Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, заместитель генерального директора ОАО «Межведомственный аналитический центр». Нужно действовать в режиме упреждения

Инфляция, в особенности давно не виданный у нас рост цен на продукты питания, стала сегодня самой животрепещущей темой. С просьбой прокомментировать меры, принимаемые правительством для стабилизации обстановки на продовольственном рынке, мы обратились к нашему постоянному эксперту Юрию Симачеву.


- Юрий Вячеславович! У нас сложилась странная ситуация с инфляцией: с одной стороны, МЭРТ, наконец, признал, что она может превысить запланированные 8% и оказаться по итогам года в пределах 9 – 9,5%. С другой стороны, цены в магазинах на целый ряд продуктов выросли процентов на 30, и правительство уже принимает экстренные пожарные меры. Причем эксперты один за другим говорят одно и то же: эти меры ничего не дадут. 10% экспортной пошлины на зерно, вводимой к тому же через месяц, не помогут. Заявление о том, что цены вздули розничные сети, только уводит в неправильном направлении и так далее.
Ваше мнение: почему у нас так скакнула инфляция? И какие меры, по-вашему, сейчас надо принимать? Ведь меры, в правильности которых никто не сомневается, не дадут немедленного эффекта – они рассчитаны на определенную перспективу.

- Я полагаю, проблема в том, что пока наше государство реагирует на проблемы в режиме запаздывания, а не в режиме упреждения. На самом деле, требуется гораздо более глубокий уровень понимания того, что происходит на проблемных рынках. Что способствует ускорению инфляции? В какой мере это связано с проблемами монополизма?
При этом надо помнить, что проблемы монополизма не решаются оперативно: это очень длительный процесс. Работа по выявлению самого монополизма, по выявлению сговоров должна идти все время и с упреждением. Потом это требуется доказать в суде.
А сейчас проблема уже возникла, причем проблема очень болезненная, поскольку она, прежде всего, резко ломает ожидания и власти, и общества по поводу инфляции, порождает сомнения в обоснованности тех обязательств, которые берет на себя государство. Плох даже не сам более высокий уровень инфляции, а то, что он может оказаться существенно иным, чем те прогнозы, которые делало правительство. И в этом смысле сформировать повышенные инфляционные ожидания.
Учтем и то, что инфляция, связанная с продовольствием, конечно, очень болезненна, поскольку кризис затрагивает интересы беднейших слоев населения.

- Безусловно.

- Я бы даже сказал, возникает очень сильная совокупность факторов, а даже не соблазн, для чиновников из правительства принять какие-то жесткие меры. А они точно не могут быть эффективными в долгосрочной перспективе. Они дадут какой-то краткосрочный эффект, причем и дадут-то не сейчас, когда он нужен, а несколько позже, когда может потерять актуальность сама проблема. Острота пройдет, а меры только после этого сработают.
Самое главное – чтобы в какой-то момент у наших правительственных чиновников не возникло ощущение: ну, вот пронесло, можно заняться чем-то другим. Надо всерьез разобраться, почему же все это произошло. Какие именно факторы к этому привели? То ли, действительно, увеличение расходов бюджета привело к такой инфляции? Я лично считаю, что многое связано с недостатками регулирования рынков, может быть, даже с какими-то ошибками. Если мы возьмем вообще продовольственные рынки, то ограничения по работе на них… Вы помните, что у нас было летом?

- Да.

- Тоже ведь никто не начал выяснять, в какой мере этот фактор повлиял сейчас. Надо бы и это посмотреть. В основном говорят о ценах на хлеб. Они, действительно, подросли. Конечно, бывают разные годы: урожайные, неурожайные. Это всем понятно: мы находимся в зоне рискованного земледелия. Но я точно помню, как года два назад активно обсуждались вопросы о том, чтобы государство имело свои резервы, и могло с их помощью снимать подобные проблемы. Тогда можно было бы бороться с резким ростом цен на зерно, связанным с изменением конъюнктуры на мировых рынках, меньшим урожаем и так далее. Возникает вопрос: где этот механизм? Он имеет отношение к данной ситуации? Есть, наконец, вопрос: насколько рост цен на хлеб связан с ростом цен на муку?

- Сейчас говорят, что он связан с ростом цен на зерно и с тем, что фантастическое количество отечественного зерна уходит на экспорт.

- Тогда речь о том, что более оперативная мера – введение экспортной пошлины на зерно. Но опять же для корректировки цен на рынке нужно держать государственные запасы – своего рода подпорку. Только так можно работать в краткосрочной перспективе и в оперативном режиме.

- Юрий Вячеславович, дело в том, что государство у нас имеет некий стабфонд. Но, как только речь зашла о том, что зерно оттуда выбросят на рынок, тут же раздались протестующие голоса. Целый ряд экспертов заявлял: как только зерно из госзапаса попадет на рынок по демпинговой цене, его скупят спекулянты. А поскольку цена на мировом рынке резко повысилась, его просто вывезут за рубеж.

- Я потому и говорю, что эта мера должна работать одновременно с увеличением экспортных пошлин. Но опять же – время для таких мер прошло. Такие меры надо принимать с упреждением. Еще раз скажу: я против такого рода мер. Они не решают проблемы, они проблемы порождают. Проблему-то уже проглядели.

- Ее не совсем проглядели…

- Что значит: не совсем проглядели? У нас в правительстве никто не прогнозирует цены на зерно. Что, эти цены – вещь непредсказуемая?

- Дело в том, что у нас очень многое основывается на ложных данных. Например, уже в начале лета было известно, что Евросоюз прекращает поддерживать экспорт своей молочной продукции в страны Восточной Европы, прежде всего, в Россию. И тогда у нас представители крупнейших производителей аналогичной продукции со страниц прессы клялись и божились, что уж на их-то продукцию цены не поднимутся.
Когда начался скандал с зерном, министра Гордеева вызвал к себе президент, и министр обещал, что все будет хорошо: урожай соберем больше, чем в прошлом году, цены на хлеб вверх не пойдут.

- Больше всего удручает, что для многих людей самым важным фактором является, как отчитаться и как хорошо выглядеть. Отчитаться надо либо об успехах, либо о том, что все еще будет хорошо, либо хотя бы о замечательных и решительных мерах, которые приняты.
Да, это все важно, это все нужно: решительность, комплекс мер – ничего не делать – еще хуже. Но главное, чтобы, когда ситуация несколько выправиться, нормально разобраться и понять, чего же не хватает для нормального развития рынков. Нужно, чтобы рынок был более устойчивым. А для этого им нужно заниматься, более тщательно рассматривая, какие там нужны инструменты. Нужно, чтобы заранее был готов пакет мер, которые в случае необходимости можно было срочно применить. Этот пакет должен быть проработан заранее, чтобы быстро запуститься в действие.
Понятно же, что иногда требуется быстрое реагирование и требуется понимать, что там внутри происходит. Зарождающиеся проблемы нужно обнаружить сразу.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости