Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Михаил Мамута, Президент Национального Партнерства участников микрофинансового рынка (НАУМИР) и Российского Микрофинансового Центра. Микрофинансирование сегодня. Часть третья

Сегодня мы завершаем публикацию беседы с Михаилом Мамутой.

- Михаил Валерьевич, мы с Вами говорили о том, что малому бизнесу легче подняться после кризиса, и поэтому 2010 год будет и годом роста рынка микрофинансирования. Хотя Вы честно признались, что сейчас тяжело сказать, насколько этот рост будет быстрым. Но рост микрофинансовых услуг определяется в частности тем, сколько появится новых его пользователей. Кто выходит сейчас на этот рынок?

- Во-первых, это – безработные, получившие субсидию в центре занятости на открытие своего дела. Совершенно очевидно, что для развития бизнеса им нужны дополнительные деньги. Кроме того, это уже действующие микропредприятия, которые в 2009 году приостановили деятельности или снизили обороты, но на фоне восстановления потребительского спроса захотят их снова увеличить.

- Но не опасно ли кредитовать безработных: речь ведь идет о людях, которые не обязательно смогут развернуться. Безработные, получившие субсидию, в моем представлении, - самые ненадежные клиенты. Ведь способности к бизнесу есть примерно у семи процентов людей, и никто не сказал, что в этот небольшой процент обязательно входят люди, потерявшие работу.

- 7% - это люди, талантливые в бизнесе, которые добиваются всего сами при любых обстоятельствах. Реализовать же себя в микробизнесе может намного больше людей, если им немного помочь на старте. Хотя, конечно, и не 100%. Но разве кто-то сказал, что нужно давать займы всем, кто за ними обращается? Это скорее вредно, чем полезно. Проверено уже не один раз – если начать выдавать микрозаймы всем желающим, то в проигрыше оказывается и заемщик и кредитор. Есть такое понятие – безответственное кредитование: когда мы вроде бы хотим сделать хорошо всем, но при этом как минимум половине мы делаем плохо, поскольку они попадают в долговую зависимость и не в состоянии выполнить свои обязательства. Кто в этом виноват с точки зрения заемщика? – правильно, кредитор. Зачем он дал взаймы?
Не стоит забывать, дорога куда вымощена благими намерениями. Важно соблюдать соответствующую технологию – я напомню, что микрофинансирование – это идеология, базирующаяся на качественной и продуманной технологии – и только тогда система работает.
Кредитор должен правильно оценить возможности заемщика отдавать долг, начать кредитование с небольших сумм, соответствующих масштабу бизнеса и опыту заемщика. И не все безработные, обратившиеся за микрозаймом, должны его получить. Но те, кто реально настроен на развитие своего дела и не боится трудностей - это хорошие клиенты.
Знаете, человек не всегда обладает достаточным видением, чтобы ясно осознавать, где и как он может себя реализовать в бизнесе. Тем более если он еще где – то работает по найму и особо некогда над этим думать. Но тут вдруг раз – и человек безработный. Но одновременно с этим у него появляется возможность взять 70 тысяч рублей субсидии и закупить базовое оборудование, например, для парикмахерской. Или какого-то еще небольшого бизнеса, который ему близок по духу, в райцентре, где он живет. Конечно, это для него – очень большое подспорье. И человек думает – а почему бы и не попробовать? Он берет субсидию, а через три месяца получает микрозаем, второй, третий, и бизнес начинает раскручиваться. Так это работает во всем мире, и я не вижу оснований, почему такая система не должна стать по настоящему массовой в нашей стране. Ведь у нас, особенно на уровне малых городов и села, предпринимательская инфраструктура развита крайне недостаточно. Там можно сделать успешным практически любой бизнес, особенно если его основатель знает местную специфику, людей и делает то дело, к которому у него есть способности.
Мы знаем много примеров, когда люди именно так, с нуля, вырастали в довольно удачные и устойчивые бизнесы.
Поэтому наша задача – создать систему, которая обеспечивает такой рост. Мы не можем вырасти «за» предпринимателя, но мы должны дать людям возможность расти – вот наша основная задача.

- Михаил Валерьевич, рынок микрокредитования до кризиса, за 2003- 2008 годы, вырос в девять раз. Сейчас, я полагаю, он упал раза в два…

- Нет, поменьше. За 2009 год он упал почти на треть.

- Всего-то.

- Это совсем не мало – 30% - это вполне прилично. Эта цифра в целом соответствует снижению объемов потребительского спроса.

- Зависимость именно такая?

- Да, именно такая, поскольку микробизнес в основном ориентирован на розничного потребителя.

- И все же вопрос, который я хотел задать: как Вы считаете, какими темпами рынок микрофинансирования будет восстанавливаться? И может ли государство оказать вам помощь? Или такая помощь вам просто не нужна?

- Сегодня довольно сложно корректно оценить темпы роста этого отдельного рынка, поскольку он сильно завязан на макроэкономические показатели. В качестве базы для своего прогноза мы должны взять прогноз роста ВВП – 3,5% в этом году. Такой рост на фоне 9% спада даст нам, вероятно, прирост в половину величины падения прошлого года. Почему в половину? Рост с низкой базы всегда быстрый. Но и при такой быстроте подъема, по моему мнению, мы можем не успеть выйти в этом году на докризисный уровень.

- А если сравнить микрофинансовый сектор с банковским?

- Банковский сектор до последнего времени продолжал расти в объемах кредитования МСП, несмотря на кризис, хотя и более медленно. Однако это – не вполне корректное сравнение: в микрокредитовании сроки небольшие – средний срок займа или кредита – 6 – 8 месяцев. Бывают сроки короче, бывают – длиннее, но больше года – редкость. И в силу естественного жизненного цикла в 2009-м году старые кредиты были погашены, а новые выдавались намного медленнее, чем раньше. Следовательно, рынок сократился. А в банковском секторе средний срок кредита более двух лет и старые кредиты еще не погасились. Поэтому любые новые выдачи в 2009-м году давали прирост портфеля.
Дело не в том, что банковский сектор более эффективно кредитует, чем микрофинансовый. Речь идет о разных продуктах и нишах. Но зато микрофинансовый сектор в силу тех же своих особенностей может показать в 2010-м году более быстрые темпы роста, чем банковский сектор. Причины здесь те же самые, а вот следствия – обратные. Но еще раз оговорюсь – мы не сравниваем эффективность банков и микрофинансовых организаций, мы просто констатируем последствия различий в структуре продуктов и срочности кредитного портфеля.

- Как я понимаю, в целом ряде зарубежных стран микрофинансирование очень развито.

- Лучше всего микрофинансирование (по объему) развито в странах Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Это, что называется, «хлебные зоны».

- Да, в Юго-Восточной Азии оно, по-моему, и зародилось.

- Это не совсем так. Просто модель Мухаммада Юнуса наиболее известна.

- Считается, что он разработал концепцию микрокредитования, за что и получил Нобелевскую премию.

- Тоже правильно. Но в Латинской Америке подобные программы стали появляться примерно в это же время. Юнус, на самом деле, был первым, кто сумел этот механизм не только реализовать, но сделать его устойчивым, видимым и общепризнанным. В этом его основная заслуга. Он сформировал определенное видение, концепцию. На данном этапе это – величайшее достижение, которое может сыграть огромную роль в борьбе с бедностью и поощрении частной предпринимательской инициативы.
И рынок этот – еще молодой, тридцатилетний, а потому быстро развивающийся.
Почему впереди оказались именно Латинская Америка и Юго-Восточная Азия – это тоже понятно: эти страны развиваются очень быстро последние десятилетия. Соответственно, в них очень велика потребность в заемных ресурсах на микро и малый бизнес. Постоянно появляются новые субъекты, которым требуются эти деньги.
Если же взять развитые страны, то здесь ситуация иная: бизнес- сектор по большому счету сложился, но микрофинансирование тоже существует и развивается. За счет кого же пополняется микрофинансовый сектор? По большому счету, возможны два основных источника. Первый из них - иммигранты, которые приезжают в страну. Например, в ту же Францию раньше приезжали выходцы из бывших ее колоний в Северной Африке. Затем – жители Восточной Европы.
Они приезжают, рассчитывая, что здесь их ждет светлое завтра, хотя, по большому счету, их никто особенно там не ждет. Поэтому они стоят перед выбором – примкнуть к маргинальным группам, или попытаться выбиться в люди. Когда они ставят перед собой вторую задачу, им прямая дорога на рынок микрофинансирования, одна из социальных целей которого – помогать адаптации, интеграции приезжих в существующую социальную сферу за счет развития своего бизнеса. А поскольку существует еще и проблема безработицы (это и есть второй случай пополнения рынка), то для стран Старой Европы микрофинансирование сегодня выглядит очень привлекательно. Достаточно сказать, что в разгар кризиса, в 2009 году Европейский Союз начал реализацию новой «Микрофинансовой Инициативы». В рамках этой программы, различным микрофинансовым организациям, действующим в странах ЕС (таких уже немало), будут предоставляться бюджетные ресурсы на развитие системы микрокредитования – в первую очередь, как раз на финансирование стартующего бизнеса вчерашних безработных. В этом смысле, мы идем наравне с Европой – по нашей инициативе микрофинансирование было включено в число антикризисных приоритетов Минэкономразвития РФ также в 2009 году. Надеемся, что после принятия закона о микрофинансировании и формирования более благоприятных институциональных условий для развития этого рынка сможем вырваться здесь в лидеры.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости