Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Николай Смирнов, руководитель направления НИСИПП. Россия принимает соотечественников. Часть вторая

Мы продолжаем беседу с Николаем Смирновым о проекте, связанном с мониторингом Государственной программе по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом.

- Николай, мы остановились на странном, с моей точки зрения, моменте, когда Вы рассказали о том, что группа переселившихся соотечественников фактически захватила центр временного размещения. Как это могло случиться?

- Власти Калининградской области вынуждены были уступить под напором кампании, развернутой в местной прессе: пригласили, мол, соотечественников, а жить им негде. Учтем, что для этого региона программа переселения имеет особое политическое значение, так как в ее успешности заинтересован в первую очередь сам губернатор. Поэтому областному руководству невыгодно было раздувать скандал, и оно пошло на уступки.

- Извините, но откуда берутся такие ушлые соотечественники? Их в Калининград случайно не из государств ЕС приглашают: из Балтии, Германии, Польши?

- Нет. Опять же из Казахстана, Узбекистана, Украины, Киргизии. Есть, правда, несколько человек из Германии. Впрочем, практически во все регионы, принимающие соотечественников, едут люди из одних и тех же стран. Калининградская область - лидер по числу приехавших соотечественников среди регионов. Число приехавших сюда примерно такое же, как во всем Центральном федеральном округе - лидере среди федеральных округов.

- Наверное, это понятно: для людей, живших в Средней Азии, Калининград - уже Европа, а не Россия. Так при советской власти для нас некоей Европой была Прибалтика.

- В общем да. Этим Калининград и привлекает. Кроме этого, конечно, многое связано с особенностями информационной политики за рубежом. Калининградская область одна из первых начала пропаганду своей программы: управление ведь идет не только на федеральном уровне - каждый регион свою программу разрабатывал сам, а затем согласовывал в Правительстве РФ.

- У меня возникает много вопросов. Я понимаю, что рабочие руки нужны и в Калининградской области тоже. Но в Нечерноземье они нужны еще больше. А где-нибудь в Сибири с ними просто большие проблемы. Если лидером по приему соотечественников стала Калининградская область, значит, федеральная программа не сбалансирована.

- Видите ли, для балансировки федеральной программы используется механизм деления территорий на категории. Есть территории категории "А", куда входят приграничные территории. Здесь предоставляется наибольший размер подъемных - 60 тысяч рублей на участника госпрограммы плюс 20 тысяч рублей каждому члену семьи. Это - единовременное пособие.

- Но у нас приграничных районов много. Переселенцы должны ехать, например, в Краснодарский край, там тоже пограничный район, но гораздо теплее.

- Дело в том, что сейчас в программе участвуют всего 12 пилотных регионов, и Краснодарского края среди них нет. Южный федеральный округ в программе вообще не принимает участия. Да и из двенадцати регионов, начинавших программу, надолго выбыла Новосибирская область, где программа с самого начала "не пошла", лишь в последние месяцы туда смогли приехать первые соотечественники.

- А какие десять регионов (о Калининградской и Новосибирской областях мы уже сказали) еще принимают участие в программе?

- Это несколько регионов Центрального федерального округа, Иркутская область, Приморский, Хабаровский и Амурский края.

- И на Дальний Восток едут?

- Туда поехало сравнительно наименьшее количество соотечественников. Например, в Приморье.

- А они сразу не перебираются оттуда куда-то еще?

- Нет, оттуда пока никто не уезжал. Наоборот, несколько человек уехали из Калининградской области. А в дальневосточных регионах сейчас находится около 200-т человек, приехавших в 2008-м году по программе переселения соотечественников.

- Сразу еще вопрос: Вы разговаривали с человеком, вернувшимся из Германии…

-Да.

- А что его побудило вернуться к нам?

- Как он сам рассказывает, приехал он в Россию потому, что по ряду моральных и социальных причин ему нравится больше у нас. Это связано с тем, что он жил здесь раньше, у него здесь остались родственники и друзья.

- А сам он русский или немец из Поволжья, живший до перестройки в Казахстане?

- Нет, он не немец. Он русский, уехал в Германию довольно давно, занимался там бизнесом. И приехал заниматься бизнесом здесь. Приехал пока один, но хочет в ближайшее время перевезти сюда семью.
Сейчас он устанавливает связи с администрацией области, с местными чиновниками и бизнесменами, очень активно взаимодействует с друзьями - соотечественниками, организует их, ведет переговоры с администрацией относительно их нужд.
Но это человек уникальный, мы таких больше ни в одном регионе среди соотечественников не встречали.

- Есть у меня и вот какой вопрос: приезжающие по программе люди получают какие-то подъемные, достаточно быстро решается для них вопрос с гражданством. Даже какое-никакое жилье они хотя бы на время получают.
А ведь в России на нелегальном положении живут тысячи наших соотечественников, не имеющих вообще никаких прав. Не странно ли это?

- Да, есть такая проблема. Есть люди, подпадающие под понятие "соотечественники", которые фактически живут в России, легально, полулегально. И они могут стать участниками этой программы. Правда, для этого они должны вернуться обратно и оттуда уже вести переговоры с зарубежным представительством ФМС РФ о включении их в программу и дальнейшем переселении.
Есть ведь и такая проблема: они могут находиться в России не в одном из пилотном регионе (где действует программа переселения). Есть и издержки возвращения на Родину и ведения там переговоров: человек теряет время, теряет деньги…

- Теряет работу.

- И это тоже. Поэтому сейчас в ФМС прорабатывается вариант включения этих людей в программу.

- Очередной вопрос: кто у нас из возможных соотечественников оказывался при советской власти в союзных республиках, ныне независимых государствах? Ведь это во многом - представители интеллигенции: инженеры, которые что-то строили, преподаватели, которыми укрепляли местные вузы, врачи, учителя насаждавшегося там русского языка и, разумеется, военнослужащие. Как их приглашать сюда, когда у нас кризис, когда у нас миллионы безработных?

- Между прочим, в рамках государственной программы все эти люди и нужны. Их приезд приветствуется практически во всех регионах, принимающих соотечественников. Я сам объездил половину пилотных регионов, и везде такие люди нужны. Там как раз дефицит людей этих профессий.

- А основной проблемой оказывается жилье?

- Да, и из этой проблемы вырастает ряд других: регистрация по месту жительства и получение положенных социальных благ. Хотя, надо сказать, люди находят выход из таких ситуаций, люди устраиваются. В конце концов, у нас развит рынок посреднических услуг.

- А как относиться к посредническим услугам, если речь идет о федеральной программе, в рамках которой все эти вопросы должны быть решены?

- Нужно задуматься и начать разрабатывать механизм усовершенствования программы переселения соотечественников. И не только ее. Сегодня многие эксперты не видят необходимости в институте регистрации по месту жительства как таковом. Ведь в свое время был у нас отменен институт прописки. А потом оказалось, что он успешно заменен институтом регистрации.

Для решения же проблем с жильем мы с коллегами (Натальей Антроповой и Павлом Чистяковым) предлагали целый ряд мер, своих для каждого региона. Где-то это - предоставление жилья работникам их работодателями. Если в регионе развит крупный бизнес, есть градообразующие предприятия, то там работодатели такие возможности имеют. Там же, где люди устраиваются работать на малых предприятиях, предлагать подобные решения бесполезно.

Предлагали мы и совершенствовать такую форму обеспечения людей временным жильем, как центры временного размещения. К сожалению, они есть далеко не везде. А подобные центры были бы очень полезны в центральных регионах. Хотя, скажем честно, они очень часто служат плацдармом для дальнейшего устройства в Москве и Московской области.

Сейчас соотечественник приезжает, например, в Калужскую область. Там он сталкивается с проблемой жилья, с проблемой поиска подходящей работы. Значительная часть зарабатываемых денег уходит у него на жилье. Сколько он так будет жить? Практически до получения гражданства. После этого он уже не участник программы, а гражданин Российской Федерации. И в Калужской области его ничего не держит. Он думает: куда бы мне лучше поехать. А куда лучше поехать из Калужской области? Понятно, что поближе к Москве.

Мы даже предложили идею выкупа государством жилья соотечественника за рубежом. Государство покупает его квартиру в Казахстане или Узбекистане, а потом спокойно продает ее. Тут, конечно, возникают дополнительные вопросы, но их можно решить. А у приезжающих будут какие-то деньги для решения своих жилищных проблем.

- Вообще возникает подозрение, что жилищная проблема в ходе разработки программы оказалась вне поля зрения.

- Они изначально отдана была на откуп регионам. А все регионы в своих программах написали, что у них можно получить жилье на общих основаниях. Однако, существует, например, опыт Иркутской области, где региональные власти решали вопрос о предоставлении банками ипотечных кредитов соотечественникам под гарантии областного правительства.

- Но ведь у нас теперь кризис. Какие кредиты?

- Напротив, это может рассматриваться как реальная антикризисная мера.
Такой же антикризисной мерой может стать заключение трехстороннего соглашения между соотечественниками, администрацией и работодателями о привлечении на работу определенного количества переселенцев.
Хотя в кризисные времена для наших соотечественников все становится гораздо более проблематичным.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости