Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Патриция Клоэрти о кризисе и стратегии ведения бизнеса в сложный период. Интервью для «ОПОРЫ-КРЕДИТ»

Последний кризис стал очень глубоким. И мой совет компаниям будет традиционным. В любой кризис вы должны сокращать свою дебиторскую задолженность, увеличивать кредиторскую задолженность и внимательно следить за каждой проводимой операцией. Денежный поток - единственное, что вас должно интересовать в данный период.

Карьера Патриции Клоэрти (Patricia Cloherty) началась в 1970 году в международной инвестиционной компании Apax Partners (ранее Patricof & Co. Ventures, Inc.), под управлением которой находится $10 млрд. На протяжении своей работы в Apax Partners, с 1970 по 2000 гг., занимала должности сопредседателя, Президента и Управляющего партнера. Затем возглавляла Национальную ассоциацию венчурного капитала США. В 1991 г. Президент США Джордж Буш назначил Патрицию Клоэрти Председателем Инвестиционного консультативного совета, одной из основных задач которого являлась реализация программы «Инвестиционная компания малого бизнеса» (Small Business Investment Company) Ассоциации малых предприятий США. Входила также в Совет по усовершенствованию «Инвестиционной компании малого бизнеса», созданный при Администрации Президента Клинтона. В 1977-1978 гг. была Заместителем управляющего Ассоциации малых предприятий США, в соответствии с указом Президента Картера. В 1981 г. основала и возглавила «Комитет 200» - престижную организацию, объединившую женщин-предпринимателей и топ-менеджеров США.

В 2004 г. была названа Американской торговой палатой «Бизнесменом года». В 2006 г. журнал Forbes включил Патрицию Клоэрти в список Technology’s Top Dealmaker. В феврале 2007 г. Правительство Москвы отметило вклад Патриции Клоэрти в развитие предпринимательства в России и в создание малого бизнеса. В октябре 2007 г. Кеннановский институт при Центре Woodrow Wilson в Вашингтоне вручил Патриции Клоэрти награду за активную гражданскую позицию в бизнесе, а в ноябре того же года она получила награду «Дарин» от Российской академии бизнеса за вклад в развитие российской экономики. В марте 2008 г. Президент России Владимир Путин подписал указ о награждении Патриции Клоэрти Орденом дружбы за большой вклад в развитие российского бизнеса, укрепление дружбы и сотрудничества между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки.

Патриция Клоэрти является директором ряда компаний, включая Колумбийский университет (США), Российско-американский деловой совет (США), Вещь! (Россия), PrimeStar (Россия), VideoNext (США и Украина) и DeltaLeasing (Россия). Входит в попечительские советы Колумбийского университета, International House и Teachers College при Колумбийском университете. Также является членом Совета при Университете Рокфеллера и членом Совета по международным отношениям, членом Правления Американской торговой палаты в России, членом Попечительского совета бизнес-школы в Сколково. В 1995 г. Президент США Билл Клинтон назначил Патрицию Клоэрти членом Совета директоров Инвестиционного Фонда США-Россия. С 2003 г. является председателем Совета директоров и Исполнительным директором компании Delta Private Equity Partners, управляющей двумя фондами прямых инвестиций: Инвестиционным Фондом США-Россия и Delta Russia Fund, L.P. В апреле 2009 г. была избрана в Совет директоров Нью-Йоркской фондовой биржи (NYSE Euronext).

ОПОРА-КРЕДИТ: Почему Вам интересно работать на российском рынке?

Патриция Клоэрти: Я в бизнесе уже 42 года, и прекрасно в нем разбираюсь. Работать с Россией я начала благодаря президенту Клинтону, который в 1994 назначил меня ответственной за развитие частного инвестирования в вашей стране. Изначально я занималась этим, оставаясь за границей, но после того, как в 2000 году, спустя 30 лет, я покинула свою компанию Apax Partners, крупную международную венчурную компанию, я приехала сюда.

Российское общество сейчас находится в переходном возрасте, на стадии глубинных, масштабных изменений. Надеюсь, что эти преобразования, в конечном итоге, приведут к тому, что на смену централизованной экономике, контролируемой сверху, придет свободная рыночная экономика. Быть живым свидетелем этого безумно интересно. Это сложно, это требует неимоверных усилий, но с точки зрения инвестора это создает огромные возможности. Еще большие возможности эта ситуация дает молодым россиянам, которым просто необходимо понять, как можно распорядиться имеющимися у них возможностями, а также научиться слушать рынок.

ОПОРА-КРЕДИТ: Многое ли изменилось в России за то время, пока Вы работаете здесь?

Патриция Клоэрти: Назову факты. Через два фонда, один спонсируемый Правительством США и второй - частный, мы вложили $550 млн. в 55 российских компаний и получили невероятные прибыли за последние годы, как только я здесь появилась (улыбается). Но если вспомнить первые сделки! Первая была в 1994 году, компания занималась производством дизельных двигателей. И так как банковская система была еще не развита, мы должны были передать деньги наличными. В результате по дороге чемоданчик с деньгами был украден, и больше его никто не видел. Мне пришлось нанять частного детектива, но он смог проследить след чемоданчика лишь до почтового офиса в Вене.

Сегодня такого случиться уже не может, по крайней мере, не систематически - механизм инвестирования отлажен. Постараюсь быть более конкретной в политическом плане: думаю, первый срок президентства Владимира Путина был очень удачным. Налоговый кодекс был систематизирован (подоходный налог - 13%, НДС - 18%), введены особые экономические зоны, специальные налоговые режимы, упрощенная система налогообложения, единый налог на вмененный доход. Банки стали более прозрачными. Мой близкий друг, удивительно талантливый человек, Андрей Козлов, пал жертвой в той банковской войне, но все же многое успел сделать для улучшения ситуации.

Очень важное изменение - у предприятий появился доступ к капиталу, иностранному, в частности. Принципы открытости начали утверждаться на российском рынке, а это является базовым условием, гарантирующим безопасность финансовых вложений. К сожалению, в кризис я наблюдаю резкое сокращение уровня прозрачности компаний, что очень расстраивает меня. Ведь, вы уже проделали такую серьезную работу в этом направлении, и очень жаль вновь терять это.

ОПОРА-КРЕДИТ: Какой совет Вы могли бы дать предпринимателям, чтобы компания прошла через кризис без особых потерь?

Патриция Клоэрти: Кризис происходил каждое десятилетие моей карьеры, которая началась еще в 1969 году. Первый кризис на моем веку случился в 1974 году, когда президент Никсон ввел контроль над ценами. И наши портфельные компании попали в ситуацию, когда цена конечного продукта контролировалась, а цена на сырье нет, что приводило к убыткам и, в конечном итоге, к закрытию компаний.

Поверьте, кризисы будут происходить и дальше, несмотря на попытки властей предотвратить их. Дело в том, что дешевое долговое финансирование очень соблазнительно, и это естественно, что время от времени компании, государства, отдельные люди занимают больше, чем в состоянии вернуть, и, в результате, попадают в неприятности. Этот последний кризис, безусловно, очень глубокий. Мой совет компаниям будет традиционным. В любой кризис вы должны по возможности сокращать свою дебиторскую задолженность, увеличивать кредиторскую задолженность и внимательно следить за каждой проводимой операцией. Денежный поток - единственное, что вас должно интересовать в данный период. И очень жаль вашего юриста - работы у него прибавится, но придется уволить пару сотрудников, и, тем самым, сократить расходы до предела.

ОПОРА-КРЕДИТ: Изменилась ли в связи с кризисом сфера Ваших интересов как инвестора?

Патриция Клоэрти: Важный урок в жизни: всегда осознавай, какое место ты занимаешь в пищевой цепочке. Я - «соблазнитель» чужих денег. Моя единственная задача - получить высокую прибыль с инвестированного капитала. На этом все. Я работала в США, Франции, Германии, Англии, Израиле, Бразилии и, пусть экономики этих стран различны, но у меня всегда были определенные принципы инвестирования, которые до сих пор не меняются. Я никогда не буду инвестировать в еду, одежду, недвижимость и кинематограф, потому что прибыли здесь очень небольшие и возможности этих областей ограничены, слишком предсказуемы. Мне намного интереснее работать с наукой и технологиями. Я инвестировала в разработки лекарств для ВИЧ-инфицированных, исследования по диагностике и лечению сердечных заболеваний, в легендарную овечку Долли. Благодаря моим инвестициям, появился способ лечения эмфиземы и фиброза легких, от которого умерла моя сестра.

Что касается России, и, в принципе всех молодых экономик, здесь инвестировать в науку практически невозможно, потому что не только нет спроса на инновации, но, главное, нет четкой системы защиты интеллектуальной собственности. Для России это - очень серьезная проблема. Люди просто не могут получить выгоду от своего интеллекта. Поэтому приходится инвестировать в достаточно ординарный бизнес. Правда, надо быть справедливой, прибыль от него - огромная. Дело в том, что в России последние 80 лет не существовало развитого потребительского рынка, а россияне вполне законно хотят иметь более высокий стандарт жизни. И можно легко заработать на том, чтобы им это предоставить. В России все одержимы нефтью и газом, что касается меня, я к этому направлению равнодушна. Когда я начала работать в России, меня изначально интересовали более диверсифицированные отрасли, мне хотелось помочь в создании первого ипотечного банка или первой компании по производству воды в бутылках.

ОПОРА-КРЕДИТ: Насколько, по Вашему мнению, в России создана благоприятная атмосфера для ведения бизнеса?

Патриция Клоэрти: В идеале, мы с вами можем открыть свою маленькую булочную, в принципе, это должно быть очень просто, ведь это - не исследовательская лаборатория. Так как бизнес в этой стране еще очень молод, создать его очень сложно. То, что бизнесу помогают - пока пустые слова. Слишком много бюрократических, законодательных, политических преград. Цена за открытие компании здесь слишком высока. В России нельзя договориться с поставщиками, арендовать помещение, получить разрешение на ведение бизнеса и через 30 дней открыть свою булочную. Здесь так не происходит.

В России до сих пор действует главный закон централизованной системы, где все решения принимаются сверху, - здесь все ждут, пока Медведев или Путин разрешит что-либо, одобрит. Мне, как гражданке Америки, все равно, что они думают. Должно быть так: утром человек просыпается и говорит себе: «это замечательная возможность, и я хочу попробовать», а потом идет и создает нечто новое на свой страх и риск. Только вот риски его не должны быть связаны с тем, что он столкнется с бюрократической системой или политическими силами, которые просто не желают, чтобы он существовал.

ОПОРА-КРЕДИТ: Что, по Вашему мнению, нужно изменить в России, чтобы экономический климат стал более благоприятным?

Патриция Клоэрти: То, что кардинально изменит ситуацию в России, это формирование класса предпринимателей, людей, которые могут сказать: «Я не хочу сидеть в министерстве, я не хочу работать в отделе продаж «Лукойла», я хочу открыть свое уникальное и неповторимое дело». Это необходимо всей стране. Ночной кошмар для страны то, что из небольших городов, вроде Перми, уезжают молодые и талантливые люди, и город не в состоянии удержать их. В США в каждом городе существует огромное количество небольших семейных предприятий, которые позволяют семьям поддерживать высокий уровень жизни на протяжении десятилетий. Было бы замечательно увидеть подобное в России.

Я влюблена в озеро Байкал. То, что сейчас с ним происходит - безумие. Люди уничтожают то, что составляет саму суть очарования этого места - его чистоту. Но вы должны задуматься не только о сохранении окружающей среды, но и о формировании здоровой экономической атмосферы для обычных людей. Государство должно дать возможность людям рисковать. Конечно, они могут проиграть и ошибиться, это не страшно, банкротство - не смерть, неудачи - нормальное явление в бизнесе, так же, как и невероятный успех. Главное - поощрять в людях желание действовать, а не мешать им.

Возьмем, например, меня. В 1969 году моя компания управляла $2,5 млн., а в 2000 году, когда я покидала ее, - уже $60 млрд. в 6 странах. И это значит, я делала все верно. Когда мы только начинали, мои партнеры сторонились рискованных сделок, ими занималась одна я. Они заключали так называемые «простые» сделки, например, инвестировали в фабрику, производящую картофельные чипсы, используя кредит. Я же занималась прямым инвестированием с очень высокой степенью риска. Мои проекты были намного сложнее: так, для разработки фармацевтического препарата необходимо было провести тесты с участием 25 000 людей. Я рисковала, но зато прибыли мои были огромны, и постепенно я приучила к этому и своих партнеров.

ОПОРА-КРЕДИТ: В чем заключаются преимущества венчурного инвестирования по сравнению с другими способами привлечения капитала?

Патриция Клоэрти: Очень часто компании нуждаются в финансировании своей деятельности. Лучше бы, конечно, чтобы этого не случалось, потому что ничто не бывает бесплатно. Однако если вы - перспективная компания, нацеленная на быстрый рост, дополнительный капитал вам просто необходим. Intel никогда бы не смогли добиться такого успеха, полагаясь исключительно на помощь друзей и родственников. Чтобы взять кредит, у вас уже должно быть что-нибудь, что вы можете предъявить. Если у вас нет богатых родителей, венчурное инвестирование как раз то, что вам нужно.

В мире так много свободных денег, людям кажется, что найти деньги - самое сложное, они ошибаются, самое сложное - это найти верную, перспективную идею, а с ней раздобыть денег не представляет проблем. Вы берете идею и развиваете ее в подробный бизнес-план. Планом часто пренебрегают, когда имеют дело со своими деньгами, но если вы работает с инвестором, продумать план - ваша обязанность, ваше алиби.

ОПОРА-КРЕДИТ: Какие отношения сложились между Вами и Вашими портфельными компаниями? Насколько активно Вы участвуете в их деятельности?

Патриция Клоэрти: Да, я активна, но не на уровне микро-менеджмента. Потому что, если заниматься микро-менеджментом, некого будет уволить. Я нанимаю лучших, с моей точки зрения, людей, которые обязаны управлять деятельностью компании, и, если у них этого не получается, я их увольняю. Если бы управлением я занималась самостоятельно и потерпела неудачу, то мне пришлось бы уволить саму себя. Я предпочитаю помогать на стратегическом уровне и уровне подбора ключевых сотрудников компании. Я нанимаю исполнительного директора, а он, в свою очередь, директора по маркетингу, и так далее. В России есть тенденция к микро-менеджменту, потому что здесь каждый думает, что он или она - самые главные, а это не только не правда, но и делает ведение бизнеса невозможным.

ОПОРА-КРЕДИТ: Как Вы определяете, что предприниматель достоин инвестирования?

Патриция Клоэрти: Выбор человека - самое главное решение для инвестора. Вы смотрите на то, что этот человек уже сделал, проверяете данные. В нашем бизнесе есть такое выражение: враг тебя никогда не обманет. То есть, например, вы можете влюбиться в человека, подумать, что он самый лучший, а он окажется самым подлым типом на земле. То есть, когда ко мне в контору приходит человек, я не спешу сразу влюбляться в него и давать ему деньги за то, что он покажется интересным, достойным доверия человеком с прекрасным резюме. Ложь - самая типичная вещь на свете, поэтому я внимательно проверяю всю предоставленную человеком информацию о себе.

ОПОРА-КРЕДИТ: Как Вы оцениваете интерес российского правительства к теме инноваций и модернизации?

Патриция Клоэрти: Для меня инновации - это вторая натура. Я лучше буду инвестировать в нечто полезное, ценное и прибыльное, чем в искусство или простые ремесла. Я не собираюсь делать еще одну матрешку, а лучше займусь оптоволокном, то есть тем, чем никто до меня не занимался. И здесь мы опять возвращаемся к теме защиты интеллектуальной собственности. Мозги намного более ценны, чем нефть. Потому что доходы нефти цикличны: там то спад, то подъем, а, в целом, средние показатели. А вот, если у вас есть мозги, вы можете запатентовать нечто новое, и объем прибыли будет увеличиваться в геометрической прогрессии. И вы всегда должны помнить, что благодаря своему изобретению, вы сможете сделать мир лучше. Моя сестра тратила на лечение своей болезни $100 тыс. в год. Если бы я могла сократить эти ее расходы до $1 тыс., потому что инвестировала в создание доступного, эффективного лекарства, я была бы счастлива. Вот как должны работать инновации.

В России не совсем верно понимают, что такое инновации. Для вас это до сих пор нечто, связанное с информационными технологиями. На самом деле, инновации - это все, что инновационно. Это больше, чем идея, это еще и возможность защитить ее, запатентовав, и, кроме того, это умение продать ее. Однажды мы беседовали с Андреем Фурсенко (министр образования и науки РФ - прим. ред.) об этом, и я рассказала ему о том, почему американцы так уважают Авраама Линкольна. Именно он утвердил патентную систему в США. В 1859 году в Висконсине он сказал знаменитые слова: «Оглянитесь вокруг: мы - владельцы огромной земли, малонаселенной, богатой, с плодородной почвой и роскошными лесами. Но мы не можем позволить себе стать производителями дешевого сырья. Мы обязаны находить способы изобрести нечто новое, чтобы собрать урожай с этого поля могли не 44, а 2 человека». Это и есть патентная система - постоянно стремиться повышать ценность источника, уметь извлекать, как можно больше, из как можно меньшего. Я спросила Фурсенко о том, есть ли в России люди, которые рассуждают подобным образом, и ответ был - нет. У России огромные перспективы для роста и успеха, просто вы должны понять, какие ингредиенты его составляют.

Интервью взяла международный обозреватель ОПОРЫ-КРЕДИТ Наталья Прокина

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости