Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Алексей Фролов, кандидат медицинских наук, врач «Неврологической клиники на Полянке». Комфорт частной медицины. Часть вторая

Мы продолжаем беседу с Алексеем Фроловым о частной медицине.


- Так что же будет с нашим здравоохранением, если благосостояние граждан начнет расти: платная медицина станет активно вытеснять медицину бесплатную? Как только у большего количества людей появится больше возможностей платить за медицинские услуги, они сразу все отвернутся от обычных районных клиник?

- Основной контингент районных поликлиник – это пенсионеры, для которых поликлиника – своеобразный клуб по интересам. Были проведены исследования, показавшие, что 30% людей, обращающихся к участковому терапевту, нуждаются в психиатрической помощи. А именно такие люди и ходят в поликлинику, как на работу, почти каждый день. Мой опыт работы в государственной системе показывает, что только очень здоровые люди могут выстаивать колоссальные очереди за талонами. Таким образом, отвлекается колоссальное количество человеческих ресурсов, времени врачей и среднего медперсонала поликлиник. А по настоящему больные люди физически не могут попасть к специалисту и предпочитают консультацию частным образом за определенный гонорар врачу. Так, что фактически у нас нет сейчас бесплатного здравоохранения. Хотя, поверьте мне, если врач непосредственно берет деньги у больного, то между врачом и пациентом складываются совсем другие отношения, чем тогда, когда врач получает фиксированную заработную плату, а больной оплачивает деньги официальным путем – через кассу. Поэтому лучше легализовать такие расходы, которые больной реально несет за оказываемую ему медицинскую помощь. Но с другой стороны, оплачивать полный объем медицинской помощи, скажем, при госпитализации, большинство наших граждан не смогут. Поэтому, отношение к сокращению бесплатной медицинской помощи за счет введения платной должно быть очень осторожным. Чтобы не получилось, как с монетизацией льгот.

-А в частных клиниках врачи могут заработать столько же, сколько на посещении частных больных?

- Честно говоря, частные клиники – не самый прибыльный бизнес: казино или рестораны приносят больший доход.

- То есть медицинский бизнес не доходен.

- Я учился в медицинском институте еще до распада СССР и отношу себя к тому поколению врачей, для которых понятия медицина и прибыль многие годы казались несовместимыми. Значительная часть моих однокурсников ушла из медицины в коммерческие структуры, так и не научившись брать деньги с больных (зарплата врача в постсоветский период кажется никогда не превышала 100 долларов). Их место заняли гастарбайтеры (врачи-гастарбайтеры тоже есть) из ближнего зарубежья. Они не стесняются вымогать деньги с больных. Не секрет, что в некоторых советских республиках назначать на все цену не считалось зазорным. Поэтому сейчас в некоторых больницах «место» хирурга «стоит» от 5000 долларов. Медицина превращается в грязный бизнес.
Так что, отвечая на Ваш вопрос, я буду говорить о легальном медицинском бизнесе. Он не сверхдоходен. Чтобы получить прибыль, нужно много работать. И при этом нет особых льгот. Как и в любом другом бизнесе, сначала преодолевается череда бюрократов, старающихся «не пущать», а потом выстраивается очередь проверяющих и запрещающих служб с не меньшим аппетитом. С другой стороны их повышенный интерес имеет еще и понятные основания, поскольку наши законы в принципе оставляют лазейки для использования платной медицины при отмывании денег. Так, расходы на медицину не облагаются налогом. Я слышал, что в медицинских страховых компаниях есть схемы выведения денег из-под налогов через добровольное медицинское страхование. Так что, как и любой другой бизнес, платная медицина не гарантирована от финансовых афер. И тогда возникают сверхдоходы. Именно на это и надеются многочисленные «проверяющие» из разных инстанций. К своему удовольствию скажу, что в нашей клинике их всегда ждет разочарование. Таким образом, государственный контроль над частной медициной необходим, но люди, собирающиеся вкладывать деньги в частные клиники должны понимать, что многочисленные комиссии и чиновники, зачастую абсолютно некомпетентные, могут иногда просто парализовать работу клиники.

- А все-таки, какие перспективы у наших частных клиник?

- Какие перспективы, сейчас сказать сложно. Сегодня медицинский рынок поделен на несколько секторов. Один финансовый поток: государство – обязательное медицинское страхование граждан (страховые компании) – государственные медицинские учреждения. Другой финансовый поток: многочисленные банки, нефтяники и др. сверхприбыльные организации – добровольное медицинское страхование граждан (страховые компании) – прикрепление сотрудников к больнице управделами президента, минобороны и др. известных ведомств. И небольшой ручеек – частные клиники. Какая у них ниша? Это те больные, которые разочарованы клиниками, где полы паркетные, а врачи анкетные. Это те люди, которые представляют себе, сколько денег оседает в страховых компаниях, сколько доходит до больницы и сколько из них тратится непосредственно на лечебные нужды. Это те, кто столкнулся с вымогательством со стороны медперсонала.
Но даже когда страховая медицина сосредоточит свои усилия на повышении качества обслуживания застрахованных, все равно у частной медицины останется своя ниша. Сошлюсь опять на опыт работы с европейскими клиниками. Там лечебный процесс здорово заформализован. Врачи повязаны технологическими картами и алгоритмами лечения. С определенными жалобами больной имеет право только на определенные обследования, а с установленным диагнозом - на лечение в пределах. Все эти алгоритмы навязываются страховыми компаниями, которые не хотят лишних расходов с одной стороны и судебных исков – с другой. Таким образом, врачи связаны в своих действиях по рукам и ногам. Ведь в медицине не все формализовано, это еще и большое искусство – лечить не болезнь, а больного. Вы удивитесь, но в нашей клинике не редкость – больные, бывшие наши соотечественники, которые приезжают из Германии и Израиля на обследование и лечение в Россию. Естественно, не из соображений экономии, а потому что больше доверяют русской медицинской школе, чем западной.
И все же, большое число бюрократических препон не способствует развитию частной медицины. Каждый год открываются новые клиники, но их мало. На всю Москву мне известны только три частных неврологических клиники, таких, как наша. А для того, чтобы понять, какова потребность в неврологической помощи у населения, достаточно узнать в ближайшей поликлинике есть ли талончики к неврологу (если таковой вообще имеется).

- Я в свое время столкнулся с таким явлением: медицинский центр, где хозяин – строитель, а директор – человек с театральным образованием. На мой вопрос, как ему работается, директор сказал: «Понимаете, хозяин – мой старинный приятель. Он сказал, что доверяет это дело только мне». Как это, с вашей точки зрения? Может ли реально руководить частной клиникой непрофессионал?

- Видите ли, такой директор – это коммерческий директор. Кроме него должен быть директор по медицинской части, разумеется, профессионал. А «свой человек» следит за финансовыми потоками.

- Еще один вопрос: частные клиники все-таки являются сейчас конкурентами государственных?

- Государственные медицинские учреждения не могут конкурировать с частными в плане потоков клиентов: у государственных клиник нет рекламы, они не раскручены. В итоге у них оказывается свой контингент пациентов, у нас – свой. Если к каким-то докторам в государственных клиниках и идут частным порядком, то это – просто сетевой маркетинг: один сходил и другому порекомендовал. Не каждый хороший врач может выстроить такую клиентскую сеть. Нас тоже рекомендуют своим знакомым и родственникам, но главное – это то, что полная информация о клинике доступна на нашем сайте (www.neuroclinic.ru) и в средствах массовой информации. С ценами можно открыто ознакомиться. Таким образом, государственные клиники не являются нашими конкурентами.

- Последний вопрос: если частные клиники не дают большой прибыли, то как их открывают? На это ведь нужны немалые деньги.

- Хочется отдать должное неординарности и смелости предпринимателей, вкладывающих деньги в частные клиники. Ходят слухи, что финансирование одной из строящихся сейчас в Москве клиник осуществляет Роман Абрамович. И никто этому не удивляется. Так же как не вызывает удивление, что он финансирует строительство стадиона. Потому, что «Челси» тоже не является прибыльным вложением денег. К счастью не всегда российский бизнес работает только по схеме товар-деньги-товар. Разные бывают ситуации. Но в целом, у меня складывается ощущение, что частные клиники открывают не для того, чтобы разбогатеть. Тем, кто хочет разбогатеть, наверное можно рекомендовать прикупить несколько ларьков на рынке. Вообще, я не большой специалист в области финансирования. Но точно могу сказать одно: благодаря открытию частных клиник, врач избавляется от необходимости вымогать деньги у больных, а пациент точно знает какую помощь он получит и сколько это стоит. По крайней мере, в нашей клинике я могу за это поручиться.


Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости