Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

А.Е. Лихачев, директор Сводного департамента анализа и регулирования внешнеэкономической деятельности Минэкономразвития России: «Баланс протекционизма и либерализма определит рынок». Интервью РИА «НОВОСТИ»

- Одним из основных мероприятий форума станет запланированный на 5 июня  бизнес-диалог стран СНГ. Как вы считаете, какие темы будут наиболее актуальны для представителей бизнеса, которые придут на этот круглый стол?

- Действительно, бизнес-диалог на тему сотрудничества стран СНГ занимает на форуме ключевое место. Это мероприятие задумано как диалог власти стран СНГ и бизнеса, причем не только крупного, но и среднего и малого. Естественно, что представителей бизнеса практическая часть будет интересовать больше, чем общеполитические вопросы. Скорее всего, наиболее активно будет обсуждаться совершенно новая роль страновых, региональных объединений как своего рода ответ на негативное влияние мирового кризиса. В этом смысле создание зоны свободной торговли СНГ, целый ряд совместных инфраструктурных проектов, разного рода взаимодействие, подряды компаний на выполнение тех или иных работ в другом государстве – это реальная помощь наших стран бизнесу в условиях кризиса. Если говорить о ЕврАзЭс, то здесь участники могут обсудить гармонизацию и унификацию правил ведения бизнеса, начиная с технического регулирования и заканчивая мерами госконтроля, статистики и т.д. То есть разговор пойдет не просто о снятии кризисной нагрузки с бизнеса, но и о создании общих правил игры на пространстве пяти стран, вполне сильных с точки зрения потребительского рынка и промышленного потенциала.

- На ПМЭФ планируется рассмотреть вопросы формирования Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. Эта тема давно обсуждается в прессе и на конференциях и форумах различных уровней. Как вы считаете, бизнес не потерял к ней интерес за все время обсуждений и переговоров?

- Уверен, что нет. Таможенный союз - это создание фактически общего рынка товаров, и, что немаловажно, это общие правила хождения товаров третьих стран. Кроме того, в связи с формированием Таможенного союза возникает еще одна очень серьезная тема, связанная с импортозамещением. В каждой из наших стран есть товарный дефицит. Выстраивая единый таможенный тариф и, соответственно, единые меры защиты внутреннего рынка, мы создаем условия для импортозамещения страновых дефицитов, которые существуют у членов Таможенного союза. Разумеется, бизнес будет интересовать в первую очередь конкретика, то есть им будут интересны тарифы, конкретные механизмы и сроки. Тем более, что введение основных принципов действия единой таможенной территории уже не за горами.

- Почему введение основных принципов функционирования Таможенного союза разбито на два этапа – с 1 января 2010 года и с 1 июля 2010 года? С чем связано такое деление, ведь изначально Таможенный союз должен был начать свою работу 1 января 2011 года?

- Вы правы, первоначальный срок был - 1 января 2011 года. Однако впоследствии было решено ускорить процесс внедрения его основных механизмов таможенно-тарифного регулирования. Деление же процесса на два этапа не случайно. На первом этапе с 1 января 2010 года будет введен единый таможенный тариф. А уже с 1 июля 2010 года будет вводиться основной блок мер – Единый таможенный кодекс, оформление товаров по единым правилам, механизм зачисления пошлин. При этом не стоит забывать, что Таможенный союз - это структура, требующая постоянного развития. Понятно, что какие-то функции на первых этапах не будут унифицированы, какие-то виды контроля останутся на российской границе, а не перейдут полностью на внешнюю. В частности, будут отлаживаться механизмы информационного взаимодействия.

Создание единого товарного рынка – это вопрос не одного года, а нескольких лет серьезной работы. Кроме отлаживания единого для трех стран таможенно-тарифного регулирования Таможенный союз будет развиваться и в другом направлении. Так, три недели назад  Кыргызстан написал заявку на вступление в Таможенный союз. Очень надеемся, что страны ЕврАзЭс, а может быть, и другие страны постсоветского пространства, будут включаться в эту работу.

- Недавно прошла информация, что с Казахстаном удалось согласовать 95% тарифов из 11 тысяч 214 позиций. Однако еще 5% остались. Можете рассказать, что это за товары и почему тарифы на них не согласованы?

- Действительно, Россия и Казахстан согласовали 95–96% всех тарифов. На сегодняшний день не согласовано порядка 500 товарных позиций. Фактически, можно уже сказать, что единый таможенный тариф сформирован. Казахская сторона вынесла на обсуждение две группы товаров с предложением существенно снизить ввозные таможенные тарифы. Речь идет об электрических товарах бытового назначения, а также о медицинских препаратах и медицинском оборудовании. Дело в том, что у наших стран разная структура производств в этих секторах. В частности, в Казахстане нет собственного производства данной продукции и потому представители этой страны просят значительно снизить таможенные пошлины на ввоз данных товарных групп. А для России важно обеспечить некую защиту своих производителей. Сейчас идет крайне точная и взвешенная дискуссия, чтобы найти приемлемое решение. Надеюсь, что к 9 июня,  к заседанию совета ЕрАзЭс, мы сможем свести к минимуму количество оставшихся несогласованных позиций или вообще добиться согласования единого таможенного тарифа.

- Еще одна проблема, которая будет проходить красной нитью через многие дискуссии на ПМЭФ, – это вопросы сдерживания протекционизма. Однако никто не снимал с повестки дня проблему защиты национальных производителей. Вам не кажется, что «антипротекционистские» высказывания – это дань моде времен глобального кризиса? А на самом деле страны продолжают защищать своих производителей едва ли не более активно, чем раньше?

- Любые мало-мальски развитые экономики, тем более экономики, претендующие на заметную роль в мировой системе, должны умело применять и меры протекционизма рынка, и меры привлечения импорта, в первую очередь, технологического оборудования, дефицитных товаров, сырья и полуфабрикатов. Баланс протекционистских и либеральных мер определяется конкретной конъюнктурой рынка. Сужение спроса и необходимость более мощной поддержки собственных производителей в этот период ведут к более активным действиям. Причем не только протекционистским. Пример России в этом смысле очень показателен. Именно в период кризиса Россия обнулила ввозные пошлины на отдельные виды самолетов, также в период кризиса было принято решение по обнулению пошлин на автобусы «Евро-4». Кроме того Россия серьезно  расширила список технологического оборудования, у которого нет отечественных аналогов, причем обнулены были не только ввозные пошлины, но и НДС. Еще один пример: введение нулевых ставок на ЖК-панели как на комплектующие дало серьезный толчок к инвестированию, созданию новых мощных производств в РФ.

- Но были и другие меры, прямо противоположные…

- Что касается мер, которые вы пытаетесь назвать протекционистскими, то напомню, что они были приняты на временной основе. Все они родились после длительной дискуссии не только между профильными ведомствами, но и с бизнесом. Мы договорились о повышении ввозных пошлин в таких сферах как металлургия, автомобили, группа сельскохозяйственной продукции. Я сам был участником не просто многочасовых, но и многодневных переговоров с производителями, перевозчиками и, само собой, представителями заинтересованных министерств и ведомств.

- Вы сказали, что могут снижаться пошлины на оборудование, которое не производится в России. Недавно руководство Росрыболовства сообщило, что предлагает обнулить или существенно снизить таможенные пошлины на оборудование по ловле и переработке рыбы. Есть ли решение по этому вопросу?

- Росрыболовство действительно обращалось в правительственную комиссию по защитным мерам во внешней торговле и таможенно-тарифной политике, возглавляемую первым вице-премьером Виктором Зубковым. Причем обращение было продублировано поручением правительства РФ. Сейчас этот вопрос рассматривается комиссией, проводится анализ на предмет производства данного типа оборудования в России. И если оценки специалистов комиссии и Росрыболовства сойдутся, то это вполне возможное решение, которое потом будет реализовано.

- Еще один вопрос связан с конкретным предложением Роскосмоса. В частности, сообщалось, что Роскосмос планирует обратиться в правительственную комиссию с предложением увеличить тарифы на ввозимые иномарки, на которые невозможно установить приемник ГЛОНАСС/GPS…

- Про иномарки я впервые слышу от вас. Что касается приборов ГЛОНАСС, то есть поручение правительства, и мы сейчас прорабатываем два вопроса. Первый связан со снижением тарифной защиты на комплектующие и технологическое оборудование для производства данных товаров. Второй – с возможным повышением пошлин на ввозимые приемники для защиты российского производителя. Хочу сразу сказать, что решение будет учитывать реальные потребности рынка и уровень производства. Поймите, любое решение таможенно-тарифного регулирования учитывает не только наличие или отсутствие производства определенного товара или оборудования в РФ. Даже если мы производим такие приборы, то мы должны произвести анализ уровня цен у российских и зарубежных компаний и проверить, насколько повышение тарифов может вызвать повышение цен на данном рынке - мы ведь не должны допускать инфляции. Есть еще один вопрос:  насколько российское производство удовлетворяет потребности рынка. Если российские производители не могут охватить весь рынок и полностью удовлетворить спрос на данный вид продукции, то и повышение тарифов неразумно.

- Возвращаясь к теме Петербургского форума: традиционным стал круглый стол «Россия-США», кроме того, запланированы двусторонние встречи главы Минэкономразвития с представителями американской делегации. Будет ли на встречах подниматься вопрос квотирования импорта мяса в РФ на среднесрочную перспективу?

- Вопрос, возможно, будет подниматься, и в этом не будет ничего неожиданного. Сейчас существует две точки зрения на эту проблему. Американские коллеги дискутируют с нами о мясных квотах, активно предлагают сохранение странового принципа поставок мяса. А вот бразильские коллеги придерживаются прямо противоположной точки зрения. Чем больше переговоров, чем больше аргументов мы услышим и на форуме и вне его, тем более объективно будет принято решение. Главное, что первую ступеньку мы прошли: механизм мясных квот останется. Ориентировочные параметры будут примерно такие же, какие и были, но их динамика будет определяться импортозамещением и особенностями рынка.

- Этот рынок должен был претерпеть существенные изменения, ведь кризис заставил многих россиян пересмотреть свои расходы и перейти на более дешевые продукты, в том числе сократить потребление мяса…

- Вы правы, мы должны подумать о том, нужно ли нам подстраивать параметры этого года. Возможно, будут внесены изменения  в текущую ситуацию. Сейчас рынок активно перестраивается и по ценам, и по объемам мяса. При этом до конца 2009 года нужно принять постановление правительства уже о механизме тарифных квот на 2010-2012 годы и конкретные параметры на 2010 год. Хочу добавить, что коллеги по Таможенному союзу поддержали нас в том, что механизм мясных квот в среднесрочной перспективе на три года должен быть сохранен. Сейчас мы говорим о том, чтобы вместе с бизнесом, вместе с зарубежными партнерами, потребителями определить конкретные объемы квот и ставки таможенных пошлин.

- Поддержка Белоруссии и Казахстана окажет влияние на переговоры по квотам?

- Не хотелось бы углубляться в детали, но одно я могу сказать точно, что в период кризиса вместе мы сильнее в переговорах. Обсуждение серьезных проблем, поиск решений на площадке мировых лидеров всегда более выгодны, если ведутся от лица группы стран. В этой ситуации выигрывают все.

Источник - пресс-служба Министерства экономического развития Российской Федерации

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости