Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Борис Овчинников, ассоциированный партнер компании J'son&Partners. Интернет изменяет рынок музыки

- Борис, В конце 2006-го года крупнейшие американские звукозаписывающие корпорации подали в суд, разумеется, в США, иск против российской компании «Медиасервисес», владеющей музыкальными интернет-магазинами «Allofmp3. com» и «Alltunes.com». Наша компания обвиняется в пиратстве, хотя это и не так: она все время предлагала переводить звукозаписывающим корпорациям их процент, но те отказывались, поскольку процент был очень мал.
Вообще-то, суть дела, как пишут в наших СМИ, в том, что «Медиасервисес» продает музыку (в виде файлов) по демпинговым ценам. Все отчисления идут Российскому обществу по мультимедиа, которое затем и должно переводить правообладателям их долю. Однако, самому обществу, согласно российскому законодательству достается 25 копеек с файла, американским же корпорациям – 15 копеек. Их это, разумеется, не устраивает: в США они получают чуть ли не по 30 центов за файл.
Мировой рынок продаж музыки через интернет сейчас составляет около 11 миллиардов долларов. «Медиасервисес» продает в год музыки на 30 – 50 миллионов. И американцы хотят получать куда большие суммы, чем им предлагается. Между прочим, ликвидации интернет-магазинов «Allofmp3. com» и «Alltunes.com» добивалась на переговорах о вступлении России в ВТО американский представитель Сьюзен Шваб.
Что же все-таки происходит? Не является ли позиция американских звукозаписывающих корпораций дискриминационной по отношению к нашим фирмам, нашим законам и так далее?

- На самом деле, насколько я знаю, держатели авторских прав, а это не авторы, а именно держатели прав, получают с каждой композиции, проданной в интернете, существенно больше, чем 30 центов. Они получают большую часть доходов от продажи трека, а это в стандартном варианте – 99 центов, а то и 99 евроцентов, если речь идет о территории Европы.

- Но даже 30 центов, как написали у нас, больше, чем 15 копеек.

- Конечно.
Источник проблемы не в сумме, а в различии в законодательствах. Российские законы позволяли, по крайней мере, до последнего времени, не заключать индивидуальные договора с обладателем прав, а заключать их с некими обществами, которые представляют их интересы. С другой стороны, играет роль наднациональная природа интернета, которая, даже если ресурс предназначен для одной страны, позволяет пользоваться им жителям других стран.
Как разрешится данная конкретная ситуация, я комментировать не берусь, но, что касается ситуации в целом, отмечу: есть общая проблема – музыкальная индустрия с большой опаской относится к продажам через интернет вообще. Даже вполне легальные продажи она, все равно, воспринимает как некую угрозу.

- Своему благополучию?

- Да. Оно ведь основывается на продажах компакт-дисков.
С другой стороны, существуют громадные объемы потребления пиратской музыки. Причем, на самом деле, основную угрозу представляют вовсе не сайты, подобные «Allofmp3. com»: на порядки больше прокачивается музыки через те файлообменные сети, где эта музыка вообще бесплатна. Формально там пользователи выкладывают музыку друг для друга.

- А, на самом деле, туда может зайти, кто захочет.

- Честно говоря, даже выкладка для друга, с точки зрения правообладателей, безусловно, тоже является нарушением их прав: диски продаются для индивидуального использования. Для нас же главное, что в этих системах количество поступающей в общее пользование музыки на порядки больше. И понятно, что большая часть пользователей подобных сетей, особенно, когда речь идет не про Европу и США, а про страны третьего мира, никогда не будет платить по доллару за композицию.

- Но тогда речь идет о некоем сегменте рынка, который, все равно, нужно осваивать. Пусть там композиция продается по 50 – 40 центов.

- Здесь ситуация сложнее: может быть, по более низкой цене такие клиенты что-то бы покупали, если бы не два момента. Первый - для многих из них и 10 центов много, Второй – у большинства из них вообще нет привычки платить.

- Что в таком случае будет дальше?

- Видимо, музыкальная индустрия стоит сейчас на пороге больших перемен. И главным катализатором этих перемен является бурный рост интернета, особенно широкополосного доступа. Одно дело, когда, используя «dial-up», одну мелодию приходилось скачивать чуть ли не час, другое – когда при быстром доступе буквально за считанные секунды скачивается целый диск.
Что из этого получится, и как будет выглядеть музыкальная индустрия через несколько лет, я не стал бы сейчас рассуждать.

- Не вытекает ли из Ваших, Борис, рассуждений на общую тему, что в названном мною конкретном случае правообладатели не во всем правы, а наша фирма не во всем виновата?

- Я не берусь оценивать эту конкретную ситуацию: налицо конфликт разных законодательств, а потому этот вопрос надо задавать юристам, специализирующимся на подобных делах. Наверное, можно считать, что наше законодательство не во всем соответствует нормам, принятым в развитых странах.

- Но это – наше законодательство.

- Да, это – не проблема какой-то конкретной фирмы.
По-моему важно другое: индустрия, занимающаяся продажей музыкальных композиций, будет меняться, и я не уверен, что правообладателям удастся отстоять их нынешний мир с продажей дорогих компакт-дисков и очень дорогой музыкой в интернете.
И я думаю, что в данной ситуации тяжба крупнейших звукозаписывающих корпораций с не самой крупной российской компанией «Медиасервисес» носит в определенной мере характер пиар-акции. Они не имеют возможности бороться с бесплатным распространением музыки в интернете: реальные результаты такой борьбы мне очень трудно представить. Но на примере судебной тяжбы с некоей компанией можно показать всему миру готовность защищать свои права.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости