Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Виктор Юнак, генеральный директор Издательского дома «Витязь-М». Вот он – издательский бизнес. Часть вторая

Мы продолжаем беседу с Виктором Васильевичем Юнаком.


- Мне регулярно доводится беседовать с представителями малого бизнеса, и все они говорят примерно то же самое.

- Речь идет о чем? В основном, все начинают с денег, которые вам дают предварительно. И если даже какое-то начало есть, потом все равно приходится брать кредит.
И мне в свое время пришлось взять на раскрутку кредит. Поскольку дело сразу не пошло, ко мне даже домой приезжали накачанные бритоголовые мальчики и просили меня подъехать в банк. Я подъехал туда с диктофоном и объяснил ситуацию: сейчас я начинаю кредит выплачивать. Они отвечают: нам надо, чтобы вы его уже заканчивали выплачивать, а не начинали. Я объясняю, что есть только два варианта: или я буду продолжать его выплачивать, или ничего платить вообще не буду. Конечно, мне сказали: у тебя дети есть, и все в таком роде. Ну, прошел я и через это. Так обычно все проходят.
Более того, когда после этого разговора я поехал с диктофонной записью в отдел по борьбе с экономическими преступлениями, мне сказали: так с вами же еще ничего не случилось. Я говорю: если со мной случится, я к вам уже не приеду.
Долго я их уговаривал что-нибудь сделать. Я открыто сказал: да, я брал в этом банке кредит, отдать его сразу не получилось. Но сейчас я более-менее начинаю, а их это не устраивает. Они согласились проверить банк. Потом я им звоню, они сообщают: да, действительно, банк оказался «черным». Я был тогда наивным, спрашиваю: а что это такое? Они объясняют: этот банк контролируется чеченцами, идут через него чеченские авизо, о которых тогда много говорили, и так далее.
Но в итоге, слава Богу, все хорошо закончилось. Тем более, у этого банка через месяц отобрали лицензию. И, честно говоря, я им до сих пор остался должен.
Но были и другие сложности, например, с помещениями.
У меня принцип (впрочем, я и не умею этого делать) – взятки чиновникам не давать.

- Но это же невозможно: как чиновник что-то сделает, если ему за это не дать взятку.

- Вот поэтому-то и приходилось мне мыкаться. Я понимаю, что, в любом случае, найти помещение – не такая большая проблема, тем более, что человек, который свел меня с учредителями журнала «Мы и безопасность», предложил мне: давай я тебя к себе пущу. У него в это время площади «гуляли». Будешь, говорит, платить по той же цене, по какой я плачу: все равно они пустуют. Правда, бухгалтер сразу была с ним не согласна: как же так – пустили, а навара никакого нет.
Первый год мы у него сидели, но потом нам стало тесно, и пришлось искать помещение. Тем более, субаренда все поднималась и поднималась, и я понял, что кормлю уже не себя и своих людей, а арендодателей. И поскольку мы подпадали под указ Лужкова о помощи малым предприятиям аж дважды: во-первых, помощь малым предприятиям, во-вторых, помощь районным и окружным газетам.

- А вы к тому времени уже издавали такую газету?

- Да, мы начали выпускать «СВ-газету» - газету Северо-Восточного округа.
Я написал письмо префекту, и большое ей спасибо за это помещение, которое она помогла получить. После трехлетней переписки.

- Надо сказать, что помещение издательства «Витязь-М» - просторный подвал старого жилого дома. Без окон.

- Она послала в Москомимущества просьбу нам помочь. И нам помогли. Спасибо ей за это.
Но, с другой стороны, если ты не даешь взятки чиновникам, они тебя чем-то другим возьмут. Например, со своим помещением ты проходишь целую вереницу контор – Госпожнадзор, СЭС и другие. И где-то, в одной из инстанций (остальные прошли «малой кровью», отделавшись небольшим штрафом) уперлись: у вас, говорят, помещение не удовлетворяет нашим нормам.
Я говорю: «Мне же дали разрешение. Я взял кредит, я сделал ремонт, я весь в долгах. Что вы мне прикажете делать?». Они отвечают: «Это – ваши проблемы».
Так что сложности могут быть и в таком плане. А могут быть и другие, в плане выхода на розницу. Подписка, подпиской: если были бы большие обороты, и можно было бы крутить рекламу по телевидению, все было бы гораздо проще. Но мы обходимся: подписка у нас, может быть, не так быстро, но растет, а что касается розницы, в Москве это беспредел. Берут с издателя деньги за то, чтобы выложить в киосках или магазинах его издание.

- С этим я знаком. Причем потом говорят у вас продажи не пошли.

- Да. И поэтому, если хотите через нас торговать, платите еще.
Так что выживать без знакомств, без лишних оборотных средств
очень нелегко. Но, тем не менее, мы будем отмечать свое десятилетие. А ведь в эти десять лет вошел и печально знаменитый дефолт. И мы его пережили, практически безболезненно: ну потеряли энную сумму, но она для нас не была критической. Хотя многие, даже более крупные фирмы его не пережили: видимо, потеряли больше, чем мы.

- Сегодня речь идет о том, что небольшие издательства просто забиваются конкурентами. У нас есть десяток «монстров», которые просто забивают небольших конкурентов, приходя в их ниши. А как вы это чувствуете?

- Что касается конкуренции, то я, в частности из кокурентных соображений, издаю разнопрофильные издания. У нас есть наш первый журнал, который сейчас называется «Мир и безопасность». Это – одна ниша. Когда мы в 95-м году начинали его выпускать, то насчитали больше двадцати таких изданий. Году в 99 – 2000-м их оставалось уже не больше десятка. Сейчас они опять стали появляться. Но, дай Бог, им прожить, сколько мы прожили, тогда и будем говорить о конкурентности.
Второй журнал наш, российский географический журнал «Живописная Россия».

- Очень хороший журнал.

- Здесь у нас нет конкурентов. Да, есть журнал «Вокруг света», есть мощный германский проект «Гео», есть журнал «Родина», с которым мы частично пересекаемся. Но никто нашей конкретной темой не занимается. У нас журнал посвящен только российской тематике.
И наш журнал «Живописная Россия» стал лауреатом Всероссийской премии.
Есть еще премия «Золотой Лотос», где мы дважды были лауреатами.
И даже географы отмечают, что конкурентов у нас нет по одной простой причине: тот же «Гео» пытался сделать отдельный выпуск, посвященный только России, но этот проект не пошел. В журнале «Вокруг света» пишут обо всем. Так что мы просто открыли свою нишу.
Третье основное наше издание – журнал «Дополнительное образование». Когда мы его начинали, я уже говорил, что работали мы с Центром развития дополнительного образования при министерстве образования. Журнал тогда назывался «Внешкольник». Увы, и здесь не все было гладко: сменилось руководство Центра. Прежний директор поссорился с министерством образования, и эта ссора почему-то перекинулась и на меня. Со мной разорвали контракт, хотя после увольнения директора Центра мы еще работали три месяца.
Нам не оставалось ничего другого, как зарегистрировать свой журнал: дополнительное образование – это тоже ниша. Это – все, что не относится к школе: станции юных техников и юных туристов, цирковые студии и музыкальные школы, курсы и институты повышения квалификации. Поэтому поле здесь немеренное.

- Здесь ведь и второе высшее образование.

- Да.

- Бизнес-образование.

- Разумеется. И, скажем прямо, эта ниша на сегодня до конца не закрыта: одних дворцов детского творчества (бывших дворцов пионеров) по России более восьми тысяч. А подписка у нас – четыре тысячи. Так что перспективы есть.

- Ну, четыре тысячи подписки в наше время – очень много.

- Это очень хорошо, поскольку в рознице журнал могут купить, а могут и не купить, здесь же все куплено заранее.
Так что журналы «Мир и безопасность» и «Дополнительное образование» - это у нас две кормящие матери. Еще иногда наша газета помогает. Правда, сейчас с ней стало хуже: ее стали плохо распространять, рекламодатели не видят прежней отдачи и перестают давать рекламу в прежних объемах.
Но мы можем, в общем-то, для души делать «Живописную Россию». Невозможно же все для денег делать. Даже в малом бизнесе. Хотя и у этого журнала бывают «плюсовые» номера: администрация региона, о котором мы пишем, что-то даст, рекламодатели, Минпечати поможет.
И поэтому я не боюсь, что нас кто-то съест.

- И ты не жалеешь, что избрал эту стезю? Ведь это куда тяжелее, чем работать в редакции.

- Это очень тяжело, даже физически.
Я гордился тем, что коллектив у нас постоянный, с некоторыми людьми я работал пятнадцать лет. У нас практически отсутствовала текучка. Но, видимо, произошел какой-то надрыв, и с конца прошлого года у меня один за другим уходили люди. Это, с одной стороны, - головная боль, а с другой, вливание свежей крови может принести свои дивиденды.
Но, в принципе, если кто-то спросил бы сейчас, начинать ли свое дело, я посоветовал бы очень хорошо подумать. Надо быть по-настоящему готовым ко всему, что придется пройти. И дело это всегда очень трудное.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости