Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Людмила Солонцова, начальник управления административной реформы и контроля платных государственных услуг ФАС РФ Необходимы открытость и прозрачность в отношениях государства и бизнеса

С Людмилой Викторовной Солонцовой мы беседовали сразу по окончании пресс-конференции НИСИППа, посвященной составлению рейтинга развития малого бизнеса в разных регионах России. Целый ряд участников этого мероприятия выступил в прениях по основному сообщению. Среди них была и Людмила Солонцова.

- Людмила Викторовна, Вы сегодня, выступая на пресс-конференции НИСИППа, сказали, что существует такая вещь, как ограничение на государственную помощь бизнесу. Думаю, есть немало людей, для которых это – большая неожиданность. Не секрет, что подавляющее число людей считает, что все ограничения госпомощи происходят сами собой по воле тех или иных чиновников, этим занимающихся.

- Ограничения не просто есть, они необходимы. Сказать Вам, к чему приводит, если раздавать госпомощь всем и без ограничения?

- Раздадут своим.

- Правильно. Вот простой пример: в Иркутске пять предпринимателей, подпадающих под критерии, необходимые для получения госпомощи, занимаются сельхозпроизводством. Один постоянно мелькает возле представителей региональной власти, знаком с чиновниками из руководства, с губернатором… А чтобы оказать эту поддержку, к нам должен обратиться госорган. И понятно, что ходатайствовать он будет за своего.
А что остальные? Нарушаются при этом законы конкуренции? Все ведь понятно.

- А что может предложить ФАС?

- Мы же смотрим за равенством возможностей. У нас была такая норма: по каждому обратившемуся за госпомощью в территориальные органы, если хватало сил, приходили и проверяли, кому отказано. И говорили: ребята, вы почему отказали. Им отвечали: а у него три года назад были недоплачены налоги. – Так он их уже доплатил? – Доплатил. – Значит, вы не имели права на этом основании ему отказывать.
Нас более всего волнует прозрачность доступа к средствам госпомощи и понятность правил ее распределения.
Хотя, давайте будем честными: на мой взгляд, порядок, при котором помощь должна оказываться всем подряд, тоже никуда не годится. Это не имеет отношения к праву. Так я бы, например, уже не поддерживала бы торговый бизнес.

- Вполне понятная позиция.

- Это очевидно. Но когда помогают всем, никто уже не спрашивает: у вас в виде деятельности написано абсолютно все.

- Вы ведь знаете нашего президента Александра Юльевича Чепуренко?

-Да.

- Он вообще считает, что государственную помощь надо оказывать исключительно «газелям» - динамично развивающимся компаниям. Хочешь помощи от государства – покажи, что ты умеешь строить собственную стратегию развития и работать согласно ей. И тогда тебя поддержат, чтобы ты не снижал темпов роста. А тех, кто сам не может работать, кто топчется на месте, поддерживать незачем.

- Я не люблю вот таких определений – «топчется на месте». Я люблю, когда есть четкие критерии оценки. Если есть такие критерии – замечательно.
Я хочу сказать, что с точки зрения ФАС как антимонопольного органа любая господдержка, когда кому-то предоставляются средства, а кому-то нет – это всегда нарушение правил честной конкуренции. К сожалению, у нас сейчас нет ограничений. После того, как приняли второй антимонопольный пакет, эта часть нормы, на мой взгляд, стала сложнее в правоприменении, поскольку четких критериев отказа тоже нет.
На Западе есть идиома, обозначающая, что помощь предоставляется в первый и последний раз. Это означает, что любая компания может попасть в ситуацию, когда ей необходима поддержка. Но это в первый и последний раз. У нас же таких ограничений нет.
Кроме того, мы знаем, что на Западе есть и такая практика: когда на рынке работает несколько компаний, и кто-то из них банкротится, то зачастую помогут именно тому, кто банкротится. С тем, чтобы сохранить конкуренцию.
А у нас этот механизм плохо отработан. С одной стороны, существует очень громоздкая процедура обращения за госпомощью, с другой стороны, эта самая процедура вступает в противоречие с правилами конкуренции.
На моей памяти разные фирмы не раз обращались с претензиями: мы малый бизнес, мы хотим заняться инновационной деятельностью, отдайте нам бесплатно здание, чтобы мы могли сдавать его в субаренду. Такая вот господдержка. Надо ее оказывать?

- Это у нас называется господдержкой?

- Разумеется. Отсутствие арендной платы – это господдержка. Налоговые льготы – это господдержка.

- Ну, с налоговыми льготами как раз сомнений не возникает. А вот отсутствие арендной платы при возможности сдавать помещение в субаренду господдержкой, по-моему, сложно назвать.

- Более того, совершенно ясно, что при положительном решении вопроса такие фирмы будут зарабатывать не на том, что начнут что-то производить, не на создании инновационного бизнеса..
А ведь бывает, что их претензии удовлетворяются. Этот бизнес-профсоюз с поддержкой губернатора меня в таких случаях возмущает. Это ведь действительно – как старые советские профсоюзы: кто к профкому близок, тот путевку и получит, болен он или здоров. А кто далек – тот не получит ее никогда.

- И ФАС должна следить еще и за этим.

- Да, конечно. Эта норма была введена еще по требованию Евросоюза. У них ведь, на самом деле, нет такой нормы, которая есть у нас: об ответственности госоргана, когда он либо каким-то нормативным актом, либо действием, либо бездействием – каким-то образом препятствует нормальному функционированию бизнеса. В ЕС такой нормы нет. Они этого не понимают. У них граждане законопослушны.
Но зато у них всегда была норма, ограничивающая и регулирующая предоставление госпомощи. Они приводили довольно забавный пример. Один небольшой аэропорт отменил все сборы, взимавшиеся внутри него. И тут же стал самым привлекательным для авиакомпаний. И эту инициативу зарубили, заявив, что такой шаг является нарушением правил конкуренции, поскольку предоставляются явные преференции, хотя это и не противозаконно, и аэропорт не имеет прямого отношения к государству.
Мне кажется, что этот инструмент, на самом деле, нужный и полезный. Как полезно и то, что мы услышали здесь на пресс-конференции. Но у нас подобные истории всегда оказываются какими-то мутными, поскольку нет у нас открытости.

- Прозрачности во взаимоотношениях бизнеса и государства у нас нет никакой.

- Совершенно верно. А пока нет прозрачности, я не вижу ничего плохого в том, что хоть ФАС где-то скажет нет. Должны же быть какие-то ограничители.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости