Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Андрей Цыганков, руководитель «Национальной молодежной биржи труда». Работа для студента. Часть вторая

Мы продолжаем беседу с Андреем Цыганковым о работе «Национальной молодежной биржи труда».


- Итак, Российский новый университет помогает вам в работе, поскольку ваша деятельность помогает ему набирать студентов. А дальше как?

- Выпускники нашего университета, устроившиеся на работу, являются в определенной мере нашей рекламой. Мы поддерживаем с ними связь и собираем, пусть и не системно, информацию о том, кто, где и на каких постах трудится. Это ведь тоже – показатель качества обучения в РосНОУ, на основании которого наши выпускники могут претендовать на работу в хороших компаниях на хороших местах.
И тут я бы еще сказал об Интернет-проекте, который называется «Первая работа» - http://www.firstjob.ru. Первоначально, его целью была – организация устройства на работу выпускников филиалов нашего университета. Это – база данных, которая позволяет получать информацию о вакансиях, о новостях рынка труда, стажировках и практиках. Используя эту информацию, находить себе работу, даже если ты сам находишься не в Москве или в Новгороде, Красноярске, Перми, Пензе. Но, поработав плотно с филиалами, мы пришли к выводу, что незачем ограничивать информацию только ими. И в итоге мы стали «Национальной молодежной биржей труда», занимающейся трудоустройством выпускников самых различных вузов, в общем-то, на федеральном уровне.

- Что подразумевается под федеральным уровнем?

- Сейчас в нашей базе 84 города, крупных и чуть поменьше, и мы публикуем вакансии не только по Москве и Питеру, но и по другим российским городам. Так что наш сайт доступен для молодых людей в любом городе, и если кто-то найдет предложение для себя, мы можем человеку помочь.
К тому же мы отслеживаем появляющиеся у нас вакансии, проверяем их качество, и если что-то вызывает сомнения, мы либо связываемся с работодателем, либо убираем вакансию из нашей базы.

- Можно несколько замечаний по этому вопросу? Первое: ведь ваш сайт открыт для всех?

- Да. У меня открытая база резюме для работодателей и открытая база вакансий для желающих найти работу.

- А на чем же вы деньги зарабатываете?

- На баннерной рекламе. Я размещаю определенную информацию на определенных страницах сайта, и это приносит деньги.

- 200 долларов за 1000 показов?

- Нет, это Вы говорите о динамическом размещении. Я его не использую. У меня размещение статическое: информация размещается на определенное время – на неделю, на месяц, на год.

- А почему вы не берете деньги за свою конкретную работу, а только за побочную?

- Моя конкретная работа, как я ее вижу, - это информационная поддержка. Во-первых, это предоставление качественной информации о рынке труда для молодежи. Во-вторых, что самое важное, - работа от имени студента. И не так важно, платит мне работодатель или нет.
В чем разница между кадровыми компаниями и моей организацией? Как только кадровая компания заключает с работодателем договор на подбор персонала для его организации, она автоматически начинает представлять его интересы. Он ей за это и платит. В итоге мы начинаем предлагать вакансии не тем людям, которые хотят работать, а тем, кто по формальным критериям подходит для работы в этой конкретной организации. Соответственно, часть молодежи, которая хотела бы здесь работать, отсекается автоматически. И никто не будет объяснять соискателю: извини, для этой компании ты не подходишь по данным своего резюме, давай мы поищем тебе что-то другое, что тебе подойдет. Кадровая компания вынуждена ориентироваться исключительно на своего клиента – работодателя.
Я же всегда говорю, что работаю от имени соискателя. Я предоставляю ему все имеющиеся у меня данные о нужной ему компании, чтобы он мог с нею работать.

- Ты считаешь, что не должен представлять интересы работодателя? Но тогда ведь должен платить соискатель.

- Может.

- Но ты этого тоже не хочешь?

- Пока не хочу. Я не могу сказать, что у нынешней молодежи, а это – основные мои соискатели, нет денег. Деньги у молодых людей есть, и они могли бы оплачивать такие услуги. Но здесь есть ряд технических моментов. Молодежь не будет задумываться, чтобы сделать что-то самостоятельно. Мне скажут: я заплатил тебе (это всеми уже хорошо усвоено), и ты должен найти мне работу. Причем не просто работу, а ту работу, которая меня устраивает.
Брать за это два месячных оклада? Но я работаю с выпускниками и студентами, и маловероятно, что кто-то из них захочет платить такие деньги. В итоге проблем и вопросов я получу куда больше, чем экономической эффективности.
Так что я пока никаких денег ни с одной из сторон не беру.

- А ваш сайт, как и фирма вообще, рассчитан на внутренне самостоятельных людей.

- Да.

- Не кажется ли тебе, что ты гнешь свою линию, не глядя на принятые правила игры? Ведь, в конце концов, это может не понравиться другим участникам рынка: как так – все берут деньги и с работодателей, и с соискателей, а этот не берет ни с тех, ни с других.

- Нельзя сказать, что я вообще не беру денег с работодателей. Я их беру за вполне определенные услуги, на которые есть определенный спрос.

- А что это за услуги?

- Размещение баннерной рекламы и размещение вакансий на одной из самых посещаемых страниц сайта.
Эти услуги и дают определенный доход, который меня в настоящий момент устраивает. Объем продаж растет, спрос на мои предложения есть, так что определенные коммерческие услуги мы оказываем. Другое дело, что, имея поддержку Ассоциации негосударственных вузов (АНВУЗ), мы можем это себе позволить.
Что же касается крупных компаний, имеющих бюджеты для привлечения на работу молодых специалистов, то они пока что ориентированы опять же на выпускников той самой топ-десятки. Правда, на всех желающих выпускников этих вузов все равно не хватит. Рано или поздно это все поймут. И тот рынок, на котором работают рекрутинговые компании, привлекающие бюджеты крупных работодателей, изменится. Работодатели вынуждены будут обратить внимание на негосударственные вузы. И на меня в том числе. Тем более, что многие компании уже сейчас знают о нашей фирме.

- И тогда ты сможешь занять свой сегмент рынка.

- Да. Я уже сейчас определяю свою позицию, показывая завтрашним клиентам, чем могу быть им полезен.
Но все же должен сказать, что конечная моя цель (для этого и создаются филиалы) – консультирование молодежи с учетом индивидуальных потребностей каждого человека с учетом всех его плюсов и минусов.

- Ты хочешь создать прямо-таки западный консультационный центр. Чтобы сидел консультант и занимался конкретно каждым соискателем работы. Еще и психолога надо посадить.

- Между прочим, так и должно быть. Чем мы хуже Запада? Еще в 2003-м году, когда у нас такого понятия, как карьерное консультирование, не было вообще, я создал систему, которая сопровождала бы студента с первого курса до выпуска, и была бы направлена на его профессиональное самообразование. Конечной целью этой системы является формирование «идеального выпускника», овладевшего объемом информации, вдвое превышающим обычный уровень. Это и было бы своего рода карьерное сопровождение – подготовка к будущей работе и дальнейшему служебному продвижению. На Западе это практикуется давно, а у нас только сейчас так начал работать ряд компаний. Причем до не давних пор это было консалтинговой услугой для богатых людей, для топ-менеджеров.
На самом деле, пора начинать карьерное сопровождение студентов и выпускников. Стоить оно за пять лет работы будет сопоставимо со стоимостью учебы за год в негосударственному вузе, но будет давать человеку возможность двигаться по карьерной лестнице быстрее, чем другие выпускники вузов.
Вот так.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости