Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Александр Пироженко, директор Департамента развития конкуренции Минэкономразвития России: "Больше всего вдохновляет работа с регионами". Интервью для журнала "Рост"

Источник - пресс-служба Министерства экономического развития Российской Федерации

Департамент развития конкуренции Минэкономразвития сейчас, пожалуй, одно из самых упоминаемых федеральных ведомств в региональных администрациях. Полным ходом идет подготовка программ регионов, призванных обеспечить условия для развития конкуренции. Причем, формальных отписок с дежурными фразами о «содействии и способствовании» ведомство не приемлет. Каждая региональная программа должна иметь черты реального, близкого к практике проекта.

Как концепция конкурентной политики России в ее региональных воплощениях отразится на отрасли ритейла? Где проходит граница между здоровым желанием поддержать российский бизнес и ограничением конкуренции, плачевно сказывающимся на ценах и качестве товара? Какие алгоритмы взаимодействия бизнеса и власти наиболее эффективны для развития регионального независимого ритейла? За ответами мы обратились к Директору Департамента развития конкуренции Александру Пироженко.

- Александр Александрович, Минэкономразвития  до реорганизации стояло у истоков законодательного регулирования отрасли торговли. Как Вы оцениваете окончательный вариант закона «Об основах регулирования торговой деятельности в РФ»? Сохранились ли в документе первоначальные инициативы профильного, на тот момент, министерства?

Изначально законопроект был направлен на создание условий для развития альтернативных форм торговли, в том числе, малых форматов. Документ был призван регламентировать выделение участков под нестационарную торговлю, сделать эти процедуры прозрачными на уровне муниципалитетов, дать возможность малому бизнесу развиваться отрасли. В принципе, задача эта в принятом законе реализована.

Другой вопрос - многие проблемы надо решать не только на уровне федерального законодательства, а непосредственно на местах. Слишком много в регионах возможностей, так или иначе, обходить нормы федерального законодательства.  Если в муниципалитете зададутся целью создать для кого-то преференции, это всегда можно сделать. Ограничителем здесь является ФАС. И это уже вопрос не столько самого законодательства, сколько правоприменительной практики, запрещающей такого рода действия. Закон очерчивает рамки, формирует определенное послание всем уровням власти. Эта задача полностью реализована.

- На ваш взгляд, какие меры  - наиболее важны для развития конкуренции в ритейле?

Нововведение в законодательстве, которое мы считаем важным и всячески приветствуем  - прямые запреты на создание разного рода преференций, административных обременений, неких дополнительных требований. Для всех участников рынка все требования должны быть прозрачными, понятными, условия равными.

Думаю, что и ритейл-бизнес в регионах может только приветствовать подобные нормы. Крупные торговые сети имеют значительно больше ресурсов для вхождения в регион, взаимодействия с местной властью. Это не всегда коррупция, речь может идти о неких крупных проектах, инфраструктурных инициативах, которые малый бизнес не в состоянии предложить. Законодательство четко ограничивает все преференции, выравнивает условия для игроков разных форматов.

Что касается дискуссионных моментов по поводу взаимодействия поставщиков и ритейлеров, мы тоже участвовали в обсуждении, высказывали определенную позицию. Но сейчас закон уже принят, подписан Президентом и вступил в силу, так что обсуждать его было бы неправильно. Мы должны исходить из того нормативного поля, которое есть, обеспечивать его реализацию таким образом, чтобы оно позволяло развиваться бизнесу. В том числе, в регионах.

- Вы долгое время работали в ФАС. Как, с профессиональной точки зрения, Вы оцениваете действенность антимонопольных статей закона, в частности положения о «пороге доминирования»?

Есть определенные сложности и ФАС их не отрицает. Думаю, мы сможем решить все возникающие задачи в рамках методики определения территориальных границ.  Сейчас проект методики уже активно обсуждается. Коллеги разрабатывали методику с участием торговых организаций, независимых экспертов. Ситуация - рабочая.

- Вашим ведомством сейчас активно разрабатывается программа развития конкуренции в регионах. Есть ли неформальный отклик, заинтересованность в этой работе региональных администраций?

Ситуация неоднородная. Мы даже сделали и ведем рейтинг регионов с точки зрения качества подготовки программ. Кто-то подошел к вопросу неформально, кто-то еще программу не успел представить. Мы мониторим ситуацию, активно работаем с регионами, чтобы их программы стали эффективными инструментами экономической политики, а не превратились в никому не нужный документ.

Первая итерация программ была несколько формальной. Постепенно ситуация разворачивается в лучшую сторону. Мы подготовили два пакета методических рекомендаций с указаниями конкретных ошибок. Готовим резюме программ, публикуем их на сайте Министерства. Главное, мы просим регионы не замыкаться в рамках своих администраций, делать подготовку программ максимально публичной с привлечением представителей бизнеса, экспертов. Это залог разработки работоспособной программы, способной принести результаты. Лучшие программы обязательно отметим, и будем следить за их реализацией.  Контрольная точка – март. Программы должны до конца первого квартала пройти серию утверждений.

- Какие региональные программы Вы считаете наиболее интересными?

Мы оцениваем программы по 100-балльной шкале. Но, хочу отметить, что максимальных показателей нет ни у кого. Есть группа лидеров, но до идеала пока далеко. Лучшие программы представили – Оренбургская, Пензенская, Воронежская области, Ставропольский край. Результат достаточно неожиданный в хорошем смысле слова. С другой стороны, ряд регионов откровенно разочаровал.

- С чем, по Вашему мнению, связана такая ситуация? Регионы методически не готовы работать над программами или не очень заинтересованы в их разработке?

Причины разные. У кого-то действительно нет приоритета по развитию конкуренции. А ведь многое зависит от заинтересованности в решении этого вопроса, приоритетности темы. Например, в Иркутске ситуация развивалась своим чередом. Потом на нее обратил внимание губернатор. Сейчас общими усилиями документ региона выходит на совершенно новый уровень. Что касается методической подготовки, мы полностью обеспечиваем поддержку. Практически с каждым регионом работаем в индивидуальном режиме. Наши сотрудники связываются с разработчиками программ, дают замечания, в рабочем порядке обсуждаем конкретные меры, рынки. Обеспеченные регионы чаще привлекают специалистов на аутсорсинге. Тот же Иркутск так поступил, Тверь. Хотя, Москва, например, всю программу разрабатывает самостоятельно.

- Какие главные признаки эффективной программы развития конкуренции  и повышения экономической эффективности региона могли бы назвать Вы, разработчик реальных антикризисных программ для малых городов?

Их не так много. В первую очередь, объективный анализ ситуации. У региональных администраций есть набор данных для принятия решений о том, какие отрасли нуждаются в стимулировании развития конкуренции. Это вполне очевидные вещи, как правило, понятные даже на бытовом уровне. Достаточно сравнить цены на те или иные товары в соседних регионах.

Важно системное предложение по изменению ситуации с перечнем конкретных предложений – что мы делаем для развития конкуренции в конкретной отрасли, в какой срок и какой эффект это дает для достижения общей цели. Обязательно нужно выделить приоритеты, а не распылять усилия. Программа должна предусматривать несколько магистральных направлений, при этом каждому жителю области должно быть понятно, что ему дает развитие конкуренции.

Должны быть озвучены конкретные меры. У 90%  разработчиков программ были попытки записать некие общие слова «содействовать, развивать, способствовать». Такие программы через нас не пройдут. Должно быть четкое построение: анализ – приоритет –меры – сроки реализации – эффекты.

- Какие меры, на Ваш взгляд, сегодня являются приоритетными применительно к отрасли розничной торговли?

Самое важное, что тормозит развитие ритейла – инфраструктурные проблемы, не соответствующие потребностям торговли и, в конечном счете, потребителя. Не хватает логистических мощностей, складских площадей. Есть и вопросы к качеству товаров, стандартов и прочего.

Что касается инфраструктуры, ситуация постепенно меняется к лучшему. Если нет инфраструктуры, строить отношения с потребителем бизнесу часто приходится самостоятельно. Например «Магнит», строит свои собственные склады. В России, к сожалению, нет системного логистиченского бизнеса, которому крупные ритейлеры могли бы делегировать эти задачи.

Хочу отметить интересное решение, формируемое в рамках Союза независимых сетей в формате закупочного объединения, позволяющего консолидировать усилия нескольких сетей. Это решение также требует строительства логистических объектов. Важно, чтобы руководство регионов понимало - помогая таким проектам, создавая условия для таких инициатив, они создают базу долгосрочного развития. Торговля – значимый сектор экономики, который дает хорошую налогооблагаемую базу, повышает качество жизни, создает рабочие места.

Развитие инфраструктуры и снижение административных барьеров, которые, к сожалению, существуют – приоритеты для развития конкуренции в отрасли ритейла. Административные барьеры, в первую очередь, проявляются при строительстве новых торговых центров, выделении земельных участков.  Поэтому в региональных программах надо отражать не только непосредственно вопросы отрасли, но и моменты тесно связанные с ритейлом. Все, что не дает развиваться современным форматам.

- Многие региональные ритейлеры в числе острых проблем упоминают «региональный сепаратизм» по отдельным товарным категориям…

Безусловно, к барьерам относятся и протекционистские меры властей регионов в отношении местных производителей. Прокатилась целая волна кампаний «Покупай нижегородское, тюменское, пермское и т.д». Если такая программа предусматривает информационную и рекламную поддержку местных товаров, ничего плохого я в этом не вижу. Главное, чтобы не создавались барьеры на пути товаров из других регионов. Такая политика - антиконституционна, противоречит антимонопольному законодательству, не соответствует проводимой конкурентной политике. Такие вещи мы пресекаем, обращаем внимание, ставим в известность ФАС, которая возбуждает соответствующие дела. В частности, сейчас идут процессы по прецедентам ограничения конкуренции в поставках алкогольной продукции властями Татарстана, Краснодарского края.

Если у участников Союза независимых сетей появляется подобная информация по различным товарным категориям, мы готовы на эти прецеденты реагировать. Не надо бояться озвучивать проблемы. Антимонопольные санкции работают, они достаточно жесткие, в том числе и в отношении чиновников, вплоть до дисквалификации.

- Достаточно ли таких отчасти репрессивных мер?

Репрессивные меры надо сочетать с разъяснительной работой.  Многие чиновники вполне искренне считают, что протекционизм местных производителей – это путь к улучшению экономической обстановки в регионах, через развитие налогооблагаемой базы и т.д. Но такие меры консервируют неэффективное производство. Экономически создание региональных «княжеств», ориентированных на самообеспечение, нерационально. От этого в первую очередь страдает потребитель. Люди платят больше за менее качественный товар, чем могли бы, если бы были созданы благоприятные условия для развития конкуренции. Местный производитель вполне может конкурировать за счет своих естественных преимуществ, как минимум, - удобной логистики.

Мы будем активизировать разъяснительную работу. Департамент уже издает бюллетень «Конкурентная политика России», скоро будет запущен сайт, будут проходить семинары и конференции, первая состоится 5-6 февраля в Иркутске. Все эти инструменты направлены на популяризацию идей конкуренции, разумного экономического поведения.

Причем, разъяснительная программа будет адресована не только власти, но и бизнесу. Бизнес тоже просит неких преференций, получает их, потом приходят другие бизнесмены, пытаются перетянуть административный рычаг на свою сторону. Получается нездоровая борьба, вмешивается коррупция. В итоге тот, кто пришел за поддержкой первым, нередко сто раз жалеет, что вообще ввязался в эту историю. Нужны прозрачные правила игры. Власть не должна вмешиваться, переходить грань. Иначе получим такую среду, за которую заплатим мы с вами как потребители высокими ценами и низким качеством товаров.

Лозунг нашей работы – «Выбор. Качество. Возможности». Конкурентная политика призвана обеспечить потребителя качественными товарами, а бизнесу создать возможности для развития. Это ценность, которую мы всячески пропагандируем и будем отстаивать по мере необходимости.

- В некоторых регионах власти готовы идти на серьезные шаги, чтобы привлечь федерального ритейлера. Обязательное ли это условие для развития конкуренции – присутствие на рынке региона крупного федерального игрока?

Это вопрос не столько собственников сети – федеральных, транснациональных и т.д., сколько форматов торговли, качества обслуживания. Речь идет о том, чтобы современный потребитель имел возможность выбирать. Типы потребления разные – кто-то раз в неделю закупает большой набор продуктов по минимальным ценам, готов стоять в очередях, тратить силы, кто-то готов платить больше за тот же товар каждый день в магазинах формата «у дома».

Федеральный игрок – это не маркер уровня развития конкуренции. У потребителя должен быть выбор модели поведения, наиболее близкого формата магазина. Если все ниши закрывают местные игроки это нормальная ситуация.

В то же время сам факт прихода крупного игрока сильно меняет картину рынка. Конечно же, это ужесточает конкуренцию, уменьшает маржу местных предпринимателей. Но мы говорим о балансе интересов потребителя и предпринимателя. Любой субъект бизнеса стремиться к монополизму, к тому, чтобы оградить себя от конкуренции. Это нормальное, рациональное поведение. Но опять же, за это платит потребитель. Высокая маржа в регионах, где нет выбора форматов торговли, отражается на уровне цен.

Существуют объективные причины, сложившиеся рыночные условия. Говорить о конкуренции локальных и федеральных игроков это все равно, что ждать в России прихода Wal-Mart. Когда-нибудь мировой лидер придет, конечно, и российские сети к этому готовятся, совершенствуют свои технологии. Также и региональным сетям необходимо развиваться: оптимизировать издержки, работать с новыми технологиями, чтобы успешно конкурировать с федеральными игроками. У многих регионов время еще есть. Например, концентрация потребителей в регионах Сибири и Дальнего Востока не так высока, чтобы сделать эти направления интересными федеральным игрокам уже сейчас. Регионам надо использовать это время с пользой, не останавливаться в развитии. Конкуренция - это ведь и потенциальная категория. Сегодня надо быть готовым к тому, что случиться завтра.

- В перспективе, с развитием конкуренции, российская торговля может в значительной степени укрупниться, быть монополизированной западными игроками. Нужен ли России национальный ритейл?

Разумеется. Это уже вопрос не столько конкуренции, сколько национальной продовольственной безопасности. Конечно, мы должны соизмерять интересы формирования конкурентного рынка и интересы развития отечественного бизнеса. На национальном уровне надо также поддерживать бизнес, но делать это в разумных пределах. Всегда должен быть баланс и с занятостью и с обеспечением продовольственной безопасности. Но при этом не нужно закрываться от внешнего мира, потому что за это заплатим мы, как потребители. Это уже вопрос уровня жизни. Что может позволить себе человек на сто долларов в Нью-Йорке и в Москве? Потребитель в США может платить за один и тот же товар в 3 раза меньше, чем в крупном российском супермаркете.

- В Министерство Вы пришли из Федеральной антимонопольной службы. На какой должности лучше чувствуются конкретные результаты труда, отдача от вложенных усилий?

Человеку свойственно задаваться вопросом – зачем ты что-то делаешь и чего достигаешь. Конечно, в ФАС время от вложения усилий до результата значительно меньше. В ФАС деятельность больше связана с борьбой, предотвращением злоупотреблений.

Работа в Министерстве - более системная, она требует большей концентрации, больше терпения если хотите. Это все равно, что дерево вырастить. Нужно вложить очень много регулярного кропотливого труда. С другой стороны, это созидательна работа по созданию системных условий для развития. Иными словами, работа на позитив.

Больше всего вдохновляет работа с регионами. Результаты работы здесь быстрее видны. Плюс разнообразие взглядов, подходов. Это интересное общение, взаимное обогащение идеями, решениями. В регионах другой ритм жизни и работы и у них есть возможность глубже прорабатывать вопросы, на которых в московском ритме деятельности просто нет времени детально остановиться. Синергетический эффект от взаимодействия с регионами точно есть и я надеюсь, что это даст толчок для развития конкуренции в стране в целом.

Наглядный пример – Иркутская область, выступившая с предложением устроить конференцию, обсудить на месте ситуацию с конкуренцией. Постепенно подключаются и другие регионы. Губернаторы начинают понимать важность направления, делают развитие конкуренции одним из своих приоритетов. Процесс движется и это очень радует.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости