Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Борис Овчинников, сотрудник компании «Sup Fabrik». Рунет – сегмент Всемирной Сети

- Борис, прежде всего, о «Sup Fabrik» - что это за компания, поскольку «Живой журнал», хозяином которого она является, знают очень многие, а ее – далеко не все.

- «Sup Fabrik», и это уже неоднократно декларировалось, - новая интернет-компания, созданная буквально несколько месяцев назад. Она занимается проектами, связанными с контентом, который производится самими пользователями…

- То есть она владеет «Живым журналом»?

- «Живой журнал», на самом деле, - тот проект, благодаря которому«Sup Fabrik» известна, заметна и так далее, но это далеко не единственный ее проект. Она реализует или планирует к реализации и другие интернет-проекты.

- И чем Вы там занимаетесь? До сих пор Вы постоянно фигурировали в различной деловой прессе как аналитик компании «Джейсон и партнеры».

- В новой компании я руковожу направлением исследований и развития бизнеса.

- Ну, что ж, давайте перейдем непосредственно к нашей теме.
По данным International Telecommunication Union, опубликованным перед самым новым годом, в мире сейчас Интернетом пользуются 882 миллиона человек. Более трети из них живет в США (18,3%), Китае (10,6%) и Индии (8,6%). Это более 161 миллиона пользователей-американцев, 94 миллиона китайцев и 76 миллионов индийцев. Соревноваться с ними могла бы Россия, но она занимает 12 место в мире, между Канадой и Индонезией, с 16 миллионами пользователей.

- Честно говоря, цифры эти мне кажутся очень странными. Не знаю, как их получили, поскольку по количеству пользователей Китай намного больше опережает Индию. Не помню точных цифр, но и Россия очень сильно опережает Индонезию.

- В процентном отношении числа пользователей ко всему населению мы выглядим еще хуже, оказавшись с 11,1% на 98-й позиции. Причем из бывших советских республик мы уступаем не только странам Балтии, но и Белоруссии (у нее 23,9%). США оказываются на 18 месте, а Китай и Индия вообще не попадают в первую сотню.

- Тут можно опять же оспаривать конкретные цифры: к сожалению, ни единой методики, ни надежных достоверных данных по всем странам не существует. Я, например, готов отстаивать ту точку зрения, что процент пользователей Интернета в России существенно выше, чем в Белоруссии. Это видно хотя бы по посещаемости российских интернет-ресурсов, куда белорусские пользователи заходят в первую очередь, поскольку белорусский интернет не очень-то развит.
Но это все детали. Да, в России на данный момент Интернет развит существенно хуже, чем в Европе и США, чем в некоторых странах Юго-Восточной Азии, таких, как Япония, Южная Корея, Тайвань.

- Но вообще Вы готовы подвергнуть цифры, приведенные в международном рейтинге сомнению?

- Международных рейтингов много. Универсальной методики нет, надежных инструментов сравнения нет. Как мы, например, можем посчитать цифры проникновения Интернета в Россию, если точно не знаем, сколько в России населения? По официальным цифрам нас 142 миллиона, но очевидно, что реальная цифра существенно выше. Насколько выше, мы не знаем.

- Хорошая посылка для исследований!

- Какая есть. И точно также понятно, что нет твердой информации о том, каково население Индии, а тем более Индонезии или Нигерии. Статистика сегодня – вещь сомнительная.
С другой стороны, если посмотреть на бывший Союз, то Россия является безусловным лидером в СНГ (естественно, что по абсолютным показателям, но, судя по всему, и по относительным). Это, в первую очередь, потому, что есть такой город, как Москва, где сконцентрирована существенная часть населения, и это – наиболее экономически активная его часть, которая является основным пользователем Интернета.
Да, мы проигрываем Балтии, Чехии, Польше, Венгрии, Словакии. Но, если сравнивать с Румынией и Болгарией, то уже нет. И, согласившись даже, что Россия на 12-м месте по количеству пользователей, будем помнить, что русский язык играет в Сети более существенную роль, поскольку является основным языком для интернет-пользователей в СНГ, отчасти в Балтии и для существенной части пользователей в Германии и США. Он является также вторым языком в Израиле.
Если же говорить про абсолютные цифры, то количество пользователей в сочетании с высокими темпами роста и большим потенциалом в стране с населением в 150 миллионов, причем населением достаточно образованным и, по мировым меркам, далеко не самым бедным, сулит большие перспективы.

- Ну, вот, Вы говорите, что перспективы России прекрасны. А, например, газета «Новые Известия», опубликовавшая цитировавшийся мною рейтинг, утверждает обратное. По мнению автора опубликованной там статьи (я думаю, он тоже с кем-то консультировался), самое худшее в том, что сейчас в России на 100 семей приходится в среднем 11 «персоналок», следовательно, резервов для увеличения количества пользователей Интернетом нет.

- Во-первых, объем продаж персональных компьютеров в России растет с каждым годом, так что количество их владельцев тоже постоянно растет. Более того, возвращаясь к вопросу о статистике, можно высказать подозрение, что те цифры, которые объявляются, даже после корректировок, делавшихся в последние годы, все равно преуменьшены. Они не учитывают «серый» рынок.
Во-вторых, надо понимать, что один компьютер вовсе не обозначает одного пользователя. Было время, когда основным местом работы на компьютере был офис, где часто на один ПК приходился один пользователь, хотя и это соблюдалось не всегда. Это – стандарт для Москвы: в регионах ситуация, когда в офисе одним компьютером с выходом в Интернет пользуется несколько человек, вполне обычна. А сейчас доминирует домашний доступ в Интернет, а на домашний компьютер в среднем приходится два пользователя.
Кроме того, есть важная и показательная цифра: по последним опросам, проводившимся различными организациями в 2006-м году, к Интернету подключено менее половины домашних компьютеров. Особенно эта тенденция распространена в регионах. Это понятно: интернет плохой, интернет дорогой. Но притягательность интернета понятна: основной мотив домашнего подключения во многих случаях – желание дать ребенку возможности для дальнейшего интеллектуального роста. Сегодня для этого покупаются компьютеры. Но, я думаю, потребность в интернете в ближайшее время утвердится, особенно в связи с поголовной интернетизацией школ.
Есть для этого и структурные предпосылки: везде есть хотя бы мобильный интернет. Да, он дорогой, да, он медленный, но он есть. К тому же практически по всей стране при наличии домашнего телефона есть возможность подключения к Интернету. И сегодня компании «Связьинвеста» эти возможности развивают.

- Борис, не так давно, отвечая на вопрос газеты «Коммерсантъ», вы говорили, что у нас в основном развивается быстрый широкополосный интернет. Это означает, что у нас правильный вектор развития?

- Безусловно, позитивные процессы есть. Но, если смотреть в масштабах всей страны, то основной вид домашнего доступа в интернет – это «dial-up». Хотя «выделенка» его в целом и опережает, поскольку офисный доступ или доступ из учебных заведений, Интернет-кафе – в большинстве случаев осуществляется именно по выделенной линии.
И сегодня в целом ряде регионов (самый очевидный пример – Москва, Великий Новгород, Екатеринбург) домашнее подключение к Интернету тоже в основном идет по выделенным линиям. Не повезло в этом отношении Питеру: там начали пользоваться Интернетом раньше и успели привыкнуть к «dial-up». К тому же очень большое количество старых домов не дает развернуться выделенным линиям. А вот, например в Ижевске местный оператор «Марк и ТТ» уже несколько лет назад охватил весь город оптоволоконной сетью.
Есть, правда, еще одна большая проблема, причем не столько телекоммуникационная, сколько социальная: речь идет о резком контрасте Москвы и частично Петербурга с одной стороны и большей части России – с другой по стоимости трафика. Те цены на интернет, которые привычны москвичам и сопоставимы с ценами в Европе или США, кажутся жителям регионов недостижимой мечтой.

- Пару лет назад мы говорили об этом, и все было точно также.

- Нет! За последние два года цены, например, в Москве упали в несколько раз, и разрыв с регионами вырос еще больше. Это притом, что и в регионах трафик дешевеет процентов на 30 в год. Но гигабайт там стоит долларов 50 – 70, а в Москве погигабайтно платят уже немногие, а если и платят, то уже за 20 – 30 долларов можно получить несколько гигабайт трафика. А на безлимитном тарифе можно выкачивать десятки гигабайт за те же 20 долларов. В регионах же безлимитные тарифы, если и есть, то очень медленные и дорогие.

- Это определяется технической отсталостью регионов?

- Нет. На самом деле, основная причина – ценовая политика как местных операторов, так и национальных провайдеров, которые обеспечивают передачу трафика из Москвы в регионы. При этом есть регионы, где национальные провайдеры снижают цены, а местные операторы удерживают имеющиеся тарифы. Причем это определяется не только желанием получить большую прибыль, но и пониманием самого простого факта: местные сети не выдержат резкого увеличения трафика, который произойдет при снижении цен.
Увы, проблемы отечественного интернета многогранны и приводят порой к нарушению информационного единства страны. Для людей оказывается дешевле пользоваться исключительно местными ресурсами: порталом местного провайдера или общегородским сайтом. А все наиболее известные общероссийские интернет-ресурсы расположены в Москве, что делает доступ к ним дороже.
Так что для нормального развития российского интернета потребуется еще много усилий.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости