Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, заместитель директора ОАО «Межведомственный аналитический центр». Плюсы и минусы нефтегазовых фондов

- Юрий Вячеславович, мы с Вами где-то четыре месяца назад уже говорили о идее ненефтегазового бюджета, о создании вместо стабфонда нефтегазового фонда и фонда будущих поколений. Вам эта идея нравилась.
И вот теперь эта идея понравилась президенту. Он высказался, все взяли под козырек, но тут же появились оценки, согласно которым, если поделить стабфонд так, как предлагается, то фонд будущих поколений окажется пустым.
Лично мне трудно понять это. Что скажете Вы?

- Во-первых, речь идет о вопросах обеспечения долгосрочной сбалансированности бюджета и перехода к новым принципам управления нефтегазовыми доходами.
В чем суть изменений? Теперь нет никаких отсечений, применявшихся раньше для формирования стабфонда, а просто вводится понятие нефтегазовых доходов федерального бюджета. Эти нефтегазовые доходы формируются из налога на добычу полезных ископаемых в виде углеводородного сырья, вывозных таможенных пошлин на нефть и газ, а также вывозных таможенных пошлин на товары, произведенные из нефти. Все это является нефтегазовыми доходами.
Вместе с тем вводится понятие ненефтегазового дефицита федерального бюджета. Этот ненефтегазовый дефицит представляет собой разницу между объемом доходов федерального бюджета без нефтегазовых доходов и тех расходов, которые потребуются. Устанавливается, что этот ненефтегазовый дефицит не может превышать 4,7% от ВВП, по крайней мере, в долгосрочной перспективе.

- А откуда взята цифра – 4,7% ВВП?

- Эта цифра – вопрос формулировок и оценок. Я дальше это поясню.
Во всяком случае, дефицит определен в 4,7% от ВВП. И этот дефицит должен как-то покрываться. По логике нового закона, покрываться все будет за счет нефтегазового трансферта. Нефтегазовый трансферт – это та часть, которая берется из нефтегазовых доходов федерального бюджета.
Нефтегазовые доходы федерального бюджета распределяются по трем направлениям: первое – покрытие дефицита ненефтегазового бюджета, второе – формирование резервного фонда, третье – формирование фонда будущих поколений.
Приоритетность следующая: прежде всего нефтегазовые доходы бросаются на покрытие ненефтегазового дефицита в строго фиксированном объеме. Если при плохой конъюнктуре этих ресурсов не хватает, в помощь утвержденному нефтегазовому трансферту используются ресурсы уже из резервного фонда.
В чем здесь самый главный момент? В том, что определено: резервный фонд должен составить 10% от ВВП. И определено, что нефтегазовые трансферты могут составлять 3,7% от ВВП.
Наполнение же фонда будущих поколений (имеется в виду перечисление туда средств) возможно только при двух условиях: нефтегазовый трансферт полностью пошел на погашение ненефтегазового дефицита, а в резервном фонде есть 10% от ВВП. Все, что свыше этого, переводится в фонд будущих поколений. Поэтому и получается, что реально деньги перечисляться в фонд будущих поколений в процессе исполнения бюджета не будут: их просто не будет оставаться.
Если мы смотрим на 2009 – 2010 годы, там ресурсов на перечисление нет: денег не остается, чтобы они опали в фонд будущих поколений. Они попадают туда только в 2008 году в объеме 13,7 миллиардов рублей. Но это не означает, что в нем вообще ничего не будет, поскольку к 2010-му году в нем, на самом деле, оказываются ресурсы в объеме 1,3% от ВВП только за счет того, что, по расчетам, к концу 2007-го года стабфонд составит 3 триллиона 690 миллиардов рублей. Это – 12% ВВП. Поэтому в резервный фонд пойдет примерно 3 триллиона, а в фонд будущих поколений будет зачислено примерно 620 миллиардов. И тогда он составит 2% от ВВП. Это будет в начале 2008 года. Но после этого он расти не будет, поскольку деньги в него практически не будут перечисляться: все будет идти на то, чтобы обеспечивать нефтегазовый трансферт и поддержание объема резервного фонда на уровне 10% от ВВП.
Поэтому и получается, что фонд будущих поколений в 2007-м году – 2% от ВВП, а в 2010-м году – 1,3%.
Дальше уже вопрос балансировок. Причем сделана еще и переходная схема. Я, например, говорил о процентах: они идут, начиная с 2011 года, а, например, в 2008-м году объем нефтегазового трансферта не будет превышать 6,1% от ВВП, в 2009-м – 5,5%,в 2010 - 4,5%. И выход на объем трансферта 3,7%, как я понял, начнется с 2011-го года. До этого трансферты будут существенно более высокими.
И как только объем резервного фонда жестко привязали к ВВП, естественно, фонд будущих поколений оказался зависимым от того, каковы будут нефтегазовые доходы, поскольку формируется по остаточному принципу. А ожидания нефтегазовых доходов на долгосрочную перспективу весьма скверные: доля нефтегазового сектора будет сокращаться, цены на нефть будут понижаться. В результате нефтегазовые доходы бюджета в 2007-м году оцениваются немного более 8%, а в 2010-м – уже на уровне несколько больше 5% от ВВП. Так что фонд будущих поколений может начать формироваться только при очень благоприятной конъюнктуре.
Общая логика такого решения понятна: если будет уж слишком хорошо, тогда мы сформируем фонд будущих поколений, а если относительно хорошо, то главное – чтобы был резервный фонд, чтобы мы сглаживали шероховатости, возникающие в бюджете вследствие изменения конъюнктуры цен на нефть и газ. И для этого нам нужен резервный фонд, а 10% - это как раз цифра полученная из расчетов, сколько нужно для выполнения бюджетных обязательств при снижении цены на нефть с 45 до 30 долларов за баррель в течение трех лет.
Модельно взят такой вариант: 10% ВВП должны обеспечить выполнение бюджетных обязательств, компенсировать дефицит федерального бюджета в этих условиях. При этом я сразу поясню: говорится, что допустимый дефицит ненефтегазового бюджета 4,7%. Он на 3,7% финансируется из нефтегазового трансферта. А оставшийся 1% финансируется за счет других инструментов - заимствований на внутреннем и внешнем рынках.

- На днях спикер Совета Федерации Сергей Миронов предложил уменьшить стабфонд в 5 раз, а освободившиеся средства отдать в фонды, один из которых должен поддерживать пенсионную систему, а другой – давать средства для начала самостоятельной жизни людям, которым исполняется 18 лет.

- То, о чем говорит Сергей Миронов – это конечное потребление. Когда мы говорим о фонде будущих поколений, как правило, не имеется в виду, что эти деньги можно взять и раздать населению. При помощи фондов будущих поколений обычно предпринимаются усилия по изменению экономики, по обеспечению существенных сдвигов в ее технологической структуре, по развитию каких-то важных территорий. Раздать деньги населению – очень привлекательно, но эффект для экономики низкий. Другое дело – инвестировать эти ресурсы в развитее инфраструктуры, в развитие новых технологий и их внедрение. Тогда мультипликативный эффект будет выше.

- Сама система ненефтегазового бюджета и фактически трех фондов. Не кажется ли Вам, что это напоминает человека, у которого два кармана, один из которых с дырой. Туда что-то положили, а когда все в дыру провалилось, берется еще, из целого кармана, и кидается туда же.

- Да, напоминает. Но, с другой стороны, в любых условиях очень плохо, когда планирование осуществляется в условиях постоянных встрясок: то доходов много, то доходов мало. Это приводит к взятию государством обязательств, которые оно не может выполнить. Потом какие-то программы замораживаются. И назначение такой системы – приучить к некоторой дисциплине, сделать так, чтобы государство в условиях временного притока средств не расслаблялось. И сама идея формирования ненефтегазового бюджета и попыток работать с ним мне кажется правильной. Станут видны успехи или неудачи федеральной власти. Иначе все, что связано с нефтегазовыми доходами очень сильно сбивает оценку реальных достижений.
А что делать с нефтегазовыми доходами – вопрос более сложный. Одна часть идет на покрытие дефицита. Какая-то часть – страховочная. И здесь встает вопрос о разумных соотношениях: не надо ли установить планку резервного фонда не на уровне 10%, а на уровне 5%. Снизились доходы бюджета с 45 до 30 долларов за баррель, прожили три года, ну, и что: жизнь не заканчивается. Расчет, что цены на таком уровне не будут стоять больше трех лет, конечно, нормальный. Но, с другой стороны, все остальные расчеты показывают, что фонд будущих поколений при таком подходе не сформируется. Зачем вообще это надо. Сделали бы честнее: оставили бы только резервный фонд. Фонд будущих поколений с 1,3% ВВП к 2010-му году, без каких бы то ни было перспектив к дальнейшему росту – это только для отчета, но никак не инструмент дальнейшего развития.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости