Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Виктор Шпирт, офис-менеджер ювелирной фирмы (Кливленд, штат Огайо, США). Бизнес за океаном. Часть вторая: Найти себя, поработать и уволиться

После беседы об основных принципах приема на работу, мы, разумеется, заговорили о дальнейшей трудовой деятельности человека в американской фирме.

- Виктор, от чего жизнь работника в фирме?

- Надо сказать, что в американском бизнесе очень много зависит от характера руководителя. У вас слово «босс» употребляют?

- Да.

- Так вот, от босса. Есть люди, не терпящие ни малейших отклонений. У них все делается от и до. Если такой босс сказал, что ждет в четыре, а ты пришел в десять минут пятого, он может тебя просто уволить. А я, например, в таком случае, конечно, тебя поругаю, но увольнять не буду: для серьезных акций мне нужны серьезные основания. А он выставит за дверь.
От босса зависит очень многое: порядок, структура предприятия, его повседневная жизнь. А маленький бизнес вообще страшно индивидуален.

- Ты хочешь сказать, что в США нет единого закона о порядке увольнения?
У нас, например, я знаю, поскольку законы на частных предприятиях не работают, руководитель может, если хочет, уволить практически любого сотрудника. И плевать ему на законы.
В Штатах это обстоит также?

- Да. Если ты работаешь на предприятии, не связанном с профсоюзом, практически никаких законов не существует.
Вот там, где есть профсоюз, он должен согласиться с твоим увольнением. Если он не согласен, то у босса могут быть проблемы.
Но обычно все эти проблемы выливаются в деньги. Какие-то деньги дают тому, кого увольняют. Профсоюзу должны дать деньги, поскольку он заявляет, что потратился на адвокатов. С профсоюзом всегда тяжело.

- А небольшая фирма, где профсоюза нет, там все просто?

- Да. Даже в больших фирмах, где нет профсоюза, увольняют в два счета.

- Ты легко привык к условиям работы и жизни в Америке?

- Я не стал бы переходить на индивидуальности: в этом случае трудно сделать выводы, поскольку все люди разные.
Скажем так: в период серьезной эмиграции, которой сейчас у вас нет, а тогда была, тех, кто сюда приезжал, я сравнил бы с ключиками. Знаешь, есть ключик, и есть замок. Те, кто подходил к здешним замкам, приживались здесь и привыкали. Кто не подходил, мучались. Некоторые уезжали, пусть не обратно, но, например, в Канаду. То есть были люди, которым здесь не нравилось, и их был определенный процент.

- Хорошо. Ты оказался человеком, который подошел к замочку...

- Да. Мне здесь все подходило. Есть такое слово – «подхват», и мне здесь было «подхватно».

- То есть ты мог строить свою жизнь.

- Да. Есть здесь вещи, которые мне нравятся, а это очень важно – нравится тебе или нет. Вот, например, язык. Немецкий язык мне по каким-то причинам не очень нравится, а английский нравится очень. Поэтому мне было интересно и приятно его учить.
И то, что нравилось, очень помогало. А мне нравились очень многие вещи, из которых устроена здешняя жизнь.
В Америке многое зависит от того, любишь ли ты принимать решения. Здесь все время тебе надо принимать решение. Миллион разных решений: на какую работу пойти, в каком городе жить, в каком районе поселиться, какой дом купить и так далее. И от твоих решений очень многое зависит.

- Человеку, для которого трудно принимать решения, в Штатах тяжело?

- Тяжело: он не может выбрать, мучается, просит, чтобы ему помогли. А здесь жизнь более индивидуальная, чем в России: здесь очень большой вопрос, кто и как станет тебе помогать.

- Помогать не любят?

- Нет. С одной стороны, голодных людей здесь нет: если ты голоден, ты знаешь, что есть места, где тебя накормят.

- А дальше уже сам?

- Да. То есть минимальную помощь – накормить или дать место, где ты мог бы поспать, или дать какую-то одежду – с этим тебе помогут. Но, если ты скажешь: хочу, чтобы меня устроили на работу, тебе ответят: иди и устраивайся сам.
В жизнь другого человека никто не вмешивается.

- Но есть же, наверное, рекрутинговые агентства, куда можно обратиться?

- Конечно, можно! Но одно дело, когда ты идешь в соответствующую организацию, которая не помогает тебе, а с тобой работает. Понимаешь, само слово «помощь» здесь не очень популярно. Помощь – это для тех, кто без нее не может, остальным не помогают.
Остальные – те, кому нужна работа.
Да, если ты хочешь найти работу, у тебя будет масса путей. И, конечно, ты отыщешь работу. Другое дело, что это может быть не та работа, которая тебе нравится, но ты точно найдешь какую-то работу, если хочешь ее найти.

- А всегда ли можно найти в итоге работу, которая тебя устраивает? Или лучше куда-то устроиться и в то же время продолжать поиски?

- Это зависит от того, что человек хочет. И это не только в Америке, мне кажется, что это везде. Представь себе художника, который хочет писать картины. Но как нормальный человек он хочет хорошо питаться, носить хорошую одежду, жить в хорошем доме, иметь машину, когда-то отдыхать, путешествовать. Ему нужны деньги. Он пишет картины и размещает их в каких-то галереях. А галерейщики тоже не возьмут просто так сто картин: они возьмут две картины, если те продадутся, - возьмут еще четыре.
Надо, с одной стороны, пробиваться, а с другой – решать вопрос: жить своими картинами или идти работать куда-то на половину дня, продолжая писать. Так что работа по душе – вопрос, зависящий во многом от того, какая это работа.
Если тебе по душе работа учительницы начальных классов, то с этим проблем нет: ты себе найдешь работу в два счета. А если речь идет о какой-то творческой работе, если ты хочешь играть первую скрипку в серьезном оркестре, то круг сужается, и такую работу найти сложнее.

- А если ты хочешь работать менеджером по продажам, то это куда проще?

- Если ты хочешь работать менеджерам по продажам и начинаешь с нуля, то тебе надо пойти в какое-то место и поработать сначала продавцом. А потом разобраться, что к чему, пойти к боссу и сказать: я уже вырос до менеджера. Он ответит: о’кей, у нас будет конкурс, на должность менеджера претендует три человека, подавай свое резюме, может быть, ты пробьешься.

- То есть человек, даже если хочет перейти внутри своей фирмы с одного места на другое, это делается через конкурс и подачу резюме?

- Обычно да. Но у такого человека есть преимущества, которые учитываются. Для того, чтобы место выиграл человек со стороны, у него должны быть другие преимущества, более значимые.
Скажем на свободное место в фирме, где я сейчас работаю, есть два человека. Один вырос у нас и хочет его занять, другой – со стороны. Тот, который вырос у нас, парень честный (мы знаем, что он не ворует), но мы знаем, что он и звезд с неба не хватает. И мы должны думать: брать ли блестящего со стороны, идя на некий риск, или поставить своего, надежного, но середнячка. И тот, кто отвечает за прием на работу, принимает решение, кого предпочесть.

- А насколько прочно нормальный работник может чувствовать себя на своем месте?

- Это зависит не от самого человека, а от состояния компании.
Если ты нормальный работник и хорошо работаешь, никто тебя не тронет. Как в русской пословице: коней на переправе не меняют. Но, если компания идет вверх или вниз, то возможны всякие перестановки. Я много раз видел: сидел человек двадцать лет на одном месте, а потом компания идет вниз, и ему говорят: ты в среду на работу не выходи.

- Если компания идет вниз, от людей избавляются запросто?

- Да. Или его позиция становится не нужной, или ему слишком много платят, или что-то еще.

- И все это можно сделать, если нет профсоюза, без объяснения причин и всего прочего?

- По закону да. Обычно, разумеется, с ним как-то поговорят.
И потом возможны варианты. Например, он скажет: я согласен на половину зарплаты, оставьте меня на работе. Все возможно. Это – не какой-то автоматизированный Молох: везде работают люди, которые привыкают друг к другу.
Вот, если мы с тобой вместе работаем, и мы уже сдружились, и возникает ситуация, когда я должен тебя уволить. Я, конечно, не выброшу тебя пинком, я с тобой поговорю, я объясню: сложилась такая ситуация, мы должны наполовину снизить фонд заработной платы. И я считаю, что тебе нужно уходить, поскольку компания тебя содержать не может.
А ты мне отвечаешь: я хочу здесь остаться, хотя бы на половинной зарплате. Ну, хорошо, я поговорю с боссом. Или, если я сам босс, то я приму решение. Здесь ведь живые люди, а не какие-то ножницы, которые отрезают кусок и выбрасывают.

- Виктор, ты одно время, по-моему, работал в крупной компании, связанной с металлом. Что это была за компания, и почему ты оттуда ушел?

- Я работал в большой компании, которая была крупным дистрибьютором: мы покупали сталь у производителей, обрабатывали ее (заказчики просили вырезать из нее определенные фигуры – подушки под станки) и продавали. А то, что мы не сумели обработать, мы перепродавали другим фирмам.
Компания была довольно большая.

- А где лучше работать в Америке: в большой компании или в маленькой?

- Это зависит от того, кто ты. Если ты секретарь-машинистка, то в большой компании тебе работать удобнее: у тебя самые простые обязанности – отстукал на машинке, и все. В Америке все, что связано с сексом, на работу не распространяется. Я знаю, что в России секретаршу рассматривают не только как работника, но и как женщину, которая всегда под рукой. В Америке это не принято, и у секретарши обязанности очень простые.
А в маленькой компании сложнее: выполнил свою непосредственную работу, но надо еще сделать то-то и то-то. Но, если ты парень с головой, то в маленькой компании ты больше придешься ко двору. В большой компании головастых много, и свои идеи надо проталкивать с трудом. А в маленькой: есть идеи – вперед.
Что же касается денег, то все зависит от должности: есть должности, которые и в большой компании оплачиваются не очень хорошо.
Вот если ты инвестируешь большие деньги, то в большой компании ты скорее найдешь себе место. Что ты будешь делать в маленькой компании – там обороты маленькие. А если ты ювелир, делающий колечки, то в маленькой фирме развернуться легче, поскольку в большой все поставлено на конвейер, и ты будешь сидеть, делая одну операцию.
Так что сказать, где лучше, трудно.

- Как я понимаю, тебе оказалось лучше в маленькой фирме.

- Это – дело случая. Мне в большой компании тоже было хорошо. Просто эту компанию продали, и наш офис переехал из Кливленда в Чикаго.
Правда, мне и одному моему другу, с которым мы вместе работали, предложили оставить наши должности, если мы переедем в Чикаго. Мы подумали и решили, что работу на такую зарплату, какую мы получаем, можно найти в Кливленде. И не поехали никуда.
Для человека, выросшего в России, переезжать очень сложно. И я бросил работу и нашел другую.
А вообще мой тип характера больше подходит к маленькой компании: я работал в Москве учителем, а учитель – тот же продавец, он продает знания. Поэтому, я с самого начала понимал, что мое место в торговле. Вопрос был в том, на каком уровне и чем торговать. В итоге я нашел себе место в маленькой компании, и мне хорошо.


Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости