Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Вот вам, господа, и саморегулирование. Круглый стол НИСИПП. Часть вторая

Мы продолжаем публикацию материалов круглого стола НИСИПП, посвященного вопросам перевода строительной отрасли России на саморегулирование.

Владимир Буев: Здесь прозвучала мысль о том, что малый бизнес должен, конечно, надеяться на такие организации, как ОПОРА России, и на таких людей, как Сергей Борисов, но ему при этом необходимо и самому не плошать. В то же время как малому предпринимательству, не только строительному, реализовывать так называемые «коллективные действия», если это не подкреплено административным ресурсом такой крупной и уважаемой организации как ОПОРА?
Вернемся к тому, с чего началась наша беседа: та же самая ОПОРА России выступила учредителем двух саморегулируемых организаций. И, между прочим, у ОПОРЫ и у Сергея Ренатовича как ее главы есть определенный административный ресурс. Тем не менее, даже при таком ресурсе (в том числе публичном и информационном), какой есть у ОПОРЫ, они не смогли сразу зарегистрировать эти СРО в Ростехнадзоре. Так кто же у нас может, «не плошая сам», создать альтернативные организации? Давайте представим себе простую ситуацию: вот сорганизовался малый бизнес в лице определенного количества строительных фирм и пошел подавать документы на регистрацию саморегулируемой организации, не имея никакого иного специфического ресурса. И ему отказали. Что этой несостоявшейся СРО дальше делать? Всю оставшуюся жизнь ходить в суды? Как ответить на этот вопрос?

Николай Смирнов: Здесь, я считаю, возможны две позиции: индивидуальная и коллективная. Если малый бизнес начнет действовать индивидуально, это приведет лишь к новому витку коррупции. Каждый пойдет к крупному предприятию, в саморегулируемую организацию и, если он не может получить допуск законно, то будет получать его коррупционным образом.
Но есть и коллективная стратегия, в соответствии с которой для успеха такого предприятия, как саморегулирование, необходимо коллективное действие. Нужно, чтобы малый бизнес объединялся и шел в суды, в ФАС, в прокуратуру. Шел широким фронтом по всем легальным позициям, которые сейчас имеются в нашем законодательстве. Перечислять все возможности смысла не имеет: малый бизнес сам все найдет. Главное – надо объединиться.
Я не отрицаю значения ОПОРЫ России – наоборот она может оказать в этом деле огромную помощь. Но дело в том, что необходимы и другие организации.

Александр Литвак: Честно говоря, Николай уже много сказал из того, что хотелось бы сказать и мне. Действительно, если есть четкие критерии регистрации СРО, и если люди считают, что создаваемая ими организация этим критериям соответствует, то они должны отстаивать свои права в том же суде. И я знаю, что в начале прошлого года, когда зарегистрировались только две СРО, на Ростехнадзор с разных сторон оказывалось очень сильное давление. В итоге они все же приоткрыли рынок, и процесс пошел. А вот, почему он неожиданно захлопнулся – другой вопрос. Надо вновь инициировать давление, чтобы процессы продолжались.

В. Буев: То есть мы постоянно возвращаемся к тому, что малый бизнес должен сам отстаивать свои права. Без этого результата не будет.

Н. Смирнов: Здесь возникает тот же самый вопрос: понятно, что не каждый малый предприниматель должен индивидуально бороться с системой. Должно быть коллективное действие.

В. Буев: Хорошо. Но, допустим, можем ли мы рассматривать заявление Борисова как коллективное действие?

В.Володин: Можем – ведь он подписал заявление не как частное лицо, а как глава предпринимательского объединения.

А. Литвак: Можем. И если за этим последует судебный иск, то это будет помощь всем игрокам на рынке.

Н. Смирнов: Речь не только о судах. Здесь дальнейшая экономическая ситуация может сложиться так, что на строительном рынке пойдут очень негативные процессы. Может вновь начаться резкое повышение стоимости квадратного метра при не менее резком сокращении предложения.
И реагировать на это придется правительству, применяя меры административного воздействия.

Дмитрий Павлов: Коллеги, мы сейчас увлеклись обсуждением ситуации, сложившейся после заявления Борисова, и забыли о том, что 15 февраля было принято решение о внесении в реестр одной СРО, заявленной ОПОРОЙ России. И сама ОПОРА тут же сделала по этому поводу официальное заявление.

В качестве приложения

Информационное Сообщение ОПОРЫ России

Ростехнадзор принял решение о регистрации строительной СРО ОПОРЫ
15.02.2010

Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзоре) принято решение о внесении сведений в государственный реестр саморегулируемых организаций в отношении некоммерческого партнерства «Межрегиональное объединение строительных предприятий малого и среднего предпринимательства - ОПОРА».
Как сообщается на сайте ОПОРЫ РОССИИ, 9 февраля президент организации Сергей Борисов выступил с публичным заявлением об искусственном торможении Ростехнадзором процесса с внесением в государственный реестр саморегулируемых организаций, созданных ОПОРОЙ некоммерческих партнерств «МОСП МСП-ОПОРА» и МОАПП МСП-ОПОРА».
Решение о создании саморегулируемых организаций для малых и средних строительных компаний РФ было принято как ответ на ситуацию, складывающуюся в связи с переходом на принципы саморегулирования в строительной отрасли.
«Правила игры должны быть одинаковыми и обязательными для всех, понятными и выполнимыми, то есть конкурентными. Для этого ОПОРОЙ и были созданы два некоммерческих партнерства с самыми льготными условиями для вступления в СРО и для работы, что особенно важно для малого бизнеса.
Тормозя процесс регистрации «МОСП МСП-ОПОРА» и МОАПП МСП-ОПОРА», Ростехнадзор искусственно создает условия для оттока членов этих организаций в другие СРО. Мы уверены – это сознательная политика ведомства», - говорилось, в частности, в заявлении Сергея Борисова.

http://www.opora-credit.ru/news/business/detail.php?ID=12459

Александр Шамрай: Все происходит именно так, как мы говорили: стоило появиться заявлению Борисова, стоило подняться шуму, как чиновники пошли на попятную.

В. Володин: На то они и чиновники, чтобы бояться огласки своих сомнительных действий.

А. Шамрай: Разумеется. Но мне лично хотелось бы, чтобы мы подробнее прокомментировали вопрос своевременности введения саморегулирования в строительстве.

В. Буев: Конечно, ведь история с СРО ОПОРЫ – повод для дискуссии, а сама тема – становление и развитие саморегулирования в стране.

А. Шамрай: Как мне представляется, введение саморегулирования оправдано на тех рынках, где существует реальная конкуренция. Увы, но строительный рынок России – первый среди тех, о которых этого сказать нельзя. Это рынок коррумпированный, неконкурентый. Рынок, где давным-давно все договаривались между собой и с чиновниками. И именно эта отрасль стала нашим пионером в области саморегулирования.
Мне кажется, что это решение было, по меньшей мере, опрометчивым. И результаты этого мы сейчас видим, когда чиновники пытаются ограничить доступ на этот рынок новым игрокам.
При этом те же самые новые игроки, которые сегодня жалуются, что их не пускают в СРО, завтра создадут свои организации и в силу специфики рынка начнут ограничивать доступ туда новым компаниям. В результате подобных действий пойдет новая волна создания СРО.

В. Володин: Очень известный наш блоггер, Русаналит, много пишущий на экономические темы (он сам – директор завода), недавно написал, что саморегулирование в российских условиях, по его мнению, просто пронизано коррупцией.

В. Буев: Но если будет создано множество СРО (а их уже сотни), то сам «рынок саморегулирования» в отрасли будет приобретать черты конкурентного…

А. Шамрай: Особо много их не будет из-за того же компенсационного фонда.

В. Володин: Подождите, а сколько нужно единовременно в этот фонд внести.

Д. Павлов: По-моему миллион.

В. Буев: Не менее миллиона в строительных СРО и не менее трехсот тысяч – в проектных и изыскательских.

В. Володин: Но это же не так много для компаний, занимающихся строительством.

А. Литвак: Это может быть много для мелких фирм.

В. Буев: Я бы хотел вернуться к вопросу, поднятому Александром Шамраем. Итак, СРО уже довольно много. Компании могут вступать в СРО других регионов, и между СРО уже есть конкуренция, я не говорю сейчас о том, добросовестная она или недобросовестная. Как тут сдерживать новых игроков (имея в виду сами компании) и не принимать их в организации? А главное – зачем это делать? Ведь те, кого не принял к себе ты, пойдут в другую СРО и усилят ее.
Когда СРО, допустим, всего два, и они не пускают никого на рынок, это понятно. Но когда их несколько сотни…?

А. Шамрай: Да, их 120, но видим ли мы сейчас конкуренцию между ними, заставляющую открывать двери для новых игроков рынка.

В. Буев: К сожалению, нет. Пока речь идет об обратном: созданные СРО пытаются регулировать рынок, не допуская на него новых конкурентов, другие СРО.

А. Шамрай: В том-то и дело. Значительная доля игроков строительного рынка не была допущена в СРО, и вовсю ведется ограничительная работа.

В. Володин: Тогда у меня сразу вопрос: было сказано, что строительный рынок у нас сильно коррумпирован. А можно назвать рынок, который был бы у нас слабо коррумпирован?

А. Шамрай: Думаю в современных российских условиях можно говорить лишь о том, где коррупция сильнее, а где слабее.

Н. Смирнов: Если отвечать на такие вопросы, то очень хорошим индикатором коррупции является конкуренция: чем выше конкуренция на рынке, тем ниже коррупция.

В. Володин: Тогда второй вопрос. Может быть, строительный рынок и решили отпустить на саморегулирование, поскольку нет особой разницы: лицензирование выступает как инструмент коррупции или СРО? Может быть, на рынке, где уже давно все схвачено, решили посмотреть: вырвутся предприниматели из коррупционных сетей, или нет?

А. Шамрай: Возможно, но при этом – специально или нет – дискредитируется сама идея саморегулирования?

В. Володин: Или идея отработать включение саморегулирования в коррупционную практику.

А. Шамрай: Пилотный проект, так сказать.

Н. Смирнов: Я бы не стал отрицать и такое предположение, но дело в другом: коррупция, сама по себе, не слишком сильная вещь, если не дополняется легальными механизмами. Вот когда такие механизмы есть, она получает огромную силу.
Раньше она дополнялась лицензированием, и там происходили все сговоры. А теперь этот механизм дополняется саморегулированием, и это совершенно другая вещь. Здесь есть компенсационный фонд, есть правила игры. Здесь возможна конкуренция между различными СРО. То есть речь идет о совершенно других отношениях.
Да, сегодня еще нельзя сказать, как все пойдет дальше, поскольку прошло еще мало времени. Но, я считаю, среднесрочная динамика этого процесса будет другой, хотя в краткосрочном периоде это будет динамика развития коррупции в рамках саморегулирования.

Окончание следует

Материал подготовил Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости