Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Алексей Сушкевич, начальник аналитического управления ФАС РФ. Защита конкуренции – сложная проблема. Часть первая

- Алексей Геннадьевич, Федеральная антимонопольная служба России занимается очень многими вещами: от реальной борьбы за демонополизацию рынков до выяснения, какая реклама корректна, а какая – нет. Так что же такое ФАС?
Мне приходилось разговаривать с известными в экспертном обществе людьми, утверждавшими, что функции антимонопольного ведомства слишком широки, что оно постоянно лезет не в свое дело и так далее. Что же такое – дело ФАС и каковы ее реальные функции?

- Это очень сложный вопрос. Конституция Российской Федерации содержит положения, которые абсолютно однозначно гарантируют защиту конкуренции на территории нашей страны. А также свободу рыночной деятельности, свободу использования имущества, средств, принадлежащих любому лицу, для экономической деятельности, наконец, общность экономического пространства Российской Федерации. Также Конституция содержит запрет на монополизацию экономической деятельности.
То есть в Конституции заложено с избытком все, что нужно для государственной защиты конкуренции. Для того, чтобы реализовать эти положения Конституции, российское правительство создало специальный орган – Федеральную антимонопольную службу. Так что, в общем и целом, наша миссия сформулирована в Конституции, как я об этом сказал.
Другое дело, что выбор конкретных инструментов осуществления политики по защите конкуренции – это всегда и везде очень сложная проблема. По сути, в целях защиты конкуренции, защиты свободной рыночной деятельности, рыночного обмена государству приходится вмешиваться в эту рыночную деятельность, в этот рыночный обмен. И возникает некоторым образом парадоксальная ситуация: чтобы защитить рынок, государство вмешивается в его деятельность. А мы ведь привыкли к тому, что вмешательство государства всегда негативно для рынка. Вот я хочу сказать, что это – неправильный стереотип, это, на самом деле, не так.
Государство во многих случаях может восстановить свободу рыночного обмена. Поэтому там, где это необходимо, мы и должны вмешиваться. Например, на каком-то рынке монополизированы все места торговли. Войти на этот рынок новому участнику оказывается практически невозможно: сколько бы ты не производил той же сельхозпродукции (это – самый простой пример), какой бы прекрасной она ни была, если вход на рынок монополизирован какой-либо организацией, ты со своей продукцией останешься в месте ее производства. И там всю ее потребишь сам.
Наша задача – сделать так, чтобы экономические ресурсы доходили до рынка и обменивались самым эффективным образом. Мы снимаем барьеры и препятствия на пути движения товара в масштабах всей Российской Федерации.

- Тогда вопрос такой: да, государство у нас защищает конкуренцию, но, тем не менее, сейчас создаются некие флагманы в самых различных отраслях экономики, которые, что само собой разумеется, рвутся в монополисты. Понятно, что любая крупная фирма, получив какие-то преимущества на одном из рынков, старается захватить его весь. Это, мне кажется, заложено в самой сути бизнеса. Но как тут быть: мы создаем одной рукой монополистов, а другой рукой с ними боремся.

- Этот вопрос нам очень часто задают. И он совершенно правомерен, потому что на поверхности все именно так и выглядит: защищая конкуренцию одной рукой, роль которой играет ФАС, государство в лице иных органов власти всячески стимулирует концентрацию на товарных рынках.
Уменьшение количества компаний на рынке, их консолидация в холдинги, финансово-промышленные группы и другие структуры на виду. Но проблема значительно глубже и сложнее. Дело в том, что по большинству товарных позиций сегодня на рынке конкуренция выходит за пределы государственных границ России, да и любой другой страны, какой бы, маленькой или большой, она бы ни была. И российские товары конкурируют сегодня, если так можно выразиться, в глобальном масштабе.
Всем понятно, что в качестве конкурентов на российском рынке, допустим, самолетов гражданской авиации нельзя рассматривать только компании Туполева, Илюшина и так далее. Всем понятно, что основные конкуренты на этом рынке – «Аэробус» и «Боинг». Поэтому, если наши национальные производители авиационной техники даже сольются все вместе, их суммарная доля на этом рынке навряд ли превысит 5 – 6%.
Следует отметить, что государство ведет достаточно последовательную политику по открытию российских рынков для глобальной конкуренции. Наши переговоры с ВТО должны, в конце концов, увенчаться успехом. Мы вступим в эту организацию, что, безусловно, приведет к снижению до минимальных значений любых защитных ввозных тарифов на импортируемую продукцию. Эти тарифы при осуществлении процедуры вступления будут диктоваться нам странами, представляющими интересы тех или иных производителей. И можно гарантировать, что вступление в ВТО лишь подстегнет глобальную конкуренцию.
Так что не надо бояться консолидации, происходящей в тех отраслях российской экономики, которые подвержены глобальной конкуренции, поскольку в ближайшей перспективе иного пути, иного способа выжить, у них просто нет. От России на глобальном рынке может быть только один игрок.
При этом антимонопольная служба полноценно участвует в выработке тарифной политики в России, и наша позиция состоит в том, что тарифы должны быть минимальными для тех отраслей, тех товарных рынков, где необходимо развитие конкуренции. Мы за то, чтобы импортная продукция конкурировала с российской.

- То, что Вы сказали, касается глобальной конкуренции, стремления федеральных властей создать компании, конкурентоспособные по отношению к западным производителям. Но посмотрите на чиновников рангом пониже – региональных и местных. С кого они берут пример? С федерального руководства. И хотя здесь ни о какой глобальной конкуренции речь не идет, их действия зачастую дают сто очков фору федеральной власти.
Мы помним, как некоторые области запрещали ввозить на свою территорию продовольственные товары (в первую очередь, водку), произведенные в других регионах. Или в интересах компаний, приближенных к местному начальству, создаются невыносимые условия работы для их конкурентов. И на местном уровне мы видим пародию на политику создания крупных государственных холдингов. А это уже ни в какие ворота не лезет.

- Это совершенно правильное замечание, хотя сегодня мы уже не сталкиваемся с такими грубыми формами регионального протекционизма, как запрет на ввоз продукции, произведенной в других регионах.

- Слава Богу!

- Да, таких глупостей больше нет. Региональный протекционизм принимает другие, более изощренные формы. В частности, предоставление местным компаниям преимущества при распределении государственных заказов, предоставление местным компаниям преимущества при распределении доступа к природным ресурсам, может быть, даже субсидирование местных товаропроизводителей за счет бюджета. И положить конец этому явлению, полностью пресечь его невозможно.
Всегда и везде, во всех странах региональные власти осуществляют поддержку региональных производителей. Это обеспечивает социальную стабильность в регионе, занятость, учет каких-то местных интересов и особенностей. Антимонопольная служба все это прекрасно понимает.
Сейчас в новом законе о защите конкуренции у нас есть очень мощный инструментарий для пресечения необоснованного ограничения конкуренции органами власти на региональном уровне и органами местного самоуправления. У нас есть возможность обращения в суд с иском о признании недействительными актов, изданных органами власти и органами местного самоуправления, которыми ограничивается конкуренция. Надо заметить, что такого инструмента нет ни у одного применяющего антимонопольное законодательства органа в мире. Ни в Европе, ни в США, ни в какой другой стране. Мы же имеем возможность пойти в суд и оспорить некие решения губернаторов, мы можем оспорить в суде акты органов местного самоуправления. И, я должен сказать, что в большинстве случаев мы выигрываем такие суды, и соответствующие барьеры для входа на рынок, для развития конкуренции снимаются.
У нас сейчас появилась цивилизованная форма поддержки местными властями и органами власти субъектов федерации местных производителей. Новым законом о защите конкуренции введен такой вид регулирования: предоставление государственной помощи. В законе четко указаны цели, для достижения которых может быть оказана поддержка, четко описана процедура, по которой такая поддержка может быть оказана. Нарушение порядка представления такой поддержки, предоставление ее на иные цели пресекается антимонопольными органами.
То есть мы пошли в русле европейского законодательства, признали, что есть виды государственной помощи, которые нужно предоставлять, даже если они ограничивают конкуренцию, и сделали вполне цивилизованную процедуру ее предоставления. Но при этом установлены совершенно очевидные запреты: предоставление государственной поддержки, государственной помощи не должно полностью устранять конкуренцию и препятствовать ее развитию. Хотя некоторое ограничение конкуренции может быть допущено.


Продолжение следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости