Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Михаил Вирин, генеральный директор фирмы АМО: «Коррупция стала легальным бизнесом»

- Михаил Михайлович, 30 января журнал «Компания» опубликовал статью «Чтоб я так брал», посвященную проблеме коррупции. Статья начинается с забавного пассажа: «Кому бы дать взятку, чтобы он, наконец, начал бороться с коррупцией? Так пошутил представитель крупной нефтяной компании после того, как его фирма проиграла на аукционе, хотя и предложила большую цену, чем конкуренты. Как удалось позднее выяснить, победившая компания дала взятку чиновникам в размере $20 млн.».
Затем в ней откровенно сказано: «Сегодня большинство предприятий отдельной строкой в бюджете предусматривают расходы на взятки и откаты. В среднем на коррупцию каждая структура, работающая на российском рынке, тратит около 10% оборота».
И, наконец, в качестве приложения представлены «Тарифы на услуги для бизнеса». Вот некоторые из них:
«Правительственные услуги
1. «Вбитая» строчка в бюджет – 4% от суммы
2. Подписание дополнительных экспортных квот – 10% от рыночной стоимости
3. Откат за подписание госзаказа – 20% от суммы».
«Судебные услуги
1. Организация судебного процесса против конкурента – от $100 000
2. Решение о конфискации имущества – от $50 000
3. Арест или его снятие с банковского счета – от 30% от суммы».
Кроме того приводится «Прейскурант административных должностей», где, например, напсано:
«1. Портфель федерального министра – от $10 млн
2. Пост губернатора – от $8 млн
3. Звание сенатора (члена СФ) – от $2 млн
4. Кресло депутата в ГД – около $2 млн».
Прибавим к этому, что в Финляндии, например, издан учебник, в котором финским бизнесменам разъясняется, как давать взятки российским чиновникам.
И еще одно мнение – Генпрокурор Владимир Устинов, выступая 3-го февраля на расширенной коллегии своего ведомства, открыто заявил: «Региональные чиновники все чаще рассматривают свою должность как источник административной ренты». Кроме того, по его словам, малый и средний бизнес продолжает приносить от 10 до 15% ВВП не благодаря заботе властей, а скорее вопреки их деятельности.
Вы - человек, который много лет занимался и сейчас продолжает заниматься бизнесом. Как Вы считаете: действительно всем уже невмоготу от коррупции?

- Я считаю, что коррупция сегодня уже просто стала в России практически легальным бизнесом. У нас открыто существует практика двойных, тройных стандартов, и в результате как бы принято: у нас так живут, и в этом ничего странного нет.
Посмотрите, какая у нас коррупция на бытовом уровне: откосить от армии – три - четыре тысячи долларов. Это – в Москве, на периферии – 500 долларов. Сдать экзамен в вузе – 50,100, может, 200 долларов. И так далее, и так далее, и тому подобное.
Уже установились достаточно твердые тарифы. И такая вот мелкая, бытовая коррупция проела и пронизала уже все общество.

- И мы с этим так и не покончим?

- Покончим, наверное, в какой-то степени, но, мне кажется, это произойдет не скоро. Для этого нужны слишком большие перемены в нашей общественной жизни, в экономической жизни. Чтобы гаишник перестал брать взятки на дороге, он должен держаться за свою должность. Чтобы врач не брал с вас деньги и до операции, и после нее, должна быть та же самая причина. Он должен себя уважать, он должен получать соответствующую этому самоуважению зарплату. В школе ведь, по сути, то же самое.

- Но ведь есть частные поликлиники и больницы: в них взяток не берут.

- Совершенно верно.

- Но частную милицию сделать нельзя. Вот в чем беда.

- А ее и не надо делать частной. Ведь как-то она работает в других странах, в нормальных странах. Ведь полицейские там не берут взятки, во всяком случае, в таких масштабах. Потому что возьмет он, грубо говоря, 500 долларов, пусть даже тысячу, а лишиться может миллиона. И он тысячу раз подумает, и, скорее всего, он просто защелкнет наручники на руках человека, предлагающего взятку, и все. И скорее отправит его в тюрьму или суд, чем эту взятку возьмет. Потому что он лишается слишком многого: социальных льгот, досрочной пенсии. И если все подсчитать, то набегает очень большая сумма. Примерно как раз миллион.

- Итак, пока все люди, работающие на государственной службе, не будут получать достойную зарплату, соответствующую, как было сказано, степени их самоуважения, они будут воровать и брать взятки. А если они должны будут держаться за свое хорошее место, и будут знать, что за взятку они его лишатся, то только тогда мы начнем справляться с коррупцией.

- Да. И с чиновниками должно быть нечто похожее, хотя там ситуация сложнее. Как это все начиналось в 90-х годах? Чиновник изначально был ориентирован на нарушение закона: нашим чиновникам назначалась очень смешная зарплата, поскольку предполагалось, что они не могут не брать взяток. И поставленный в такие условия чиновник взятки брал: иначе он просто мог умереть с голоду.
Я прекрасно помню, как в каком-нибудь 99-м году зарплата главы районной управы была порядка ста долларов.

- А я помню как раз примерно в то время главу вашей управы: он не был похож на голоного человека - такой был гладкий, сытый, уверенный в себе.

- Само собой: откаты в коммунальной сфере, например, от ремонта, на районном уровне достигают и 40, и 50 %. Например, асфальтные работы. Конечно, этот человек – хозяин, пуст мелкий, но хозяин, которому разрешено доить на своей территории практически всех. Сейчас чиновничество образовало, можно сказать, целый класс, серьезный, крепкий, сплоченный, защитой интересов которого занимается само государство.
Они подчинили себе очень многие коммерческие структуры, создали свои структуры, лоббируют их интересы. И все это паразитирует на деньгах государственного бюджета. На городском бюджете, на федеральном бюджете. Я уже говорил, что коррупция стала очень выгодным бизнесом.

- Прекрасно. Между прочим, недавно на «Эхе Москвы» первый отечественный миллионер Артем Тарасов ратовал за вхождение государства (в лице чиновников, разумеется) в частный бизнес: бюрократы мол, набрав взяток, не смогут вывести деньги за рубеж и превратятся в инвесторов. А войдя в руководство компаний, разделят между этими компаниями «здравоохранение, образование, науку, и так далее».
И хотя речь Тарасов вел о крупном бизнесе, это применимо и к малому и среднем, на других уровнях, конечно. Но тот же журнал «Компания» утверждает: «В коррупционных сетях, как правило, не задействованы чиновники районного масштаба. Им на «прокорм» отдан мелкий и средний бизнес. Вотчина, как оказывается, не бедная. Суммарный объем «низовой» коррупции – десятки миллиардов долларов».
Так давайте официально объявим: раз кто-то печет пирожки, а кто-то берет откаты, значит и то, и другое – бизнес. Причем бизнес законный.

- А, на самом деле, на практике так оно и есть. Более того, в привычном, я бы сказал, прямом виде (ты приходишь, и тебе говорят: давай) взятки уже редко встречаются: они уже всюду запланированы. Они заранее предусмотрены. Если какая-то фирма получает подряды на работы, само собой определенный и весьма значительный процент она должна «занести». Вопрос только в том, сколько она «заносит» до рассмотрения вопроса, а какую часть – после положительного решения.
Все уже жестко налажено, и это не разрушить: все устроено очень прочно.

- А что тогда сможет разрушить эту систему? Новая революция, не приведи Бог, конечно?

- Чиновников свергнуть очень непросто: это очень большая сила. И у нас эта сила – доминирующая. И такие, как Артем Тарасов, поддерживают их, вполне возможно, преследуя какие-то личные цели. И численность чиновников растет, сейчас резко выросли их зарплаты. Сейчас уже они неплохо получают.
Если, как я говорил, глава управы получал 100 долларов, то сейчас на средних должностях в районе чиновник получает уже тысячу долларов. И это – средний начальствующий состав: начальники отделов, замы главы управы. И это – легальный заработок, плюс льготы, положенные государственным служащим.

- Но это же очень хорошо! Можно честно жить на эти деньги.

- Да. Они окрепли, но вместе с тем окрепла и коррупция, которая у нас очень хорошо организована. Как сейчас даются взятки? Так, как предлагает работать Артем Тарасов. Например, идет подготовка к празднованию 60-летия Победы. Нужно отремонтировать помещения для сбора ветеранов, какие-то ветеранские клубы. Предположим, есть десяток помещений разной площади. Стоит это немалых денег – десятки тысяч долларов.
Схема примерно такая: государственные деньги чиновник распределяет своим подрядчикам, а работу делает какой-то другой подрядчик, который выполняет ее бесплатно.
И мотивы этого подрядчика понятны: у него всегда есть нарушения, поскольку в той же Москве ни жить, ни работать, ни строить по закону просто невозможно – только с нарушениями. Поэтому все получается легко: организация по безналичному расчету перечисляет средства за эти работы. Все законно. А, по сути, это – скрытая взятка распорядителю кредитов. Он направит эти деньги в другое место и там получит гарантированный откат. И это уже не банальное взяточничество, а целая система. И она хорошо проработана. И победить коррупцию будет очень сложно.
Но главное – нужна политическая воля руководства страны.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости