Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений: «Эпоха мелкого бизнеса давно прошла». Интервью для газеты «Новые Известия»

Сравнивая российский малый бизнес с западным, директор Института глобализации и социальных движений Борис КАГАРЛИЦКИЙ приходит к выводу, что наши главные беды – отсутствие традиций мелкого предпринимательства и необходимой инфраструктуры. В сложившихся социально-экономических условиях шансов на серьезный успех у малого бизнеса нет, убежден наш собеседник. «НИ» допускают, что такая оценка может кому-то показаться спорной, поэтому приглашают к дискуссии специалистов и читателей нашей газеты.

– Борис Юльевич, в оценках нынешнего состояния малого бизнеса нет единства. Одни эксперты говорят, что от кризиса он пострадал больше других – и кредиты ему недоступны, и платежеспособный спрос на его продукцию падает сильнее, чем у крупных предприятий. Другие убеждают, что кризис открыл для малого бизнеса невиданные доселе возможности, просто он их не использует. Кто, по-вашему, прав?


– По-моему, никто. Уместнее ставить другой вопрос: есть ли в России малый бизнес вообще и возможен ли он в принципе в будущем? Прогуливаясь, например, по Лондону, вы заметите, что нижние этажи домов на небольших улицах как раз отданы под малый бизнес – там рестораны, кафе, пекарни, магазины. При этом рядом вы не найдете ни одного крупного торгового центра, а те, что расположены в удалении, не конкуренты малому бизнесу – у них разные ниши. Подобная инфраструктура складывалась там столетиями – переходила от семьи к семье. В других условиях малый бизнес существовать просто не может. И кризис тут совершенно ни при чем – проблема России, так же как и других стран постсоветского пространства, как раз в отсутствии подобных социально-экономических условий, в которых рождаются традиции малого бизнеса.

– Но нельзя же сказать, что у нас нет малого бизнеса вовсе – те же семейные магазины, рестораны существуют и в России…

– То, что существует, останется – сохранить этот бизнес на какое-то время можно. Особенно если он функционировал уже пару столетий на том же месте, приумножая клиентов. Но много ли у нас таких примеров? Другое дело – открыть новый бизнес. Если нет реальной ниши, искусственно создавать что-то будет нерентабельно. Нельзя разрабатывать бесперспективные направления. Снова приведу в пример Лондон: там малый бизнес существует с ХVI века. Торговые лавочки стояли и стоят на одном и том же месте веками, пользовались и пользуются успехом, несмотря на то что их хозяева могли меняться хоть каждый месяц. И все это сохранилось до сих пор – крупному бизнесу перекупать мелкую лавку невыгодно, поэтому она будет там стоять еще тысячу лет и приносить прибыль. А если у нас такой лавки не было, то сейчас ее уже невозможно создать – ни в одном российском городе нет подходящей для этого инфраструктуры. Даже наши городские застройки не допускают существования малого бизнеса!

– Тем не менее государство делает попытки помочь малому бизнесу. Призывает безработных открывать свое дело и даже дает им на это без малого 60 тыс. рублей. Еще и регионы приплачивают. На ваш взгляд, это целесообразно?

– Средства, которые государство дает на поддержку малого бизнеса, – выкинутые деньги. 60 тысяч для старта – смешно. У нас сейчас более 2 млн. безработных. Даже если такую помощь получит каждый третий, сумма выходит огромная. На эти деньги нужно создавать предприятия, где безработные люди смогут работать. По крайней мере это будет гораздо дешевле. И полезнее – большая часть «нового малого бизнеса» неизбежно прогорит.

– Вы хотите сказать, что в России в принципе нет успешных ниш для малого бизнеса?

– Возможно, из 20 миллионов 5 тысяч будут успешными проектами, но в масштабах страны это несерьезно. Конечно, можно найти рентабельное направление, но чисто случайно. Например, вам повезло: вы открыли палатку с пирожками там, где идет большой поток людей, и почему-то сетевому заведению это оказалось невыгодно и неинтересно. Реальных ниш – единицы. Мало того, если все-таки удалось найти успешное направление и дело пошло на лад, вас либо перекупят, либо крупная сеть задавит конкуренцией. А аренда помещения! В том же Лондоне нет проблем с арендой – ваш магазин в вашем же доме. Если захотели продать его, то вместе со зданием.

– Так все-таки есть у малого бизнеса шансы в России или нет?

– Никаких. Создавать мелкий бизнес заново – это то же самое, что вернуться к архаическим способам земледелия. Его нужно было несколько веков развивать непрерывно. Если этого не было сделано или он был разрушен в определенный момент, то не стоит к нему возвращаться. Эпоха мелкого бизнеса уже давно прошла. Он может выжить там, где его становление уже состоялось – то есть не в России. Такова реальность. Так что те деньги, которые дает государство, можно, пожалуй, только прожить в свое удовольствие.

Справка «НИ»

Борис КАГАРЛИЦКИЙ – директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО). Кандидат политических наук. В 1977–1982 годах – участник подпольного левосоциалистического кружка в Москве, куда входили несколько молодых ученых, в основном гуманитарного профиля. Публиковался с 1979 года в самиздатовских журналах. Участвовал в издании подпольных журналов «Варианты» и «Социализм и будущее» (до 1981-го – «Левый поворот»). В 1982–1983 годах арестовывался за «антисоветскую деятельность», после освобождения работал лифтером и почтальоном. Позднее – депутат Моссовета (1990–1993), член исполкома Социалистической партии, один из лидеров Партии труда (1991–1994). Член научного сообщества Транснационального института (Амстердам) с 2000 года. Лауреат Дейчеровской мемориальной премии (Великобритания) за книгу The Thinking Reed («Мыслящий тростник») (1988).

ЖАННА ПРИСЯЖНАЯ

Источник - газета «Новые Известия»