посмотрите на ипотечный кризис в тех же США) освоен, а малый бизнес нет.

- У нас считается, что самые высокие риски именно в кредитовании малого бизнеса, что они высоки в этом секторе, даже по сравнению с кредитованием граждан.
Малый бизнес считается более мобильным: сегодня он работает здесь, завтра – где-то в другом месте. К тому же очень распространено мнение, что малый бизнес в основном работает «в серую», а то и «в черную». И, конечно, когда малый бизнес показывает нулевую прибыль, а то и вообще убытки, всем понятно, что часть своего оборота предприниматели скрывают.
Естественно, что любой банк к такому предприятию отнесется с недоверием и никакой кредит ему не выдаст. Однако то, что малый бизнес сплошь весь серый или черный – это есть один из тех самых мифов. Наши исследования показывают, что тенденции обеления малого бизнеса на лицо. Высота рисков кредитования малых предприятий, скажем ООО, также довольно надумана – попробуйте вернуть кредит от гражданина или мелкого предприятия, думаю, существенной разницы в степени сложности этого не будет.
Хотя конечно, работа «в серую» является определенным препятствием насыщения рынка. Те предприятия, которые работают «в серую», ведут двойную бухгалтерию. Речь идет о неких записях в какой-то тетрадке или в некоем файле. Да, все формируется по единым правилам: доходная часть – расходная часть. Но каждый ведет свой «серый» учет так, как считает нужным. И если банк хочет кредитовать малый бизнес, сразу возникают вопросы: что и как он может проверить.
Вот посмотрели баланс: согласно ему оборот есть, но нет прибыли. Представитель банка едет на предприятие, ему предлагают посмотреть ту самую заветную тетрадочку. Вот тут-то и возникает индивидуальный подход, поскольку тетрадочки пишутся по-разному.
А индивидуальный подход – враг массового продукта. Одно дело, когда клиент приносит паспорт, положенные справки – здесь все стандартизировано. Быстро все рассмотрели, проверили достоверность представленных данных о прописке, работе и т.п., и вопрос о кредите решен. А индивидуальный подход в такой ситуации тормозит развитие массового продукта.
К тому же малый бизнес обладает определенной спецификой, в которую банки попадаются, как в ловушку. Ведь когда говорим о малом бизнесе, то как бы оставляем за скобками общеизвестный факт, что на 60%, а то и больше он занимается торговлей. Торговля, как известно, более оборачиваемый бизнес, прибыль в торговле повыше, чем на производстве. Почему в этом случае банку не поставить повышенный процент, учитывая, что банк – коммерческая организация, а не какой-то благотворительный фонд? Так и возникает повышенная ставка, которая в большинстве случаев воспринимается, как бы сказать…

- Как грабеж.

- Ну, не как грабеж, а как единая гребенка, под которую и надо стричь. А это ведь - основа понимания ситуации банками. В итоге получается: у тебя производство, а мы тебе все равно 25% накрутим, как и торговле. И сельскому хозяйству – тоже 25%, что, учитывая специфику этого вида бизнеса, можно рассматривать как отказ в кредите.
Есть и такая специфика кредитования малого бизнеса, как короткий срок, что делает ситуацию просто замкнутым кругом: короткий срок и повышенный процент – как с этим справиться?
С крупным бизнесом всего этого не бывает. Во-первых, ему есть, что показать в качестве залогового имущества, он может при необходимости предоставить гарантии. И сроки кредитования для него, разумеется, куда больше: суммы-то он берет, с малым бизнесом несравнимые. В итоге и проценты по кредитам оказываются в его пользу, а не в пользу малых предпринимателей.

- А что все же за мифы существуют у бизнеса? Речь до сих пор шла об отношении к нему банков. А малые предприниматели, узнав о банковских условиях, о повышенных процентах, не отказываются ли они от идеи иметь дело с кредитами?

- Отношения малого бизнеса к банкам и банковским кредитам можно трактовать двояко. Раз у нас все же растут объемы кредитования, значит, части малого бизнеса кредиты выгодны даже на этих условиях. Напомню, что ведущие в области кредитования малого бизнеса банки говорят о чуть ли не ежегодном удвоении своих портфелей.

- Какие банки у нас ведущие в этой области?

- Помимо специальных банков, такого как «КМБ», на слуху «ВТБ-24», «Сбербанк» начавший кредитовать малый бизнес одним из первых. Есть целый ряд региональных банков, кредитовавших и кредитующих малый бизнес без всяких специальных программ. «Сбербанк» и «ВТБ-24» как раз такие спецпрограммы имеют.
Год назад рейтинговое агентство «Эксперт» приводило цифры: банки планируют рост кредитования малого бизнеса на 40 – 50% в год. Такие же темпы намерены поддерживать и организации, занимающиеся микрокредитованием. Так что спрос, как видите, на эти услуги есть. Вместе с тем выделить очевидного лидера, который «диктовал» бы правила игры на этом рынке нельзя.


Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости