Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Алексей Шестоперов, руководитель направления НИСИПП: Наш мониторинг отражает динамику развития. Часть вторая

- Алексей, мы остановились на положении дел в Оренбургской области, а что можно сказать о других регионах, занявших первые места по итогам мониторинга?

- Я, например, помню ситуацию в Тамбовской области еще по прошлым исследованиям. Она всегда выделялась стабильным ростом. И пусть этот рост шел не очень высокими темпами, но он был стабилен, он наблюдался по всем показателям. И всегда речь шла о том, что область развивается планомерно и спокойно. Поэтому итоги нынешнего мониторинга нами воспринимаются как должное. Тамбовская область показывает свой постоянный умеренный рост, несмотря на трудности, связанные с экономическим кризисом.
Сложнее говорить о других регионах, с которыми мы до сих пор меньше сотрудничали.
Но я предполагаю, что, например, Хабаровский край мог попасть в десятку и за счет внешнеэкономических связей.

- Имеется в виду сотрудничество с Китаем?

- Разумеется, в первую очередь именно оно. Мы знаем, что Китай активно реализует свою антикризисную программу, направленную в том числе и на развитие экспорта.

- Но не в Хабаровском же крае!

- Конечно, нет. Но, понятно, что, когда создаются новые предприятия, они выходят и на крупный соседний рынок, стимулируя его развитие. Ведь для того, чтобы продавать свою продукцию на российской территории, китайским предприятиям нужны посредники. Все это может положительно влиять на развитие малого предпринимательства у нас.
Разумеется, чтобы точно ответить, что происходит в каждом регионе, необходимо подробное рассмотрение каждой конкретной ситуации: насколько кризис ударил по наиболее развитым здесь секторам экономики, что происходит на крупных, зачастую градообразующих предприятиях, каковы конкретные действия региональных и местных властей и так далее.

- Вопрос такой: все ли мониторинги составляются, исходя из названных Вами 4-х параметров?

- Видите ли, мы проводим мониторинги с 2001 года по тем показателям, которые дает Росстат. Состав этих показателей не меняется.
Правда, здесь есть одна проблема, о которой мы уже не раз говорили и писали. Речь о том, что постоянно статистической службой учитываются показатели только малых предприятий. А ведь существуют еще и микропредприятия, чьи показатели статистики подсчитывают лишь раз в году. Таким образом, у нас на сегодняшний день данные по ним есть лишь за 2008-й год, и мы, составляя мониторинг за первый квартал, не могли их учитывать. Мы считали показатели лишь по малым предприятия, и при мониторингах 2-го и 3-го квартала вынуждены будем делать то же самое.

- Но тогда встает вопрос об объективности.

- Разумеется! Мы сами первые говорим о том, что из-за отсутствия данных по микропредприятиям наши данные, увы, нельзя считать до конца объективными. Ведь микропредприятия могут составлять в отдельных регионах и 70, и 80% от всего малого бизнеса. Мы должны учитывать и такую ситуацию. Если мы лишены возможности учитывать микропредприятия, а где-то их, возможно, 80%, значит, мы прошлись по верхам, и картина получилась искаженной.

- А можно как-то раздобыть необходимые статданные?

- Как, если их не собирают?

- А микропредприятия – это до 10-ти работников?

- До 15-ти. Плюс есть еще показатель выручки – не более 60 миллионов в год. Поэтому данные, которыми мы оперируем, не в полной мере отражают ситуацию в малом бизнесе. Хотя динамику показывают и они. В регионах, где увеличивается количество малых предприятий, где вкладывают в развитие малого бизнеса больше ресурсов, скорее всего, растет и количество микропредприятий.

- А если количество малых предприятий не растет?

- Вот тут можно предполагать два различных варианта развития событий: малые предприятия могут превращаться в микро. Если дела фирмы, где работало 20 человек, пошли хуже, и шестерых пришлось сократить, то это предприятие автоматически из малого превратилось в микро. Тогда количество микропредприятий должно расти. А может быть и наоборот: микропредприятия гибнут под ударами кризиса так же, как и малые.

- Последний вопрос: первая десятка по итогам мониторинга – это те, у кого, несмотря на кризис, отмечался рост по всем указанным параметрам?

- Да, а некоторые регионы демонстрировали очень уверенный рост: и 50, и 80%. При этом росли и инвестиции в основной капитал (хотя это, конечно, -зависимый показатель, более других связанный с показателями предыдущих периодов). В инвестициях – не просто – пришли и купили оборудование. Такие вложения планируются заранее, за несколько месяцев. Но, когда инвестиции растут быстрыми темпами, это означает, что малые предприятия и в предыдущий период чувствовали себя достаточно стабильно, раз решились в первом квартале этого года выделить на инвестиции значительные средства.
Значит, и ситуация в этих регионах оказалась более благоприятной для малого бизнеса, причем и в конце прошлого, и в начале этого года.

- А что происходит в менее успешных регионах? Я имею в виду общую ситуацию.

- Если говорить о ситуации в стране в целом, то идет сокращение сферы малого бизнеса примерно на 20%. Напомню, что мы, к сожалению, не имеем данных по микропредприятиям, следовательно, не знаем, сколько их возникло вместо исчезнувших малых предприятий. Так что на данный момент вопрос о том, куда исчезла пятая часть малых предприятий, остается открытым. Наша статистика показывает, что они просто исчезли: их число сократилось, сократился оборот, инвестиции в основной капитал. Только численность занятых на малых предприятиях сократилась на чуть меньший процент.
Если они опустились до микропредприятий, по итогам года мы должны увидеть такой же рост в этой сфере. Если подобного роста не будет, значит, они просто вынуждены были уйти с рынка. Наконец, последнее объяснение: часть из них ушла в теневой сектор. Но для того, чтобы дать точный ответ на этот вопрос, нужны специальные исследования, специальные опросы, углубленные интервью и так далее.
Официальная статистика просто говорит, что пятой части малого бизнеса больше нет. Как это на самом деле, мы сможем судить только в начале будущего года, когда появятся все данные за этот год. Только тогда мы сможем все подсчитать, посмотреть динамику и сделать выводы.
Хотя скажем честно: в начале года мы прогнозировали, что в результате кризиса малый бизнес сократится на 10 – 20%. Так что нас не удивляют данные Росстата. Увы, тенденция, понятно, печальная.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости