Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Людмила Котовская, консультант по бухгалтерскому учету и отчетности Министерства финансов РФ. Бухгалтерия: учет плюс контроль

- Людмила Георгиевна, у Вас очень большой стаж работы главным бухгалтером в различных организациях; скажите, сегодня бухгалтерская работа очень сложна?

- Сегодня трудно работать: в налоговое законодательство вносится такое количество поправок, столько появляется разъяснений, что во всем этом трудно сразу сориентироваться. В итоге получается так, что ты еще не видел последнего документа (а их выходит очень много), значит, ты чего-то не сделал, и проверяющие могут тут же предъявить тебе претензии, начислять штрафы.

- Но ведь каждое изменение должно быть как-то обосновано.

- Разумеется, все обосновывается. Но ведь большое количество изменений неминуемо усложняет работу.

- А можно все это упростить?

- К сожалению, у нас сейчас ничего не упрощается. В советское время, особенно в последние его годы, бухгалтерский учет был настолько прост, настолько прозрачен. А сейчас с переходом на международные стандарты он практически совсем изменился и стал очень сложен. Счастье, что есть бухгалтерские компьютерные программы, работать без которых, по-моему, было бы просто невозможно.
Возьмите, например, последнее издание налогового законодательства: да один его объем устрашает нормального человека. При этом я считаю, что с ним можно и нужно спорить.
Простой и очень близкий мне пример. Платные образовательные услуги: студенты, а чаще его родители, платят за то, чтобы конкретный человек учился. Определяется сумма, положенная за обучение: где-то – большая, где-то – даже меньше, чем стоимость бюджетного обучения. И сегодня идет речь о том, что эти суммы должны облагаться налогом.
Раньше доходы вузов облагались налогом на прибыль, если они превышали расходы.

- То есть прибыль явно была.

- Да. И налогообложению подлежала сумма прибыли. Сейчас речь идет о том, что вообще платное обучение – дополнительный источник бюджета. И налоговые органы толкуют это так: уплатите 20% налога с суммы общего дохода. Почему родители студентов должны кроме своих законных налогов платить в бюджет еще 20% суммы за обучение своих детей?
Другое дело, мы должны сказать, что и сами вузы не всегда корректно расходуют средства: мы прекрасно знаем случаи, когда те же ректораты обзаводятся, например, очень дорогими импортными автомашинами. Но это – повод для того, чтобы разбираться в каждом конкретном случае, а не облагать 20-ти процентным налогом всех вообще.
У нас же все время придумывают какие-то новые источники пополнения бюджета. А лучше бы налоги просто нормально собирали. Лучше бы начали анализировать деятельность каждого налогоплательщика, сразу бы стали видны возможности увеличения сбора налогов.

- Людмила Георгиевна, я в последние несколько лет слышал эту такие же слова от большого количества людей. Буквально все эксперты, касающиеся в беседах вопроса собираемости налогов, повторяют ее постоянно.

- Но это же понятно. У нас ведь есть дотационные регионы, которые получают средства из федерального бюджета, поскольку им не хватает собственных налоговых поступлений. И ни для кого не секрет, что подобный регион может в это же время поставлять во всю страну алкоголь, производители которого платят непонятно какие налоги (да и платят ли их вообще, тоже не всегда понятно).
И абсолютно всем ясно, как это все происходит и почему становится возможным.
Наши налоговые органы любят придираться к бюджетным организациям, потому что те никуда не денутся. Тут ничего не скроешь, ничего не спрячешь. Нужна схема, согласно которой налоги собирались бы в полном объеме со всех и безо всяких придирок к одним и послаблений другим. А у нас этого нет.

- Но это ведь речь идет уже не о налоговом законодательстве или бухгалтерском учете. Это – речь о коррупции, с которой мы так долго и так безуспешно боремся.

- Я тоже так считаю.

- Людмила Георгиевна, Вы работали главным бухгалтером и при советской власти, и в перестройку, и во времена совсем уж дикого капитализма (пусть это всегда были крупные госучреждения, но ведь бухгалтерская отчетность для всех одинакова). Когда бухгалтеру было легче работать?

- Увы, в советское время. Минфин СССР делал очень многое, чтобы упростить учет, сократить объем отчетности. К тому же главный бухгалтер в то время считался на уровне заместителя начальника учреждения. Большинство главных бухгалтеров в крупных учреждениях утверждались на коллегиях. Руководитель не мог просто так захотеть и выгнать главбуха.
Я помню, как ректора вузов звонили в министерство высшего образования, где я работала, поднимали вопрос об увольнении главного бухгалтера. И мы разбирались, и, если выяснялось, что главбух, на самом деле, не дает нарушать установленные законодательством правила, становились на его сторону.
А каково положение бухгалтера сейчас? Приняли главного бухгалтера на работу: ах, ты не выполняешь незаконных распоряжений – катись отсюда. Ответственность у бухгалтера осталась та же, а прав зачастую нет уже никаких. И они идут на различные нарушения, поскольку не имеют возможности противостоять воле руководителя. Это большое везение, когда руководитель прислушивается к мнению своего главного бухгалтера, выясняет, что и как нужно сделать правильно. А работы у бухгалтеров при этом очень много.

- Все очень сильно усложнилось?

- Да. Есть такая вещь – план счетов. Каждый счет имеет свой шифр, состоявший раньше (в хозорганах это осталось и сегодня) из трех знаков. Сейчас для бюджетников это 26 знаков, указывающих, какая отрасль, какая подотрасль и так далее.

- Это, конечно, серьезное усложнение работы.

- Очень серьезное. Так же, как выросшее количество цифр в банковских документах. И все это постепенно усложнялось в течение 15-ти лет.

- А зачем все это надо?

- Мы перешли на международные стандарты бухучета.

- Но это дает свои плоды?

- Как сказать. Когда очень много знаков, возможны всякие проблемы. Опытный бухгалтер может что-то не так оформить, но деньги придут, куда надо. А может сделать то, что ему нужно, оформив так, что никакой ревизор не разберется. Цифр очень много, и за месяц проверки весь массив разобрать очень трудно. К тому же ревизоры часто разбираются в этих знаках хуже, чем бухгалтера.

- Людмила Георгиевна, в связи с этим вопрос: у нас долго говорили и говорят до сих пор, что переход на международную систему бухучета нам необходим. Но если есть такие сложности, может быть, это не стоит прямо сейчас повсеместно вводить?

- Разумеется, международные нормы увеличивают количество работы бухгалтеров. Но мы теперь встроены в мировую экономику, мы работаем с европейскими партнерами, и нам от международных норм уже никуда не деться.
Есть сегодня различные компьютерные программы (я хорошо знаю программу 1S), которые облегчают работу бухгалтера. Вот этим путем нам и надо идти. И, конечно, надо быть осмотрительнее с различными новациями: если инструктивные документы не будут изменяться так часто, как сейчас, то уже будет хорошо.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости