Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Александр Бялко. Вы хотите жить в стране без бизнеса?

Александр Бялко - человек, известный всей стране по телевизионной игре «Что? Где? Когда?», физик-ядерщик, работающий уже не один год в бизнесе. Он неоднократно выступал на страницах нашего сайта, и сегодня мы вновь беседуем с ним, скажем прямо, о вещах, не совсем обычных.


- Итак, речь на этот раз пойдет о Кубе, где ты только что побывал, о стране, где с бизнесом совсем плохо, поскольку там существует социалистическая система.

- Да. Я считаю: пусть даже мы не все еще забыли, как жили при социализме, но вспомнить это надо. Вспомнить все. И я думаю, что хорошенько это все надо вспомнить как раз тем, кто кричит, как прекрасно было жить в СССР, как все было замечательно, и колбаса стоила 2 рубля.

- Честно говоря, стоила она два двадцать, и знающие люди постоянно подозревали, что делают ее из туалетной бумаги.

- Да. Но на Кубе, например, сейчас вообще нет продовольственных магазинов.

- Как?

- А так – нет вообще.

- А где же кубинцы покупают еду?

- Они еду не покупают, потому что вся еда распространяется по карточкам. Там все куда-то прикреплены, к учреждениям, типа наших ЖЭКов: там все продукты и распределяют.

- Ты был на Кубе, как я понимаю, на эти новогодние каникулы?

- Да. Новый год я встретил здесь, а потом поехал на Кубу. Кстати, поехал именно для того, чтобы изучить их экономический опыт. Хотя, честно сказать, даже не столько изучать их опыт, сколько вспомнить то, что было у нас.

- То есть и до поездки ты представлял себе, куда едешь.

- Да. Я собственно за этим и ехал: чтобы провалиться в прошлое. Это была поездка в прошлое. А то мы его уже подзабыли. И эта поездка во многом удалась.

- Насколько я понимаю, на Кубе есть некая зона, где принимают иностранцев? Так я понял?

- Да, есть там шикарный курорт Ворадеро, где расположено 50 отелей, в общем-то, изолированных от самой страны. Дело в том, что Ворадеро – это узкая коса, которая огорожена: стоят два блокпоста, чтобы местные жители туда не проникали. И там живут отдыхающие иностранцы.

- И там есть все? Там, как в Москве, грубо говоря?

- Там есть все, но хуже, конечно, чем в Москве. По некоторым причинам, например, там гораздо хуже, чем у нас, готовят. Очень невкусная еда. Хотя есть все, и все включено в стоимость путевки.

- По каким это причинам?

- Голодные люди, которым главное – просто что-то съесть, не могут шикарно готовить, делать какие-то соусы и приправы. Они этого просто не понимают. Это не потому, что они не умеют готовить, а потому, что не понимают, зачем это делать.

- Да… Между прочим, как быстро и как далеко мы ушли от этого: несколько лет, и все по-другому.

- Получается, что далеко. Я думаю, что там у них сейчас на дворе где-то 86-й год, наверное. Судя по тому, что стали появляться первые совместные предприятия.

- Совместные с кем?

- В основном это Канада и Испания. Эти страны никогда не разрывали отношений с Кубой, и вот Фидель им позволил открывать предприятия, совместные с кубинцами.

- Хорошо. Но мы ведь помним, сколько надо было пройти от первых кооперативов и совместных предприятий даже до нашего недоразвитого капитализма. А там, насколько я понял, есть Ворадеро, где, можно, видимо, покупать все за валюту, и там поэтому есть продукты.

- Да. Там все есть.

- И, видимо, не только продукты?

- Там есть все. Хотя самый обычный супермаркет, какой у нас в Москве можно встретить на каждом углу, там считается туристической достопримечательностью. Он один на весь этот огромный район, кубинцы им гордятся и всем туристам показывают: вот, у нас торговый центр есть.

- Понятно. А потом ты взял машину и проехался по нормальной Кубе.

- Да. По нормальной Кубе.
Дело в том, что там, как когда-то у нас (сейчас это, наверное, никто уже не помнит, и такие слова, как «валютный магазин» даже забыты), есть свои конвертируемые песо. И есть валютные магазины. В отличие от обыкновенных «деревянных» песо, в валютных магазинах все продается только на эти валютные песо.
Доллары на Кубе не принимают, поскольку отношения с Америкой плохие. И в ходу или вот эти валютные песо, или евро.

- Как я понимаю, валютные песо – это, видимо, родственники из США присылают доллары, которые идут в государственную казну, а им выдают эти валютные песо?

- Я не знаю, куда что идет. Но меняют валюту, например, иностранцы: приезжающим запрещается расплачиваться долларами или другим валютами. Их заставляют менять валюту, и отсюда эти валютные песо возникают.
Но когда в стране две или больше валют действует, понятно, что это – просто уже бардак.

- Ну, у нас в свое время было, по-моему, одних только валютных чеков несколько видов: без полосы, с полосами разного цвета.

- Да. Там хотя бы одни эти валютные песо. А на те, «деревянные», нельзя купить практически ничего. То есть, продовольственных магазинов нет вообще, а в промтоварных магазинах очень мало чего можно купить. Во всяком случае, мы, когда поехали по Кубе (слава Богу, это разрешено), хотя, наверное, какой-нибудь агент мог за нами таскаться, не знаю – не видел. Оказалось, что в каком-нибудь маленьком городке тоже есть валютный магазинчик. Но там очень скудный выбор: обычные макароны, печенье, какие-нибудь консервы и «Пепси-кола». Все за валюту, и больше ничего нет.

- А без валюты просто ничего?

- Да, просто ничего нет. Хотя мы в одном городке, центре провинции, который соответственно чуть побольше других городков, нашли продовольственный рынок. Это тоже очень грустное зрелище, по сравнению даже с рынками в каком-нибудь Владимире или Рязани. Продают лук, картошку, помидоры – самый минимальный набор продуктов.
Между прочим, помидоров на Ворадеро не было. Социализм, как известно, устроен таким образом, что на таком шикарном курорте нет помидоров, которыми засажена половина Кубы.
Как-то получается, что при социализме невозможно получить свежие помидоры. Это, думаю, не удивит тех, кто помнит, как мы жили до 92-го года. Я вот вспомнил. Социалистическая экономика устроена так, что до потребителя свежие помидоры не доходят: он либо переспеют и сгнивают, либо попадают на рынок зелеными.
И вот на рынке есть немного овощей. А, кроме того – какие-то тропические плоды, хотя апельсинов нет. Есть еще редиска, и все.
Когда мы дали продавцу один валютный песо, то получили на него килограмм лука, килограмм помидоров, килограмм перца и целую пачку сдачи «деревянными» песо. И это – на полном серьезе.
Но при этом лука и помидоров нет в валютных магазинах шикарной туристической зоны. Причем страдали от этого не только мы: страдали американцы, канадцы, французы. Они привыкли помидоры с луком есть, а на Ворадеро в большой праздник нам давали пару порезанных мелко долек помидора, и это считалось очень хорошо.
А сама Куба при этом вся засажена плантациями. Дикой природы практически не осталось. Мы проезжали разные места центральной части острова: вся плодородная земля распахана, на десятки километров идут посадки цитрусовых и сахарного тростника. А сахара нет. Даже в валютном магазине.
Нам давали кофе с каким-то заменителем сахара (не знаю, кто и откуда его привозит). И когда у нас какие-то люди, видимо, очень любящие чай с сахаром, попросили пакетик сахара, им менеджер ресторана его достал с таким видом, как будто это – норковая шуба. И он торжественно вручил пакетик настоящего сахара.

- А куда же девается весь кубинский сахар: ведь им кормятся многие страны.

- Хороший вопрос. Но это – вопрос социалистической экономики. Куда оно у нас все исчезало, точно так же, как сейчас исчезает на Кубе? И откуда оно у нас сейчас все появилось? Причем не просто появилось, а лежит навалом. Это очень интересный вопрос для российского бизнесмена. Над ним стоит поразмышлять.


Окончание следует

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости