Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Евгением Ясин, научный руководитель Государственного университета — Высшей школы экономики, профессор, доктор наук. Интервью корреспонденту «Российской газеты» накануне юбилея. Загадки профессора

Почти шесть лет научный руководитель Государственного университета — Высшей школы экономики, профессор, доктор наук Евгений Ясин ведет в "Российской газете" колонку, помогает нашим читателям разобраться в тех перипетиях, которые они переживают вместе со своей страной. И это не "советы постороннего", а только те, что уже проверены на себе.

Российская газета: Евгений Григорьевич, давно хотела спросить: зачем вы повесили в своем кабинете "Бутерброд с колбасой"? По-моему, на картине "докторская" колбаска. Это что, какой-то символ?

Евгений Ясин: Дважды угадали. И что "докторская", и что символ. Я человек советского времени. И у меня пристрастие к тем вещам, которые раньше нужно было "доставать". А "докторская" колбаса — моя вечная любовь. Мне семья говорит: "Что ты к ней привязался! Знал бы, из чего ее делают!" И знать не хочу. Каждое утро, независимо ни от чего, вместе с кофе я съедаю свой бутерброд с колбасой.

РГ: И никакой кризис не изменит ваши привычки?

Ясин: Ну уж на "докторскую" я себе давно заработал. Да и нет у моей семьи таких активов, на которые мог повлиять кризис. Единственное, что я сделал: все сбережения в банке перевел в твердые валюты — доллары и евро. Разделил пополам. Одна валюта растет, другая падает, или наоборот, а рублевая сумма остается прежней. И проценты набегают.

РГ: Вы советуете и другим так поступать?

Ясин: Мне уже поздно да и незачем что-либо менять в жизни. Но сегодня у людей возникают серьезные проблемы и с работой, и с доходами. И мой совет тем, кто попал в трудное положение: надо учиться, осваивать новые возможности, приобретать более востребованные профессии.

РГ: Но кризис не вечен. Пройдет, все вернется на круги своя.

Ясин: Не вернется. Это все равно что, пережидая ураган в укрытии, надеяться: вот ветер утихнет — и все наверху останется в целости и сохранности. Многим придется начинать свою жизнь сначала. Что, впрочем, не так уж и страшно. Даже интересно. Не бойтесь жизнь переменить. По бородинскому счету.

РГ: Есть сейчас у власти возможность быстро переломить кризисную ситуацию?

Ясин: Напомню вам эпизод из "Войны и мира", где Лев Толстой пишет о Бородинской битве. В какой-то момент Михаил Кутузов прекратил вмешиваться в ход сражения. Этот мудрый человек знал, что наступило такое время, когда что-то предпринимать уже поздно, войска воюют. Если вы их плохо подготовили, они проиграют битву. Если учили хорошо, они с честью выйдут из боя. А вмешиваться в детали событий во время боя — бессмысленно.

РГ: Однако многие эксперты, наоборот, утверждают, что именно в кризис необходимо вводить ручное управление экономикой.

Ясин: Я глубоко убежден, что начались события, которые не поддаются госконтролю. Это не означает, что вообще ничего не нужно делать. Есть вещи очевидные. Прежде всего, помощь людям, которые попали в трудную ситуацию. Но если вы спасаете не людей, а конкретные предприятия, то не факт, что именно они будут иметь перспективу, когда "ураган стихнет".
У кризиса, который мы переживаем, будет два этапа. Первый — спуск, второй — после некоторого прохождения дна — подъем. А поскольку кризис носит структурный характер, то выйти из него мы должны с обновленной экономикой. Если же вы тратите все ресурсы, которыми располагаете, на первом этапе, то предполагаете просто восстановить ту ситуацию, что была до кризиса. Потом вы все равно убедитесь — это невозможно. Значит, силы и резервы потрачены зря. Их лучше бы приберечь на будущее. И вовремя расстаться с неэффективными предприятиями, не оставляя эту неприятную работу на потом.

РГ: То есть умыть руки и ждать, когда кризис расставит все по своим местам?

Ясин: Это касается только отсталых производств. А государству есть куда приложить руки. Сейчас самая главная задача — бороться за снижение инфляции. До тех пор, пока вы не собьете рост цен до 5 процентов, у вас не будет нормальной банковской ставки. И кредиты не подешевеют. Государству придется и дальше субсидировать процентные ставки. А это рождает перекосы в экономике. Надо создавать максимально свободные условия для бизнеса: права собственности, равную конкуренцию, верховенство закона и независимый суд. И вторая задача — определиться, какой должна быть структура российской экономики, когда мы пойдем вверх. И во что вкладывать резервы "верховного главнокомандования". Нужно очень серьезно, обстоятельно и детально думать, провести специальные исследования.

БИЗНЕС НА ЗДОРОВЬЕ

РГ: На это уйдет много времени. Не опоздаем?

Ясин: Так не надо затягивать. Тем более что некоторые направления можно назвать уже сейчас. Например, электроэнергетика, у которой огромные возможности для перестройки, потому что там нужно полностью менять оборудование, распределительные сети. Здесь огромная работа для российских компаний, для повышения уровня технологий. Я бы еще разработал масштабную инновационную программу. Такую, которая позволила бы выводить на рынок компании, трансформирующие достижения науки и образования в инновации. Это, наконец, национальные приоритетные проекты: программа доступного жилья, модернизация здравоохранения, образования. Но их мы должны рассматривать не только как социальные программы, а в первую очередь как бизнес-проекты, которые, в конце концов, должны приносить доход государству и гражданам. Вы создайте, к примеру, такую систему медицинского страхования, которая бы покрывала расходы населения на укрепление здоровья. Это, по сути, отдельная отрасль, которой нужны эффективные компании, правила игры, госгарантии и для бизнеса, и для людей. И она будет приносить доход.

РГ: Вы ничего не сказали про нефть и газ. Уж они-то дадут больше, чем медицинское страхование.

Ясин: Cейчас решается вопрос, каким станет новое разделение труда в мировой экономике. России тоже есть над чем задуматься. Какова будет ее специализация, сможет ли она сохранить свои позиции в мире, если по-прежнему будет делать ставку на нефть и газ? Их надо чем-то дополнять. А охрана здоровья — прибыльный бизнес. Он будет создавать новейшие технологии, появятся уникальные врачи. К нам будут ездить лечиться со всего мира, как сегодня в город Курган, в клинику доктора Илизарова.

ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ

РГ: Сегодня у вас юбилей — от всей души поздравляем. Для советских времен вы сделали необычно стремительную карьеру. В 34 года стали кандидатом наук, в 42 — доктором, в 45 — профессором. Что вам помогало так быстро идти вперед?

Ясин: У меня был внутренний заряд — амбиции, стремление сделать карьеру. Добиться как можно большего не с точки зрения заработков, а, прежде всего, чтобы заниматься интересным, творческим делом, занять положение в обществе, завоевать уважение коллег. А потом я пришел на экономический факультет МГУ "перестарком". Мне было уже 30 лет. До этого я окончил строительный институт, начал работать по специальности.

РГ: Почему вдруг в экономику потянуло?

Ясин: Это мое призвание, и оно не давало мне покоя. Мой отец тоже экономист. Но когда я поступал в институт в 1952 году, он мне сказал: "Слушай, экономистом много не заработаешь. Получи специальность, с которой можно семью прокормить. Если потом все равно захочешь учиться, мы будем тебе помогать". И пришлось помогать.

РГ: Вы были политиком, министром, сейчас — ученый и преподаватель. В какой ипостаси вам наиболее комфортно?

Ясин: Я очень люблю науку, преподавать. Последние 25 лет мне пришлось заниматься стратегическим планированием, я написал примерно десять правительственных и неправительственных программ. И каждый раз, когда возникает нужда в чем-то подобном, продумываю варианты развития, размышляю, что в этих условиях нужно было бы делать. Это рефлекс мозга.
Вообще, мне в жизни повезло. Как писал Федор Тютчев, я "посетил сей мир в его минуты роковые", и меня "призвали всеблагие, как собеседника на пир". То есть на большие дела, на осуществление реформ. И хотя сейчас в обществе раздаются разные голоса, но я лично глубоко убежден, что в начале 1990-х годов нам удалось сделать то, что заложило основы будущего процветания нашей страны. Та колоссальной важности ломка, которая обеспечила переход к рыночной экономике, дала нам возможность развиваться. Не все удалось сделать, как хотелось бы. Но это уже не от меня зависело. Когда я в 1994 году работал министром экономики, денег у государства не было. Приходилось свою активность умерять и больше говорить "нет", чем "да".

РГ: А в семье вы что говорите чаще?

Ясин: Министр расходов у нас жена. Я с удовольствием передаю ей все заработанные деньги. И уверен, что она использует их лучше, эффективнее, чем я. Лидия Алексеевна, кстати, совсем не любит ходить по магазинам. И всегда была такой — все 46 лет нашей совместной жизни. Спорим, я знаю, какой вы зададите мне следующий вопрос. Спросите — на чем держится наш союз?

РГ: Конечно спрошу.

Ясин: На самых простых человеческих отношениях. На любви, верности, надежности. Ты знаешь, что живешь не только для себя, уверен, что это — взаимно. И не страшно быть иногда слабым. Всегда знаешь — тебя поддержат, помогут. Это касается и дочери, и внучки.
Я оптимист, как и подавляющее большинство одесситов. Мы выросли в городе, где много солнца, много моря, юмора, деловой хватки. Все получится. В личной судьбе, в жизни страны, если правильно рассчитать свои силы и... "резервы верховного главнокомандования".

ПРОГНОЗ ОТ ЕВГЕНИЯ ЯСИНА

Что будет сигналом того, что мы достигли дна и пошли на подъем? На этот вопрос Евгений Ясин ответил так: "Верный признак — банки начнут быстро увеличивать кредитные портфели и снижать процентные ставки. А потом мы увидим уже не единичные, а массовые достижения бизнеса. Освоение новых товаров, импортозамещение и на их основе — рост производства. Те, кто был более активным и сильным, начнет подниматься быстрее, чем будут падать неэффективные монстры советской эпохи".

Источник - Фонд "Либеральная миссия"

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости