Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Уведомлять или разрешать. Круглый стол экспертов НИСИПП

Недавно глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина заявила о возможности расширения списка видов предпринимательской деятельности, которые можно перевести на уведомительный порядок открытия предприятий.
Возможности и проблемы внедрения в жизнь этого предложения на импровизированном «круглом столе» обсуждали эксперты НИСИПП. В нем приняли участие: заместитель генерального директора института Сергей Мигин, заместитель генерального директора АНО «ИКЦ «Бизнес-Тезаурус» Виктор Харченко, руководители направления НИСИПП Николай Смирнов и Алексей Шестоперов, старший эксперт АНО «ИКЦ «Бизнес-Тезаурус» Александр Шамрай, эксперты НИСИПП Дмитрий Павлов и Владимир Володин. Основные вопросы обсуждения были сформулированы следующим образом:
Какие виды предпринимательской деятельности лично вы в первую очередь перевели бы на уведомительный порядок? Какие, по вашему мнению, собирается перевести на него МЭР? Перевод каких видов предпринимательской деятельности бы на уведомительный порядок вызовет, по вашему мнению, особое сопротивление со стороны бюрократических структур?

Владимир Володин: Процесс перехода бизнеса на уведомительный порядок открытия предприятий начался не сегодня. Есть несколько видов деятельности, которые могут это уже делать. И после заявления Набиуллиной ясно, что этот процесс будет продолжаться. Кто, по-вашему, должен подключиться к нему в первую очередь?

Дмитрий Павлов: Что касается моего мнения по поводу перевода тех или иных видов деятельности на заявительный характер открытия бизнеса, то я бы начал с тех видов деятельности, которые наиболее безопасны, сулят наименьшие риски для человека, природы, общества в целом на всех стадиях жизненного цикла выпускаемого продукта.

Николай Смирнов: Я перевел бы на уведомительный принцип весь бизнес за исключением того, что напрямую касается национальной безопасности. И уже по первому опыту можно увидеть, какие виды деятельности необходимо вернуть на разрешительный принцип. То есть, я считаю, что вопрос надо развернуть на 180 градусов: какие виды деятельности нуждаются в разрешительном порядке? Уверен, что таковых объективно не много. А остальные перевести на уведомительный.

Сергей Мигин: Я бы, честно говоря, начал разговор на эту тему совсем с другого. В настоящее время в законе о госконтроле стоит перечень сфер деятельности, в которых уже введен уведомительный порядок. А вот дальнейшая конкретизация этого списка отдана на откуп правительству. И таким образом с введением подзаконных актов этот список сильно сужается. Причем, когда мы в свое время увидели первый проект постановления, там практически ничего не было. Более того, в законе были указаны отдельные виды деятельности и сказано, что в этих сферах надо осуществлять переход на уведомительный порядок. А в проекте постановления правительства этих видов деятельности не было.
Потом, с учетом мнения экспертов (в том числе и нашего института) постановление было доработано и принято в удобоваримом виде. Но как ни крути, все равно идет сужение списка.
Соответственно первый шаг, который необходимо сделать, - убрать из закона ссылку на подзаконные акты. И разрешить переход на уведомительный порядок хотя бы всем представителям указанных на сегодняшний день двадцати видов деятельности. Если установить прямое действие этих двадцати пунктов, то это уже было бы очень серьезным расширением. Я полагаю – расширением в разы.

Владимир Володин: А сколько у нас всего видов деятельности официально признается? Почему детализация списка дает такие плоды?

Сергей Мигин: Все зависит от глубины дробления. Если, составляя список, останавливаться на уровне классов, то их не так много. Если брать уровень групп, то там их уже гораздо больше. А счет видов идет на десятки тысяч. И это оказывается поводом для того, чтобы играть с отчетными цифрами.
В законе виды деятельности достаточно агрегированы. Например, предоставление бытовых услуг, предоставление гостиничных услуг, розничная торговля, оптовая торговля и так далее. А затем постановление правительства начинает это трактовать. Например, такой большой класс, как бытовые услуги. А его конкретизируют: изготовление и ремонт мебели, химчистка, ремонт и обслуживание автотранспортных средств, фотоателье, услуги бань, парикмахерские услуги и практически все. Понятно, что и это много, но ведь обозначен далеко не весь спектр бытовых услуг. И речь идет именно об этом.
Дьявол, как всегда, кроется в деталях, в конкретных кодах ОКВЭДа. В законе указаны высокие группировки, а в постановлении правительства более мелкие. И хотя в нем вдвое больше наименований, круг, на самом деле, ощутимо сужается.
Это – первое. А второе – я хотел бы обратить внимание на то, что не стоит так радостно призывать к безоглядному переходу на уведомительный порядок. Я предложил бы задуматься и не торопиться расширять список. Надо сначала отработать систему в уже отобранных сферах.
На самом деле, сейчас баланс выгод перехода на уведомление далеко не очевиден. Раньше, пока контролер не придет в конкретную фирму и не выявит там нарушений, предприниматель считался невиновным. Более того, если контролер приходил и выявлял нарушения, он должен был дать какое-то время на их исправление согласно соответствующему предписанию. А вот когда предприниматель подписывает декларацию о том, что он соответствует требованиям, он сразу же берет на себя довольно жесткие обязательства.
Одно дело: где-то существует какой-то СНИП, какой-то ГОСТ, которому он должен соответствовать (а они зачастую друг другу противоречат). Но сейчас, после подписания декларации, предпринимателю смело можно сказать: ах, ты не соответствуешь, а подписался.
Так что необходимо, во-первых, выяснить, под чем предприниматель подписался. Во-вторых, надо разобраться с ответственностью. У нас ко всему подходят с шашкой наголо: давайте за предоставление неверных сведений привлекать к административной ответственности. В десять раз штраф увеличим, и будет всем счастье.
А ведь, на самом деле, ни к чему, кроме нового витка коррупции, это не приведет.
Так что порой создается ощущение, что уведомительный порядок – это кот в мешке. И, помимо этих проблем существует непонимание предпринимателями самой сути нового института. Ведь предприниматель как считает: вот он пишет в контрольно-надзорный орган: «Дорогие друзья, я начинаю свой бизнес». Поздравьте, мол, меня. Но, на самом-то деле, механизм другой: он подписывается под тем, что взял на себя ответственность.
Поэтому необходима просветительская и разъяснительная деятельность. Пока статистических данных нет, но по итогам первых месяцев работы по уведомлению им воспользовались буквально единицы. Понятно, что этот институт силу не набрал. Так что я не спешил бы расширять список, а отработал бы его в тех сферах деятельности, где уведомительный порядок уже введен. Причем, повторю еще раз, строго в пределах закона, безо всяких отсылок на подзаконные акты. Нужно наработать правоприменительную практику, что-то сопоставить, что-то уточнить.
Надо, чтобы это было выгодно, в первую очередь, предпринимателю. Если мы сегодня говорим, что положение предпринимателя с переходом на уведомление может и ухудшиться, то зачем нужно расширение. Мы что, хотим ухудшить положение еще более широкого круга предпринимателей?

Владимир Володин: Но в таком случае все наши бюрократы должны потребовать, чтобы весь бизнес был срочно переведен на уведомительный порядок.

Сергей Мигин: Наши бюрократы в своей косности часто просто не представляют, что они могут выиграть. Это как с саморегулированием: там тоже большинство чиновников на вопрос о том, какие функции они готовы передать саморегулируемым организациям, отвечали, что никакие. Прошел год, они посмотрели на происходящее в строительстве, и поняли, на чем можно хорошо заработать. И теперь все разрабатывают проекты передачи государственных функций карманным СРО. Так что все дело в понимании ситуации и тех возможностей, которые открываются.

Алексей Шестоперов: Лично я поддерживаю перевод максимального количества видов деятельности на уведомительный порядок. И я считаю, что, в первую очередь, на такой порядок надо переводить виды деятельности, связанные с интеллектуальным трудом: например, разработка программного обеспечения, консультационные услуги – не нужно им создавать дополнительные барьеры.
Затем, во вторую очередь, на уведомительный порядок, по-моему, необходимо переводить технологически простые виды деятельности, не требующие закупки сверхсложного оборудования.

Окончание следует.

Материал подготовил Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости