Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, заместитель генерального директора ОАО "Межведомственный аналитический центр". Инновации и модернизация. Часть первая

- Юрий Вячеславович, у нас только что был скандал с транспортным налогом. Второй момент: совсем недавно в Послании Федеральному собранию президент России заявил, что прямо сейчас мы налоги снижать не будем, но в скором времени рассмотрим этот вопрос и будем его решать. Тут же выступил его помощник по экономическим вопросам Аркадий Дворкович и поправил Медведева: снижения налогов не будет.
Так какова все же основная тенденция нашей налоговой политики? Создается впечатление, что мы в ней просто запутались.

- С одной стороны, я понимаю неизбежность присутствующих сегодня противоречивых трактовок и принципиально разных оценок того, нужно или нет снижать (либо наоборот повышать) налоги. Дело в том, что возникает столкновение приоритетов (причем на уровне одних и тех же людей), связанное, с одной стороны, с обеспечением стабильности бюджетной системы. С другой стороны, речь идет о решении принципиальных задач модернизации российской экономики. И в этой части я хотел бы особо отметить, что в настоящее время, если мы хотим говорить об обеспечении стабильного роста инновационной экономики, дело даже не в том, какие налоги будут повышаться, а какие понижаться. Дело в предсказуемости их изменения и стабильности ситуации в налоговой системе.
В сентябре мы проводили опрос руководителей промышленных компаний. И результаты этого опроса таковы: когда речь зашла об инновационном развитии предприятий, опрашиваемые нами руководители дружно высказались именно за предсказуемость и стабильность действий власти.
Мы прекрасно понимаем, что в условиях, когда наблюдается низкая предсказуемость изменений в налоговой системе, когда появляются противоречивые комментарии, то оценка любых достаточно длительных инновационных проектов становится весьма затруднительной.

- Безусловно.

- Резко возрастают риски, например, то же повышение транспортного налога, та же реформа ЕСН и связанные с нею вопросы, каких групп предприятий она коснется, а какие группы будут избавлены от увеличения налоговой нагрузки, которая планируется на недалекое будущее. Ясность в таких вопросах имеет для компаний принципиальное значение. Они должны иметь возможность планировать свою инновационную деятельность, четко выстраивать свои взаимоотношения с инвесторами.

- В таком случае еще один вопрос: многие ли наши компании ведут инновационную деятельность?

- Вы знаете, ее ведут многие, хотя и не в тех масштабах, в каких нам бы всем хотелось. Тем не менее, мы видим, что даже в условиях кризиса две трети промышленных предприятий продолжают осуществлять инвестиции в новое оборудование. И, по крайней мере, треть компаний продолжает финансировать проведение исследований и разработок.
Но вот вопрос об уровне этих расходов, даже по оценкам самих руководителей, недостаточен. Получается примерно следующая картина: для обеспечения конкурентоспособности оптимальный уровень инвестиций в новое оборудование должен составлять 10% от выручки, а расходы на НИОКР должны составлять порядка 5% от выручки. Это – целевые показатели на уровне самих компаний. Фактически же эти расходы даже среди компаний, которые осуществляют свою инновационную деятельность в рамках разработанной стратегии, на постоянной основе поддерживая свою конкурентоспособность, оказывается существенно ниже. Например, размер инвестиций в новое оборудование оказывается на уровне 2 - 3% от выручки, а расходы на НИОКР составляют всего до 1% от нее же (как правило, даже ниже). То есть сразу виден существенный разрыв между фактическими расходами на инновационную деятельность и тем уровнем, который необходим, по мнению специалистов самих же компаний, чтобы обеспечить их конкурентоспособность.
Конечно, некорректно рассматривать только затраты: можно посмотреть на выходной показатель (это даже правильнее). Но тут мы видим, что опять же лишь у двух третей компаний в общем объеме производства есть и новая усовершенствованная продукция. У трети компаний подобной продукции нет вообще. При этом у тех компаний, у которых такая продукция в принципе есть, ее доля в общем объеме выручки составляет в среднем 10%.
В результате нашего исследования, а, я напомню, это был опрос руководителей промышленных предприятий, представителей обрабатывающих отраслей промышленности, доля инновационной продукции составляет всего 6% от общего объема производства. И это – очень низкий результат в сопоставлении зарубежными производствами.

- Тогда естественный вопрос: возможна ли в таких условиях модернизация, о которой так много сейчас говориться?

- Я надеюсь, что возможна. Возникло ощущение, что в период кризиса понимание необходимости инновационной деятельности существенно усилилось. Особенно по таким направлениям, как снижение ресурсоемкости и энергоемкости предприятий. В условиях жестких финансовых ограничений собственники предприятий стали осознавать, насколько с финансовой точки зрения, с позиции эффективности производства, их компании недостаточно устойчивы в случае такого рода кризисов. Насколько они не готовы к подобному усложнению финансового положения.
Поэтому, когда мы задавали вопрос, какие направления вам представляются наиболее важными в инновационной деятельности ваших предприятий для обеспечения их конкурентоспособности, то в период кризиса руководители компаний считают, что это, прежде всего, снижение издержек, связанных с внедрением ресурсосберегающих технологий, энергосберегающих технологий. Затем, в качестве более долгосрочной перспективы, основным направлением повышения конкурентоспособности за счет инноваций называется освоение выпуска новой продукции, повышение производительности труда и третий принципиально важный фактор, который лишь теперь стал часто упоминаемым – это улучшение дизайна.

- Совсем провокационный вопрос: у нас есть могущественное лобби тех крупных компаний, которые живут за счет того, что у нас как раз нет ресурсо и энергосбережения. Так, например, Газпром в период кризиса теряет часть прибыли, поскольку сократился европейский рынок. Для того, чтобы поддерживать самого себя, ему нужно повысить потребление газа внутри страны. То же самое можно сказать и о наших нефтяных, энергетических и других сырьевых компаниях.
И названные Вами основные инновационные направления им совсем ни к чему. Не станут ли они с этим бороться?

- Я не думаю, что они станут с этим бороться. Более того, я не уверен, что это принципиально противоположно их интересам. Я хотел бы обратить внимание на другой момент.
Действительно, у нас есть крупные компании, которые являются субъектами естественной монополизации. И инновационная активность этих субъектов не представляется пока высокой. Поэтому сейчас принимаются меры, как мне кажется, совершенно правильные, направленные на выстраивание системы, связанной с повышением инновационной активности этих компаний. Причем речь идет о функциональном повышении этой активности, чтобы было ясно, поему и на что тратятся средства, на что идут инвестиции, и как это способствует повышению энергетической эффективности, снижению материалоемкости, и как это связано с освоением новой продукции.
Поскольку речь идет о крупных компаниях, работающих в недостаточно конкурентных отраслях, здесь требуется существенный стимул, предлагаемый со стороны государства. Это очень важно.

Окончание следует.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости