Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Олег Шестоперов, генеральный директор АНО ИКЦ «Бизнес-Тезаурус». Статистика знает не все. Часть первая

В феврале 1987 года – на заре перестройки и гласности ныне покойный журналист и экономист Василий Селюнин опубликовал в «Новом мире» статью «Лукавая цифра». И хотя основной проблемой статьи был возможный кризис советской экономики, в ней впервые в отечественной печати было открыто заявлено, что советская статистика постоянно и злонамеренно лжет. Что верить ей нельзя, что цифры подгоняются под нужный результат и так далее.
Прошло 20 лет, и вот теперь 24 октября в «Коммерсанте» появилась статья «Пересчитать Россию», где говорится, что российская статистика – не статистика, а черт знает что. Что результаты пстоянно пересчитываются, что ее данные никуда не годятся.

- Это что – печальная традиция – каждые 20 лет констатировать такое положение? Что у нас происходит со статистикой? Это замкнутый круг, свойства самой статистики?
С такими вопросами я обращаюсь к Олегу Шестоперову, человеку, занимающемуся в том числе и статистическими исследованиями в рамках различных проектов, выполняемых «Бизнес-Тезаурусом» и НИСИППом.

- Нет, это не свойства самой статистики. Речь в статье, о которой мы говорим, идет о том, что наша официальная статистика не успевает за реальностью. А согласно высказываниям, приведенным в «Коммерсанте», еще три года назад наша статистика эту реальность отражала более-менее адекватно. Но сейчас говорить об этом столь уверенно уже нельзя.
После 94-го – 95-го годов был дан серьезный импульс, когда мы стали перестраиваться на систему национальных счетов, отходить от советской статистики. И это был мощный импульс. Но этот импульс утих где-то к 2000-му году. Дальше еще что-то делалось, но сейчас специалисты констатируют (и правильно делают), что пора снова что-то менять и каким-то образом делать систему статучета более динамичной.
Определенные попытки сделать это были в рамках административной реформы, когда попытались переделать структуру управления статистикой. Но следует констатировать, что воз скорее и ныне там.
Поэтому экономисты, пользующиеся данными, которые поставляет Росстат, серьезно ими недовольны. Можно, между прочим, предъявить претензии и ряду других ведомств, таким как Минфин, Федеральная налоговая служба, Федеральная таможенная служба: они ведь тоже поставляют серьезный массив данных, по которым описываются экономические процессы. И вот специалисты бьют тревогу: статистика не успевает за достаточно динамичным ростом экономики. Многие процессы в рамках того статистического массива, который составляет Росстат, вообще не описываются.
И вот появляются независимые исследователи, собирающие другие данные, проводящие полевые исследования, выстраивающие свои системы сбора статистики через эти полевые исследования, интервью с предпринимателями и так далее. Все это приходится делать для того, чтобы иметь свой дополнительный взгляд на экономические процессы.

- Вы помните, как три года назад мы беседовали с Вами и с Алексеем Шеховцовым об административной реформе, и Вы говорили, что статистику надо переводить на новые рельсы. Речь шла о том, что многие статистические исследования нужно отдавать на рынок, чтобы ими занимался целый ряд структур, на этом рынке работающий. Ну и что сделано?

- На мой взгляд, это была правильная идея, не получившая воплощения. Росстат сохраняет свои, в общем-то, монопольные позиции…

- А на рынке работают партизаны?

- Ну, не партизаны, конечно. Работают те же самые структуры, которые там и работали. Просто я не уверен, что масштаб того, что зовется сейчас модным словом «аутосоринг», серьезно увеличился. Нет у меня такого ощущения.
Я имею в виду, что кардинального перелома не произошло мы не пришли к схеме: Росстат является методологом, контролером за сбором статистики, а собирают ее профессиональные структуры, занимающиеся социологическими опросами и сбором соответствующих статистических данных. Мы говорили в 2003-м году, во время первого этапа административной реформы, о пересмотре функций министерств и ведомств. Да, тогда предлагалось отдать на рынок то, что могут профессионалы, а такие структуры есть. Но эти предложения не были реализованы.

Как я понимаю сегодняшнюю ситуацию, Росстат ругают все, кто хоть как-то зависит от статистики, но он продолжает стоять во главе всего процесса, а спасение тех, кто тонет в массиве недостоверных данных, – дело рук самих утопающих.

- Многие сейчас и пытаются действовать, исходя из этого принципа: регуляторы берут аналитиков, которые занимаются анализом статистики, ведомства пытаются выстроить свою систему непосредственного сбора информации через подведомственные агентства и так далее.

- То есть у нас теперь есть большой Росстат и много маленьких «росстатиков» - свой при каждом ведомстве?

- Если говорить радикально, то можно выразиться и так.
Один из ярких примеров – Минпромэнерго: распалась статистика по отдельным отраслям промышленности, которые они регулируют. Росстат потребностям оперативного анализа отвечает не совсем. Что делать министерству, чтобы в такой ситуации оперативно реагировать на динамично меняющиеся процессы? Естественно, оно будет пытаться выстроить свою собственную систему.
Конечно, при любом министерстве всегда были свои статистические службы, и никуда они не делись. Речь шла лишь об их работоспособности. А сейчас эти службы срочно реформируются. Но, все равно, отдельные опросы, касающиеся более узкой тематики, чем глобальная статистика, приходится заказывать на стороне.
И самый простой пример, который мне лично ближе всего, - малый бизнес - постоянная система мониторинга малого предпринимательства, которую в данный момент пытается наладить Минэкономразвития.

- Но мы знаем, что таким мониторингом занимается, например, «ОПОРА России».

- Согласно публикуемым ими пресс-релизам, исследования идут при поддержке МЭРТа. Но они, естественно, не единственные проводят мониторинг процессов в малом предпринимательстве.

- А не может оказаться у нас, что три структуры подсчитают одно и тоже, и у всех получатся разные результаты?

- Статистика, конечно, вещь лукавая, но лукавая в том смысле, что надо профессионально выбирать методику проведения исследований. Если методика была четко доказана, детально описана, то есть смысл ей верить. Если, согласно статистической науке, ее обоснования не доказаны, возникают вопросы. Но это – нормальная проблема, поскольку существует разница даже в правильных методиках. В той же самой статье «Пересчитать Россию» приведен пример: показатель разницы в доходах между группами самых богатых и самых бедных граждан страны. Разница расходится в разы: у одних это 14 раз, у других – 19, у третьих – 23 раза.
Ну, хорошо, дело в плохой статистике Росстата, но нельзя говорить и о том, что Росстат кругом плох. Вопрос в том, какой из этих цифр верить. Полагаю, если использовались данные Росстата и данные, собранные независимыми исследователями, то надо смотреть на методику. Кто свой метод обосновал и доказал, тому и можно верить.

- А если статистические данные неправильны или недостаточны, то ведь какое-то нормальное планирование и регулирование руководства экономическими процессами очень затруднено.

- Имеется в виду ситуация, когда регуляторы имеют неверную статистику?

- Да. Что тогда им делать?

- Поступать, как поступает любой менеджер, по самому «плохому» варианту – принимать решение интуитивно, основываясь на собственном опыте. Если статистика неправильная, а проверить ее достаточно сложно, то вполне может быть принято и неправильное решение.
Но дело в основном сейчас не в неправильности, а скорее в отсутствии оперативности: вот Росстат дал какие-то данные, затем уточнил их, и статистика получилась какая-то другая. А прошло уже полгода, а то и год. Разумеется, в такой ситуации нужно говорить об искажении реальной картины развития.
А в волнующих меня вопросах, связанных с малым предпринимательством, вообще нет ни оперативности, ни достаточности. Есть целый клубок проблем. Понятно, что само малое предпринимательство – это такая специальная, по сравнению со средним и крупным бизнесом, материя, состоящая из гораздо большего числа действующих субъектов. Если крупные компании можно посчитать, грубо говоря, по пальцам, то здесь их миллионы. За всеми не уследишь. К тому же они маленькие, и возникает соблазн: зачем с ними возиться. Есть 10% ВВП, и что еще считать, цифры можно высосать из пальца.

- Но ведь 10% - это катастрофа: в развитых странах доля малого бизнеса - все 50%.

- Должно быть 50%. В реальности их, может быть, все 25-30%, но точно сказать никто не может. Для этого необходимо реформировать систему статучета этого сектора, о чем мы регулярно и говорим.


Окончание следует.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости