Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Владимир Буев, вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства, президент группы исследовательских компаний «Тезаурус»: Сможет ли новый закон защитить бизнес. Часть вторая

- Вы знаете, Владимир Викторович, не так давно Роман Жигульский, столичный предприниматель, активный деятель «Всероссийского движения за честный рынок», на сайте этой организации рассказал произошедшую с ним историю. В его фирму неожиданно пришел проверяющий из какого-то московского департамента, хотя мэрия столицы приняла постановление вообще освободить на время кризиса малый бизнес от проверок.

- Да, Лужков наложил мораторий на проверки со стороны московских контролирующих органов. Я, между прочим, сам был на одном из заседаний столичного правительства, где Юрий Михайлович достаточно жестко осадил представителей контролирующих структур, пытавшихся оспорить это решение. Он прямо сказал им: перебьетесь.

- Но это мнение Лужкова, а у чиновников рангом пониже мнение другое.
Как пишет Жигульский, ему утром позвонили из офиса: у нас проверяющий из какого-то городского департамента. Тот срочно поехал в офис, позвонив предварительно в департамент поддержки предпринимательства, где есть люди, призванные помогать как раз в подобных случаях.

- Да, там есть специальная структура, которая этим занимается.

- Вот туда Жигульский и позвонил, и ему сказали: сейчас мы приедем.
И, действительно, одновременно с ним к офису подъехал молодой человек, вошел, предъявил проверяющему свое удостоверение и объяснил, что его действия незаконны.
Но проверяющий, тем не менее, присел у краешка стола и составил какие-то свои бумаги. Однако, поскольку человек из департамента поддержки предпринимательства предупредил, что ничего не надо подписывать, никто подписывать составленные бумаги не стал. И товарищ ушел с видом оскорбленной добродетели.

- А санкции на фирму какие-то потом наложили?

- Нет. И, тем не менее, это – очень показательная история. У нас на достаточно низком чиновничьем уровне идет ожесточенное сопротивление любым попыткам более высоких уровней властной вертикали как-то облегчить жизнь тех же малых предпринимателей или простых граждан. Причем чиновники, чьи интересы оказываются затронуты, бьются не на жизнь, а на смерть. И они не будут исполнять ни указы президента России, ни постановления правительства, ни распоряжения руководителей их регионов, если речь идет об их личных шкурных интересах.

- К сожалению, это понятно: это – их административная рента. И понятно, что люди, идущие проверять предпринимателей, не обращая внимания ни на какие нормативные документы, просто не хотят жить на свою зарплату, не хотят расставаться с теми существенными бонусами, которые получали на проверках. Это все хорошо известно.
Но с этим и нужно бороться. И надо четко прописывать в законах эти меры борьбы.
Понятно, что через какое-то время применения нового закона начнется крик представителей тех же контролирующих органов. Речь пойдет о том, что предприятия нарушают законы, здания падают, народ травится, костюмы плохо шьются.

- Давайте скажем честно: сегодня у нас тоже и здания падают, и народ травится, и многое еще плохо. Но ведь к проверкам, как они проводятся у нас, это не имеет никакого отношения. Проверки у нас, как правило, имеют свою цену, поэтому после них падают здания, которые стали стоить дороже, а народ травится за большие деньги: надо же окупить расходы на общение с контролерами. А контролеры, в свою очередь, не очень-то смотрят на костюмы, здания или продукты.

- Тем не менее, для самых разных контролирующих организаций это будет аргументом для того, чтобы требовать пересмотра закона. Требовать пересмотра той самой нормы, согласно которой внеплановые проверки необходимо согласовывать с прокуратурой. Ведь 50% отказов в проведении проверок – это пятидесятипроцентное сокращение их личных доходов. Или они должны будут переложить недополученные деньги на те предприятия, куда им разрешили прийти проверять. И стоимость административной ренты может оказаться выше для тех, к кому они все же получат доступ.

- Очень может быть. Сейчас, например, очень много пишут о том, что с наступлением кризиса выросли суммы взяток и откатов.

- И вот здесь есть следующий выход: необходимо ужесточать ответственность тех, кто не соблюдает нормы закона хотя бы по формальным признакам. Тех, кто приходит с проверкой туда, где проверять он не имеет права. Ведь у нас до сих пор есть случаи прихода работников контролирующих органов с внеплановыми проверками без согласования с прокуратурой.
Тот же самый случай, рассказанный Жигульским. Ведь в принципе этого проверяющего надо было уволить. Или возбудить административное дело, а в случае, если бы он потребовал некую мзду, - уголовное дело. Интересно, Жигульский потом расскажет, что было с этим чиновником? Как он был наказан? И, если не был наказан, то почему?

- Не думаю. Он, скорее всего, этим даже не интересовался. В наше время искать на чиновника управу опасно. Так что предприниматели стараются не связываться.

- Но он же рассказал об этом публично.

- Конечно, он написал об этом статью на сайте движения.

- Значит, уже связался. Он же, наверное, указал орган, из которого его пришли проверять.

- По-моему, он орган не указывал, а уж фамилию чиновника не назвал точно.

- Тем не менее, механизм, к которому я не относился с пиететом, тоже проявляя скепсис, заработал. Практика первых двух-трех месяцев уже показывает, что новый инструмент отсекает хотя бы самые вопиющие случаи нарушений, допускаемых контрольными органами.

- Между прочим, вы не думаете, что чиновник в той же самой Владимирской области, где отклонено более половины заявок на внеплановые проверки, не кричит уже, что ни о каких нарушениях закона речи не идет. Он кричит о том, что бизнесмены просто заплатили прокурорам, и требует «навести порядок».

- Пусть кричит. И пусть тогда этот чиновник разбирается с прокурорами.

- И пусть отвечает за свои слова?

- Да. И это тоже. Пока у нас предпринимателям приходится отвечать, когда они заявляют, что вынуждены давать взятки. Пусть отвечает за свои слова и чиновник, если он скажет такие вещи. Если будет сказано, что заплатили прокурору, у прокуратуры появится законное основание возбудить дело по факту клеветы и потребовать доказательства высказанных обвинений.

- В общем, мы пришли к выводу, что со вступлением в силу новой версии закона что-то немножечко сдвинулось с места.

- Главное – хочется надеяться, что это – не сиюминутная пиар-кампания. Что применение этого закона войдет хотя бы в практику этого года. Тогда можно начать выстраивать контрольные органы. Если это не прервется слишком быстро, они вынуждены будут свои аппетиты поумерить.

- Увы, есть еще один важный вопрос: где те чиновники, которые ответили за нарушение закона? Пока нет ответственности, толку не будет.

- К сожалению, такой информации пока нет.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости