Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Владимир Ефимов, руководитель Московского управления Федеральной антимонопольной службы России: "Построить в три дня"

"Российская Бизнес-газета" №747 (14) от 27 апреля 2010 г.

Нарушение правил торгов по госзаказу стало бичом для бизнеса. Выработался целый комплекс приемов, позволяющих заказчику ограничить доступ участников торгов к своему лоту. Это и нереальные сроки выполнения работ, и необоснованная детализация заказа, и объединение в один лот разнородных товаров и услуг.

Бесчестные приемы по просьбе "РБГ" анализирует руководитель Московского управления Федеральной антимонопольной службы России Владимир Ефимов.

- Много ли жалоб получают антимонопольные органы на нарушение в ходе госзаказа?

- Количество жалоб на госзаказчиков растет ежегодно в два раза. Только за прошлый год мы рассмотрели 1800 жалоб. Что касается заказчиков города Москвы, то только 30 процентов поступающих к нам жалоб - это жалобы на действия заказчиков города, остальные 70 - на действия федеральных заказчиков - бюджетных учреждений, территориальных органов федеральных органов власти.

- Какой процент обоснованных жалоб?

- Около 60 процентов. При этом на федеральных заказчиков - еще больше. На мой взгляд, это следствие того, что в Москве создана централизованная система во главе с тендерным комитетом, который разрабатывает единые правила проведения торгов, единую унифицированную документацию, единые требования. Все это существенно минимизирует количество нарушений, которые может совершить заказчик. К сожалению, этого не скажешь про множество федеральных заказчиков, каждый из которых, проводя торги, самостоятельно готовит документы, не учитывая ошибок своих коллег.

- Какие виды нарушений вы фиксируете?

- Основным нарушением является необоснованный недопуск к участию в торгах. При этом для сокращения количества участников используют не только незаконные основания для отказа, но и выставляют незаконные требования к участникам торгов, либо составляют техническое задание таким образом, что принять участие в торгах могут единицы, а порой и вовсе только один участник. Часто бывает, что описывают товар, который необходимо поставить, таким детальным образом, ну с точностью до миллиметра, либо указывают вес с точностью до грамма, заранее зная, что другой товар под указанные требования не подойдет. Встречаются случаи, когда заказчики устанавливают нереальные сроки выполнения контракта, когда речь идет о больших объемах либо строительных работ, либо поставки сложного оборудования.

- О каких сроках идет речь?

- Устанавливается срок поставки один, два или три дня. Ну, может быть, неделю-другую. В общем, понятно, что сроки нереальные. Например, разыгрывается контракт на выполнение строительных работ стоимостью несколько миллионов, а иногда и десятков миллионов, при этом срок выполнения работ - один месяц. Понятно, что работы либо уже выполнены, либо будут подписаны фиктивные акты. Во всех таких случаях мы работаем в тесном взаимодействии с правоохранительными органами. Несколько нарушений закончились уголовными преследованиями. Также часто сталкиваемся с тем, что в один лот заказчики объединяют товары, совершенно между собой не связанные. Например, когда речь идет о закупке медицинского оборудования. Некоторые умудряются одним лотом закупать и медицинские инструменты, и медицинскую мебель, и сложные диагностические комплексы - диагностические лаборатории для анализов, рентгенооборудование, комплексы для ультразвуковых исследований и многое другое. Указанные действия существенно сокращают количество участников и приводят к тому, что на такие торги приходят только перепродавцы, что сказывается не только на конкуренции, но и на итоговой цене.

- И что же вы делаете, получив такую жалобу?

-Мы рассматриваем ее на предмет наличия нарушений, и в случае их подтверждения либо восстанавливаем в правах потерпевшего - предписываем допустить его к участию в торгах, либо, если речь идет об объединении в один лот невзаимосвязанных товаров, работ и услуг, выдаем предписание об аннулировании торгов или о внесении изменений, предусматривающих выделение нескольких лотов.

- Как вы думаете, внедрение электронных торгов сократит количество нарушений?

- Главное - это реальная борьба со сговорами на торгах, которые приводят к минимальному снижению цены. Мы с этим уже боремся, возбуждаем дела, несколько дел находятся у нас на рассмотрении. Но все наши усилия можно сравнить с тушением уже разгоревшегося пожара. Наша задача - поставить препоны, предпринять превентивные меры, которые позволят избежать возникновение "возгорания". Как мы полагаем, выход - в электронных торгах. Потому что их участники не знают друг о друге ровным счетом ничего. Как, впрочем, и заказчик не знает о том, кто к нему пришел на торги.

Заявка на аукцион состоит из двух частей: первая часть - исключительно техническое предложение о предлагаемом товаре, работе, услуге. В документе не указывается, кто является поставщиком. Получая первую часть заявки, заказчик может проверить только тот ли товар предлагают, который он закупает, или не тот. Соответствует он или нет техническому заданию. При этом, кто делает это предложение, заказчик не знает, у него есть только порядковый номер участника. Кто под каким кодом - тайна. На сайт просто вывешивается информация о том, что участник с таким-то номером допущен или не допущен к участию в аукционе. Только после того, как аукцион состоялся, когда определился победитель, предложивший наименьшую цену, заказчик получает вторую часть заявки, где, соответственно, раскрывается информация о том, кто же является поставщиком, кто является победителем на аукционе. Я убежден: как только мы максимально перейдем на электронные аукционы, у нас появится реальная защита от сговоров на торгах, реальная защита от недобросовестных поставщиков, которые эти сговоры организовывают, и самое важное - реальная возможность малому бизнесу, крупным компаниям-поставщикам участвовать в торгах, проводимых в разных регионах. Сейчас, для того чтобы поучаствовать в аукционе, надо ехать в командировку, подавать документы. Бывают случаи, когда заказчики творят просто "чудеса", когда тех или иных участников физически не пускают на проведение аукциона. Электронные торги всего этого позволяют избежать, минимизировать те многочисленные нарушения, которые имеют место быть сегодня. По нашим оценкам, это позволит не только повысить прозрачность процедуры, но и дополнительно сэкономить существенную часть бюджетных средств. Сейчас у нас на обычных аукционах экономия составляет порядка 10 процентов. Ожидается, что на электронных будет порядка 15-20.

- Саботировать электронные аукционы вряд ли будут...

- Не получится, потому что есть норма закона, которая обязывает проводить торги в электронном виде. Как только заказчик объявит обычный аукцион, любой участник размещения заказа может обратиться к нам с жалобой. Мы такие торги аннулируем, уже сейчас достаточно много приходит таких жалоб. С начала нынешнего года было рассмотрено несколько десятков подобных жалоб на федеральных заказчиков. По результатам их рассмотрения мы торги аннулировали и предписали провести соответствующую закупку в электронном виде.

Елена Шмелева
Фото: Савостьянов Сергей

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости