Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Борис Карабельников, арбитр Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ. Фирма «Нога» и другие неприятные дела. Часть первая

Заканчивая предыдущую беседу с Борисом Карабельниковым, мы обещали, что расскажем еще и о том, почему так неприятно закончилось для России разбирательство со швейцарской фирмой «Нога», а также о некоторых других подобных делах.
И сейчас мы выполняем это обещание.


- Борис Романович, мы уже говорили о том, что, когда в договор с иностранной фирмой вписывается Стокгольмский арбитраж, представители России, по-моему, всегда готовы к тому, что этот арбитраж вынесет решение не в нашу пользу. А поскольку активы отечественных компаний находятся на территории РФ, то российский арбитражный суд, который у нас государственный, примет сторону ответчика. И он сошлется на публичный порядок (см. предыдущую беседу), на какие-то еще обстоятельства и сделает все, чтобы спасти своих.

- Дело фирмы «Нога» представляет собою, если помягче выразиться, несчастный случай.

- Как я понимаю, дело фирмы «Нога» заключалось в том, что наши чиновники брали взятки, не собираясь ни за что отвечать.

- Подождите: никто из нас там свечку не держал. И не надо забывать, что существует презумпция невиновности. Поэтому давайте не будем говорить о взятках, откатах и прочем криминале. Не пойман – не вор, юристы иначе рассуждать не могут, иначе они становятся палачами.
Почему это дело представляет собой несчастный случай? Потому что с российской стороны разумные юристы вообще не участвовали в нем на этапе заключения договора. Почему я об этом говорю? Потому что государство – это не просто юридическое лицо. Это – публично-правовое образование. И когда оно хочет вступить с кем-то в частно-правовую сделку, то оно, государство, само в качестве стороны по договору почти никогда не выступает. Для этого у государства есть большое количество удобных вассалов: различные внешнеторговые объединения или просто дружественные государству компании, в которых оно является акционером. На худой конец можно создать отдельное юридическое лицо, которое будет стороной в данной сделке.
В чем смысл изъятия государства из частно-правовых отношений? Юридическое лицо по своим долгам отвечает всем своим имуществом. А государство – юридическое лицо менее всего предназначенное для участия в коммерческих сделках. Потому что у любого государства есть реальная потребность свое имущество - детские сады, ракеты с ядерными боеголовками и так далее от частно-правовых отношений изолировать. И то, что я вам сейчас скажу, проходят на четвертом курсе юридического факультета: нормальный юрист должен сделать все, чтобы непосредственно государство не участвовало в частной сделке как одна из сторон.
Но Россия сама подписала договор с «Ногой» как государство и при этом сама же отказалась от суверенного иммунитета.

- Объясните это, пожалуйста.

- Дело в том, что в международном праве есть такое понятие – суверенный иммунитет. Это очень сложная вещь. 90% не только нормальных граждан, но и юристов с этим никогда не сталкиваются. Ссылка на суверенный иммунитет есть в Гражданском кодексе, где сказано, что будет принят закон о суверенном иммунитете. Первая часть ГК с этой ссылкой принята в 1994-м году, но данного закона нет до сих пор. Суть этого понятия состоит в том, что активы государства, используемые для публичных нужд, не могут становиться мишенью для исков частных лиц, обладают иммунитетом от частных требований.
Когда договор с фирмой «Нога» подписывался, эта швейцарская фирма, видимо, могла подписать с нами все, что угодно. Поэтому Россия подписала договор сама, а не через какое-нибудь посредническое лицо, да еще и отказалась в этом договоре от суверенного иммунитета. В итоге страна оказалась в, извините меня, идиотском положении, когда фирма «Нога» получила право обратиться в арбитраж, и в качестве мишени ею рассматривались все российские активы.
Я не знаю, кто прав, кто виноват: видимо, отношения носили характер, как говорили в 90-х годах, «малоорганизованный».
Разобраться, кто кому в действительности в этой истории должен, было сложно.
Я исхожу из того, что «Нога» просила в Стокгольмском арбитраже больше 300 миллионов долларов, а получила чуть больше 30-ти. То есть она смогла отсудить только около 10% от запрошенной суммы. Это означает, что те, кто вел процесс от имени Российской Федерации, сработали очень хорошо. Что такое эти 10%, да еще в масштабах России? 30 миллионов долларов, да в Белом доме такая сумма, может быть, только на канцтовары уходит. Нужно было перекреститься и заплатить их немедленно.
Но тут, к сожалению, оказалось, что при власти у нас находятся люди, не понимающие, что такое Нью-йоркская конвенция. И руководствовались они к тому же известным у нас принципом – «моему ндраву не перечь». И они не стали слушать лекцию о Нью-йоркской конвенции, о том, что решение Стокгольмского арбитража окончательное, что пытаться обжаловать его в Швеции бесполезно, а в других странах – невозможно. На все эти грабли, хорошо известные грамотным юристам, Россия наступала и тратила деньги.
А Стокгольский арбитраж заранее понимал, что Россия не будет гореть желанием платить. Поэтому он рассчитал сложные проценты. И за те годы, что мы не платили долг, он очень сильно округлился. Чем закончилось дело фирмы «Нога» в денежном исчислении, неизвестно, но фирма «Нога» считает себя удовлетворенной, и вряд ли она согласилась удовольствоваться малым.

- Наш бывший соотечественник, живущий в США, выкупил долг России, как утверждали отечественные СМИ из патриотических соображений. Какие, на самом деле там были соображения, я не берусь судить.

- Патриот России, живущий в Америке, чтобы не иметь проблем с американским законом, который запрещает прокручивать деньги неизвестного назначения и неизвестного происхождения, сразу объяснил, когда его спросили о патриотизме: «Нет, что вы – я всего лишь агент такого-то российского банка». В том, что фирма «Нога» получила деньги от самой России, нет вопроса, я в этом уверен. Вопрос в том, сколько она в итоге получила, и почему не ищут виновных в том, что случилось. Ведь все это время проценты капали и капали. Но чиновники, выставившие свою страну на посмешище, заставившие ее прятать свое имущество, грубо говоря, по карманам, терять репутацию - эти люди никакой ответственности не понесли.
Что же касается другой стороны, то, учитывая, что отменить решение международного арбитража более чем сложно и выполнять его в итоге пришлось, фирма «Нога» очень неплохо разместила свои деньги. А кто виноват в том, что ей это удалось, - это тоже тайна.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости