Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Андрей Цыганков, руководитель «Национальной молодежной биржи труда». Работа для студента. Часть первая

Андрею Цыганкову сейчас 27 лет, и он не так давно закончил экономический факультет Российского нового университета. Но, еще будучи студентом 3-го курса он открыл центр по трудоустройству студентов и выпускников университета, который возглавляет по сей день.
Сам Андрей начал трудовую деятельность в 12 лет – как и многие московские мальчишки, мыл на светофорах стекла машин. Причем, как он уверяет, быстро понял, что за мытье всей машины заплатят больше, а потому начал мыть машины, стоявшие возле соседнего валютного магазина. Сначала это приносило не так уж много денег, а потом пошли дни, когда за выходные он зарабатывал столько, сколько родители за месяц.
Потом, еще учась в школе, работал у российских и иностранных нотариусов, в основном курьером. После школы поработал помощником администратора в элитном ночном клубе. Потом были таможня, недвижимость, кожгалантерея, мебель, телевидение, медицинское оборудование.
И вот мы беседуем с Андреем Цыганковым о его сегодняшней деятельности.


- Андрей, началось это, как я понимаю, с некоего подразделения Российского нового университета (РосНОУ) по устройству на работу студентов и выпускников самого университета.

- Называлось это Сектором профессиональной адаптации выпускников. И до сих пор так называется.

- А почему вдруг студенту третьего курса, чьи проблемы с трудоустройством были еще достаточно далеко, пришло в голову заняться именно этой работой? Почему было не пойти в какую-то фирму, не попытаться подвизаться в каком-то банке? Почему именно свое дело, причем в не очень разработанной области?

- Честно говоря, открывая то, что теперь называется «Национальная молодежная биржа труда», я как раз ушел из коммерческой компании, в которой мне платили больше денег, чем мог предложить университет. Но мне не нравилось работать среди «мидлкласса», работа на позиции менеджера по ключевым клиентам не приносила удовлетворения и не позволяла реализовать свой потенциал, хотя я многому научился, работая там.

- А чем занималась эта фирма?

- Продажей медицинского оборудования и расходного материала для иммунохимических и биохимических исследований.

- Перед тем, как заняться трудоустройством студентов ты уже поработал во многих местах. Почему же ты в итоге решил заняться этим?
И, между прочим, не слишком ли громкое название: «Национальная молодежная биржа труда»?

- Как пошутил однажды директор службы занятости Центрального административного округа Москвы, «наша межгалактическая, межконтинентальная биржа труда приехала». Я считаю, что громкое название только на пользу т.к. упрощает решение многих вопросов, а если серьезно, то поскольку это интернет-проект, он не имеет границ, ко мне на сайт заходят люди не только из России, но и из других стран включая США и Австралию, мы предлагаем работу во многих городах России, не ограничиваясь Москвой и, например, Санкт-Петербургом.
Что касается вопроса, почему я занялся именно этим делом, то в какой-то момент я понял, что карьерный рост человека можно ускорить, если он знает определенные тонкости, на которые можно опираться. Конечно, такие вещи проходят не во всех фирмах и не с любым руководством, но в целом ряде случаев это можно эффективно использовать. И мне пришла в голову идея создать центр, где бы, с одной стороны, человеку могли предложить трудоустройство, а с другой - обучали, как идти дальше по жизни.
И потом, несмотря на наличие нескольких мест работы, мне хотелось заниматься чем-то самостоятельным. И принимать самостоятельные решения, а не выполнять чужие распоряжения.

- А что было дальше?

- Сначала я обратился с предложением создать такой центр к своему будущему научному руководителю. Она направил меня к проректору. Проректор одобрила мою идею. Меня представили ректору, и он тоже сказал «да». Мне дали кабинет, стол, стул, телефон и началась работа.

- Было сложно? Людей удивляло то, что ты делаешь?

- Как сказать. Первые полтора месяца в мой кабинет периодически заходили девочки с первого курса и спрашивали: «Это сектор адаптации выпускников?» - «Да» - «А где диван?». Своеобразные такие шутки, хотя, может быть, имелась в виду и адаптация посредством релаксации.
Но вообще все было интересно и любопытно.

- А каково было общаться с возможными работодателями? Они не смотрели свысока?

- К общению с ними я пришел где-то через полгода после начала работы, когда уже была выстроена какая-то схема. А затем около трех лет понадобилось, чтобы донести до всех информацию о том, что существует такой Российский новый университет: у нас негосударственные вузы не так хорошо известны, как хотелось бы. И я, общаясь с работодателями, объяснял им, что такой университет не только есть, но и выпускает вполне квалифицированных специалистов.

- А тебе верили, или говорили: да ну вас, учатся там отпрыски богатеньких родителей, которые могут заплатить за их безделье? Ведь, скажем прямо, отношение к негосударственным вузам у нас то еще.

- Относились по-разному. Я не скажу, что резко негативно. Встретил я за время работы три-четыре компании, которые к негосударственным вузам относились однозначно отрицательно. Но, в общем, даже такую позицию, можно было обсуждать.

- У нас в различных СМИ регулярно публикуются рейтинги вузов, причем зачастую составленные по итогам опросов работодателей. И там называются одни и те же вузы (МГУ, Физтех, ВШЭ, МВТУ, МИФИ и ряд других), которые котируются высоко. А все остальные считаются уже вторым сортом. Причем речь идет о государственных вузах.

- Есть такая проблема. Между прочим, в этом списке стоит Высшая школа экономики, появившаяся примерно тогда же, когда и целый ряд негосударственных вузов.

- Но она уже известна и авторитетна.

- Не будем забывать, что ВШЭ, наверное, последний вуз, созданный на государственном уровне, причем уже по новым принципам.

- Да, это, конечно, много значит. Но ВШЭ сумела еще и стать очень известной и авторитетной. А ты должен пропагандировать среди работодателей университет, который не на слуху. И должен добиться того, чтобы тебе поверили, что выпускники этого вуза чего-то стоят.

- У нашего университета есть несколько плюсов.
Во-первых, в РосНОУ средний возраст преподавателей – 40 лет. То есть, чтобы преподавать у нас, надо было уже стать как минимум старшим преподавателем государственного вуза (других, когда создавался университет, еще не было). То есть наши педагоги прошли хорошую школу, и уровень преподавания у нас достаточно высок.
Во-вторых, к нам идут преподаватели других известных вузов, поскольку в частном университете их зарплата выше. Наш ректор – выпускник Московского Физтеха, и у нас работает немало людей оттуда.
Наконец, наш проректор по науке – Сергей Петрович Капица, и у нас работают его ученики.
И надо сказать, что в итоге РосНОУ оказался одним из немногих негосударственных вузов, имеющих статус классического университета.

- И все это ты объясняешь работодателям?

- Да. Хотя и более кратко. Во всяком случае, имя Сергея Петровича Капицы называю часто, и это производит впечатление.

- И много таким образом удается устроить студентов?

- Понимаете, основной задачей моей структуры является даже не столько прямое трудоустройство, сколько подготовка к нему студента. Если ты доводишь выпускника от дверей университета до места работы – это полдела. Он же не будет вечно сидеть на своей первой работе. Его могут сократить, уволить, ему может захотеться чего-то другого. А если сейчас за него все сделаю я, потом, когда надо будет устраиваться на вторую работу он что, будет с нуля решать те же проблемы?
Сейчас я даю студенту схему, как это делать, и он, разумеется, под моим контролем, проделывает все сам. И с этой целью был создан Интернет-проект, предполагающий самостоятельную работу студента над составлением резюме, которое мы потом просматриваем, редактируем, корректируем и запускаем в работу. А самому студенту я предоставляю предложения, поступившие от работодателя, объясняю плюсы и минусы тех или иных вакансий.
Через наш Центр прошло человек 800 – это только те люди, с которыми мы работали в непосредственном контакте. А есть те, для кого достаточно найти у нас несколько объявлений о вакансиях, и они сами знают, что дальше делать. А я свою очередь работаю с работодателем, и он дает мне информацию, о том, что принял на работу человека, пришедшего от меня.
Причем я стараюсь проводить мониторинг качества работы студентов в этих компаниях, и негативных отзывов пока не слышал. Может быть, конечно, работодатели люди интеллигентные, и не хотели меня огорчать, однако факт остается фактом.

- Хорошо. Но если твоя фирма занимается такой вот работой, кто платит вам деньги? Ведь деньги рекрутинговому агентству платят либо работодатели, либо те, кого оно устраивает на работу, либо и те, и другие. Кто заплатит человеку, готовящему студентов к общению с будущим работодателем?

- У нас не совсем рекрутинговое агентство: у нас – Молодежный кадровый центра РосНОУ, осуществляющий информационно-консультативные услуги по организации занятости и подработки студентов РосНОУ. Мы являемся структурным подразделением РосНОУ и я получаю там зарплату.

- А что получает РосНОУ за свои деньги? Тем более, что это – негосударственный университет, который сам должен зарабатывать себе средства на существование.

- Скажу сразу: в очень немногих государственных вузах есть службы, занимающиеся организацией занятости студентов.

- А в государственных?

- В ведущих государственных вузах такие службы, как правило, есть. Но здесь большая разница: службы занятости ведущих государственных вузов – это достаточно серьезный, хорошо налаженный бизнес. Спрос на выпускников, да и студентов, вузов первой десятки просто огромен: на них стоит очередь. И службы занятости ведущих факультетов МГУ вынуждены даже отказывать некоторым работодателям, вакансии которых по каким-то параметрам не нравятся менеджерам.
При этом необходимо отметить, далеко не все негосударственные вузы имеют собственные службы занятости студентов и мы в этом отношении являемся исключением из правил.
Но результаты проводимых анкетирований говорят, что одним из существенных моментов, по которым абитуриенты делают выбор в пользу негосударственного вуза, – это как раз помощь в трудоустройстве после его окончания. Так что работа моего центра непосредственно влияет на количество приходящих в наш вуз людей, готовых именно нам платить за свое обучение.

Окончание следует.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости