Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Александр Чепуренко, Президент НИСИПП, профессор ГУ ВШЭ. Необходимо понять, что бизнес – не инструмент государства

- Александр Юльевич, вы, как я понимаю, длительное время занимались исследованиями взаимоотношений власти и бизнеса в России в те годы, что сейчас предпочитают называть «лихими 90-ми».

-Да.

- Это – тема, безусловно, интересная и сегодня, но уже не столь актуальная. Сегодня у нас кризис, и между бизнесом и властью возникают новые отношения. И вот о них речь заходит постоянно, не только среди экспертов, экономистов или политологов, но и среди миллионов людей, связанных с предпринимательской деятельностью, или просто понимающих всю важность данного вопроса.
При этом высказываются самые разные предложения. Вот Константин Сонин недавно написал в «Ведомостях»: «На прошлой неделе первый вице-премьер Игорь Шувалов назвал вещи своими именами, признав, что, возможно, правительству придется национализировать «Русал». …Национализация решает, в частности, проблемы кредиторов: оставшиеся долги компании станут фактически государственным долгом. То же самое относится и к другим компаниям. Российские фирмы имеют огромные (более $800 млрд) долги, и, поскольку значительная часть этих долгов номинирована в долларах и евро (до $500 млрд), инфляция, на которую, к слову, стремительно растет «спрос» со стороны задолжавших в рублях бизнесменов, не может решить проблему.
…В то же время понятно, почему слова о национализации произносятся очень осторожно. Дело не только в давлении со стороны тех, кто хочет сохранить контроль над компаниями и банками, доведенными до фактического банкротства. Дело в том, что в нашей стране легко сказать «национализация» и трудно — «приватизация».
…Нужно громче говорить о предстоящей национализации — это всего лишь признание неизбежности — и еще громче о том, что это временная мера».
И, хотя пока никаких открытых действий в этом направлении мы не видим, о том, что власть готова вмешиваться в дела крупного бизнеса, говорит история с долгами «Русала». Президент Дмитрий Медведев, вмешавшись в ситуацию, фактически заставил главу «Альфы» Михаила Фридмана прекратить попытки немедленно получить с Олега Дерипаски долг по кредитам.
Про АвтоВАЗ просто уже говорить неприлично.
Так что государство у нас сегодня активно вмешивается в дела бизнеса, если считает, что такое вмешательство будет антикризисной мерой. А целый ряд экспертов с пеной у рта доказывают, что подобные меры ничего хорошего не принесут. А как бы Вы оценили антикризисные действия российского правительства? И что, по-вашему, нужно сегодня предпринимать?

- Первое, что, на мой взгляд, нужно сделать (но, боюсь, это невозможно в нынешних условиях, при нынешнем составе и менталитете государственной и политической элиты), - это перестать рассматривать бизнес как инструмент. Его необходимо рассматривать как социально-эконономическую самодвижущуюся и самовоспроизводящуюся силу.
Второе, что нужно было бы вспомнить, так это одну из историй барона Мюнхгаузена, который пытался напоить водой разрубленного пополам коня. Сколько конь ни пил, все выливалось сзади. Так и у нас: огромные вливания кредитных ресурсов не дают необходимого эффекта. Они опустошают бюджет и резервный фонд, но не доходят (пусть даже в силу ряда объективных причин) до реального сектора экономики. Но главное – даже если бы эти средства дошли до адресата, то были бы использованы для пролонгации плохих кредитов.
Поэтому надо отказаться от попытки напоить лошадь, которая уже разрублена кризисом пополам.
Третье, что в этих условиях надо бы сделать: разобраться с цепочками добавленной стоимости и точечно стимулировать спрос в конце этих цепочек. Так, чтобы этот спрос расшивал спекшиеся тромбы в системе кредитно-денежного обращения, которые сейчас там образовались.
Вот, по большому счету, что надо сделать.
Если говорить более конкретно, то надо бы понять: кому особенно тяжело в условиях кризиса, и кто в принципе не может решить возникшие проблемы без участия государства. Если посмотреть на вещи с этой точки зрения, станет понятно, что, в первую очередь, хуже других приходится начинающим предпринимателям. А их в условиях кризиса становится больше, и это объективно.

- Разумеется, ведь люди теряют работу.

- Да. Люди теряют работу. Причем, в отличие от начала 90-х годов, это уже не только инженерно-технические работники, у которых когда-то был один-единственный выход – взять большую клетчатую сумку и поехать за кордон.

- Но «челноки» тогда сделали очень большое дело.

- Я не спорю. Но сейчас без работы остаются и менеджеры среднего звена, которые могут в нынешних условиях реализовать себя в несколько более креативном бизнесе, чем челночный. Правда, для этого им нужен доступ к кредитным ресурсам.
И надо помнить, что кризис – это не конец света. Это – еще и возможность для списания в утиль того, что находилось на нашем перекошенном рынке по недоразумению, и наметить точки для прорыва. В этом смысле правильно было бы поддержать и так называемых «газелей» - тот средний бизнес, который рос высокими темпами последние 5 – 7 лет в целом ряде секторов российской экономики, в целом ряде регионов России. Эти фирмы не являются госкорпорациями – «слонами», которые топчут посудную лавку. Это – не те семейные микробизнесы – «мыши», которые, разумеется, должны существовать, но от них мы едва ли дождемся инновационных прорывов. А вот «газели» могли бы стать фундаментом будущей инновационной экономики, и, значит, их тоже надо поддержать.
Если же мы такие целевые группы выделяем, становится предельно ясно, что для поддержки столь разных групп должны быть применены разные механизмы. Для поддержки большинства предпринимателей, начинающих с нуля можно создавать программы специализации пострадавших от безработицы, которые были бы подкреплены микрокредитами. Такие кредиты никакой банк не даст. Его могут дать только микрофинансовые организации, работающие на других принципах, оценивающие не залоги, а предпринимательские идеи.
И государство должно поддержать их через кредитные организации, которые стали бы в этом случае микрокредитными организациями второго уровня. Нам необходимо создание кредитных кооперативов и других подобных организаций. А те уже могли бы добавлять к небольшим государственным пособиям свои средства до миллиона рублей. Это – те суммы, которыми такие кооперативы оперируют.
Это мы говорим о первой группе тех предпринимателей, которых надо бы поддержать, и о том, как их надо бы поддержать именно их.


Окончание следует.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости