Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Владимир Буев, вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства, президент группы исследовательских компаний "Тезаурус". Рынок исследовательских работ сжимается. Часть первая

Кризис захватывает все новые сегменты российской экономики, и сегмент исследовательских и экспертных работ – не исключение. О том, каким видится сегодняшнее положение структур, занимающихся исследовательской деятельностью и экспертными оценками, мы попросили рассказать Владимира Буева, человека более десяти лет занимающегося исследовательскими работами в области экономики и проблем российского бизнеса.

- Владимир Викторович, с вашей точки зрения как человека, занимающегося исследовательским, экспертным бизнесом, выполняющего работы по договорам, постоянно принимающего участие в конкурсах, в каких-то тендерах, что нас ждет сейчас? Вот наступил кризис: правительство, другие представители власти говорят о том, что года три его придется преодолевать. Вы работаете в самых разных регионах: там очень заметно наступление кризиса? И второй вопрос: как может повлиять кризис на экспертное сообщество.

- Говорить о том, сколько будет продолжаться кризис, бессмысленно – этого никто не знает.

- Нас настраивают на то, что процесс будет долгим.

- По-моему, из уст представителей правительства тоже звучат разные оценки. Основная идея: этот год будет тяжелым, и подъем, либо стагнация будут не раньше следующего года. Вот тогда и можно будет делать какие-то выводы.
Например, последние заявления Ярослава Кузьминова, ректора ГУ ВШЭ, которые я только что слышал: года два падение, а затем – либо стагнация, либо 2 – 3-процентный рост, ничего экономике не приносящий. Хотя понятно, что со дна можно и на 2 – 3% в год расти.
Каким образом это отразится на исследовательском секторе рынка, который последние 2 – 3 года был у нас в стране достаточно развит? Я бы обозначил здесь несколько тенденций. Первая – это уменьшение числа предложений на различного рода исследования и экспертные заключения. Думаю, что это коснется вообще всех видов интеллектуальной деятельности: прогнозов, исследований, анализа – всего, что касается экспертного сообщества. Очевидно, что рынок предложений сужается. Уменьшается его финансирование. И в этой ситуации экспертное сообщество вынуждено будет в какой-то степени адаптироваться к такой реальности и переживать тяжелые времена.
Очевидно, что ряд исследовательских центров и некоммерческих организаций, работавших на этом рынке, просто погибнет. Судьбу таких организаций определяют сейчас два основных фактора. Первый из них – та финансовая политика, которую они вели на протяжении последних лет, когда денег в нашем секторе рынка было достаточно много. Те реально независимые институты, которые проводили не консервативную финансовую политику, не создали себе «жирок», будут постепенно уходить с рынка. Те структуры, которые были так или иначе через различные цепочки привязаны к власти, останутся там, где они и работали. Ведь не секрет, что многие исследовательские центры, называвшиеся независимыми, состояли из двух-трех человек, а остальные были привлеченными из различных вузов, институтов и так далее. Деятельность таких институтов будет заморожена, а их ключевой персонал будет продолжать трудиться по месту основной работы – в государственных структурах.
Безусловно, выживут лишь наиболее продвинутые, наиболее финансово устойчивые центры, к которым мы относим и себя.

- Можно такой вопрос: сейчас, во время кризиса, необходимо принимать очень большое количество срочных решений. И экспертный мониторинг ситуации в самых различных секторах экономики становится насущной необходимостью. У нас же в такое время рынок экспертных работ начинает падать чуть ли не быстрее всех остальных рынков. Как это оценивать?

- Я абсолютно согласен с тем, что необходим постоянный мониторинг внедрения и эффективности тех мер, которые принимаются правительством для поддержки экономики в кризисный период. Но правительство начало проводить секвестр бюджета. Мы долго боялись произносить само слово «секвестр», поскольку оно плохо воспринимается уже с 90-х годов. Но оно все же прозвучало и теперь произносится вполне открыто. И мы знаем, что секвестр идет. Более того, уже очевидно, что будут произведены секвестры бюджетов разного уровня от 10 до 25%, а далее сказать уже трудно: все зависит от того, как будет развиваться не слишком предсказуемая сегодня кризисная ситуация. Секвестирование бюджетов при наиболее худших вариантах ее развития может нарастать, как снежный ком. Понятно, что доходов в бюджеты разного уровня стало поступать меньше, но кто предскажет, насколько они будут уменьшаться дальше. Для меня, честно говоря, тоже странно, что первыми под секвестр попадают расходы на НИР и НИОКР. Я знаю, что уже сейчас есть установка в ряде областей пустить все работы по НИР и НИОКР под нож. Видимо, считается, что это – наименее эффективная часть расходов региональных бюджетов. Поэтому основную часть средств нужно направлять в другие сектора. Правда, сразу встает вопрос: куда именно?

- Видимо, на прокормление гигантской армии чиновников.

- Очень может быть. Но сейчас многомиллиардные вливания пошли якобы на поддержку экономики, а фактически на поддержание банковской системы. Считается, что самое страшное для государства – осыпание банковской системы: если там начнется паника, то все – всем конец. Поэтому основные средства ушли в банки. Предполагается также, что через них деньги попадут в экономику. Но мы видим, что даже те средства, которые дошли до предприятий первого уровня, сразу оказались на валютном рынке.
Нам вообще сложно говорить, не зная, какие конкретно банки и предприятия пустили деньги в оборот на валютном рынке. Тем более, что мы и конкретных сумм тоже не знаем. Но то, что рубль обвалился практически на треть…

- Сейчас существуют различные мнения (все по-своему считают) о падении рубля. Но цифры публикуются от 35 до 40%.

- Даже 30% говорит о том, какие рублевые средства должны были быть брошены на валютный рынок. И это притом, что сегодня в экономике не хватает рублей.

- Вот ЦБ в итоге заявил, что будет принимать меры против банков, получивших госпомощь и бросивших эти средства на валютный рынок.

- Меры мерами, но ведь для банков курсовая разница – лучший способ получать доход.

- Вы знаете, Игорь Юргенс как-то, в дни плавного снижения курса рубля, сказал в эфире «Эха Москвы»: доллар растет на один процент в день, в году 365 дней – где вы найдете еще один столь доходный бизнес.

- Совершенно верно.

- Сейчас, правда, рубль остановился. Может быть, и деньги пойдут куда-нибудь еще.
Правда, у нас не так давно был форум, в котором принимали участие руководители крупнейших торговых сетей, так они заявляли, что им банки предлагают кредиты под такие проценты, что они от них отказываются.

- Вот видите, какая у нас ситуация. И понятно, что исследовательский сектор нашей экономики в такой ситуации, если не умрет, то будет влачить довольно жалкое существование.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости