Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Еще до того, как приходит венчурный капиталист, фонд прямых инвестиций и уж точно задолго до того, как компания попадает на биржу, у перспективных бизнес-проектов есть небольшой шанс получить деньги от самых «отчаянных» инвесторов - бизнес-ангелов. "ОПОРА

Эксперт ТВ: Бизнес-ангелы готовы дать деньги, даже если у вас нет бизнес-плана, нет офиса и вообще ничего, кроме идеи и горящих глаз. В мире таких сумасшедших, с хорошей точки зрения, инвесторов называют бизнес-ангелами. В большинстве случаев они дают деньги, не рассчитывая получить что-нибудь взамен. По статистике, большая часть проектов, в которые вкладывают деньги бизнес-ангелы, так никогда и не начинают приносить возвратный капитал. С другой стороны, и рискуют бизнес-ангелы не такими большими суммами - $30-50 тыс. О том, как и зачем они разбрасывают деньги по сторонам, и пытаются окупить свои инвестиции, мы сегодня говорим с директором по инвестициям фонда бизнес-ангелов AddVenture Еленой Масоловой.

Эксперт ТВ: Елена, как вам все-таки удается вернуть те деньги, которые вы вкладываете в проекты? Пусть, не такие большие деньги - $30-50 тыс. в каждый проект, но их надо каким-то образом отбить. Как ваши проекты возвращают вам деньги?

Директор по инвестициям фонда AdventureЕлена Масолова: Во-первых, я с вами не соглашусь в вопросе, что бизнес-ангелы инвестируют, не надеясь на отдачу. Это, скорее, исключение из правил, чем правило. Они как раз надеются на сверхотдачу от инвестированных средств. Например, первый инвестор Skype вложил около $100 тыс., а через несколько лет Skype был продан Ebay за $1,4 млрд.

Эксперт ТВ: Другое дело, что таких проектов, как Skype, были миллионы.

Е.Масолова: Их мало! Но именно на это и надеется большинство инвесторов - заключить сверхуспешную, «звездную» сделку. Что касается нас, мы как фонд надеемся на следующий вариант выхода из инвестиций, или продажи доли в компании. Во-первых, это вторичная продажа следующему фонду - венчурному, такому как Troika Dialog, S-Group, Almaz Capital Partners - или продажа стратегическому инвестору - в нашем случае, это продажа какой-либо IT-компании.

Эксперт ТВ: Google, например.

Е.Масолова: Вряд ли, Google или Microsoft, потому что, пока у них в России не будет больших офисов, они не будут покупать российские старт-апы. Скорее, российским компаниям.

Эксперт ТВ: Яндексу.

Е.Масолова: Яндексу, OZON и прочим.

Эксперт ТВ: Каким образом вы все-таки надеетесь выбрать из десятков тысяч Интернет-старт-апов, которые появляются постоянно, те пять, которые наберут в России сумасшедшую капитализацию? Сколько вообще сейчас в России Интернет-проектов? Никогда не оценивали?

Е.Масолова: Мы получаем порядка 700 заявок в год. Это один из самых широких потоков.

Эксперт ТВ: Я не скажу, сколько в России Интернет-проектов, но активных доменных имен - порядка 30-40 тыс.

Е.Масолова: Не каждый сайт - это бизнес.

Эксперт ТВ: Из них, в лучшем случае, 10 - В контакте, Одноклассники, Яндекс - имеют колоссальную, «звездную» капитализацию. Как вы надеетесь найти будущую звезду? Шансов статистически очень мало.

Е.Масолова: Именно для этого нужна экспертиза фонда. У нас существует широкая сеть экспертов - это и Владимир Долгов, глава Google, и Феликс Мучник, основатель Soft Key, крупнейшего в России магазина по продаже программного обеспечения с оборотом $60 млн. в год, Федор Вирин, директор по исследованиям Mail.ru, представители крупных венчурных фондов, например, Артем Юхин. В основном, мы надеемся на предпринимателей, потому что именно они набили шишки и имеют чутье.

Эксперт ТВ: Хорошо. Но даже если вы сделаете максимально профессиональную экспертизу 700 проектов, которые к вам поступили - это все равно еще те самые 700 проектов. Откуда они к вам приходят?

Е.Масолова: Лучшие проекты приходят от венчурных фондов, если они понимают, что еще не готовы инвестировать в тот или иной проект $1 млн. Это нижняя планка их инвестиций. Но если проект потенциально интересен, они могут рекомендовать его нам, чтобы мы инвестировали $30-50 тыс. и помогли, так называемыми, «умными деньгами» компании развиться. А именно: привлекли партнеров, помогли сделать первые продажи, создать прототип своего сайта. Например, проект Rumex, в который мы инвестируем. Этот ресурс помогает потребителям моделировать в 3D-квартиры из предложенных моделей мебели, а затем покупать эту мебель.

Эксперт ТВ: А на каком этапе вы вошли в этот проект?

Е.Масолова: На этапе, когда было 60-страничное ТЗ и, так называемый, presale. Создателям сайта было по 19 лет. Они прошлись по директорам и службам маркетинга крупнейших производителей мебели, мебельных магазинов и предварительно продали им еще не реализованную идею. Спросили, насколько им было бы интересно продавать мебель через такой сайт? И получили очень хорошие отзывы. Мы поняли, что проект интересен и инвестировали очень небольшие деньги - $17 тыс. в создание сайта. И сейчас готовимся выходить из этого проекта с 8-10 кратной доходностью. Это к вашему вопросу о доходности. На что может рассчитывать бизнес-ангел.

Эксперт ТВ: Какова ваша доля в этом проекте?

Е.Масолова: Точно не могу назвать долю в этом проекте. Обычно мы контролируем около 20% компании. Многие бизнес-ангелы и частные инвесторы, которые в одиночку инвестируют, принципиально хотят получить не менее 51%, мотивируя это тем, что только в этом случае они смогут контролировать бизнес. С нашей точки зрения, это не верно. И это наша принципиальная позиция.

Эксперт ТВ: То есть вы считаете, что можете бизнес контролировать, даже если владеете 25%+1 капитала компании?

Е.Масолова: Все равно будут влиять отношения. Если вы получаете контроль над компанией, то таким образом демотивируете собственников бизнеса, превращаете их в менеджеров. Это совсем другой подход. Из команды супергероев, которые не спят и пытаются на всем экономить, потому что они чувствуют, что это их деньги, команда превращается в менеджеров, которые в 7 вечера уходят домой.

Эксперт ТВ: А когда команда супергероев понимает, что их бизнес начал стоить, если не миллиарды, то миллионы долларов, не начинает думать, что $17 тыс. на начальном этапе - это не слишком много, пусть даже за неблокирующий пакет? Не начинает она занижать доходность для венчурного инвестора? При этом вы не можете контролировать развитие проекта, если у вас нет реальных рычагов.

Е.Масолова: Если инвестор продолжает активно работать в проекте, нет никакого смысла портить отношения. В случае с Rumex, мы представили их проект порталу Women Journal с аудиторией 4 млн. посетителей. Rumex разместил на этом портале виджет, на котором можно было поиграть, моделируя квартиры из предметов мебели. Это стало источником трафика, аудитории. Таким и другими способами мы помогаем проекту развиваться.

Эксперт ТВ: Возьмем, например, Google. После размещения IPO Google получил более тысячи исков от своих бывших сотрудников, которые рассчитывали на долю или имели опцион. После того, как проект становится серьезным, люди начинают больше рассуждать в понятиях «стоимости», нежели «дружбы» и «помощи». В этой ситуации вы как инвесторы мне все-таки не очень понятны. Как вы защищаете интересы своих вкладчиков? Вы ведь, инвестируете не только личные деньги. Каким образом вы препятствуете выводу интеллектуальной собственности, которую, в общем-то, и не защитишь никак.

Е.Масолова: Российский рынок инвестиций в Интернет очень узкий, поэтому если проект так поступит, завтра же об этом будут знать все остальные 20 фондов, инвестирующих в эту отрасль. И проект не сможет получить инвестиции, работать с партнерами, потому что крупных ресурсов на рынке мало.

Эксперт ТВ: То есть вы считаете, что пока у нас «песочница» маленькая, такая ситуация маловероятна. Или в будущем будете пытаться вводить какие-то дополнительные механизмы защиты вложений?

Е.Масолова: Во-первых, ситуация маловероятна. Во-вторых, мы стараемся использовать все юридические возможности, которые дает российское законодательство, для снижения рисков.

Эксперт ТВ: Какие проекты еще есть в портфеле фонда?

Е.Масолова: Наши последние инвестиции были сделаны в очень интересный проект - easyfinance.ru. Это «умная система» управления личными финансами человека, чем-то похожая на mint.com, но не полная копия этого известного ресурса, поскольку российские условия, конечно, сильно отличаются от американских. Обратите внимание, mint.com недавно был продан за $170 млн., он набрал аудиторию более 1 млн. пользователей.

Что позволяет человеку easyfinance.ru, во-первых, вести учет средств, которые он тратит, во-вторых, ставить финансовые цели, например, человек хочет накопить на отпуск, в-третьих -отслеживать выплаты по кредитам, по ипотеке и отслеживать лучшие условия. При этом если «умная система» видит, что вы не слишком удачно разместили какой-то вклад, не на очень удачных условиях взяли кредит, она будет вам подсказывать, что есть лучший вариант.

Эксперт ТВ: Я знаю, что ключевая особенность mint.com заключается в том, что этот ресурс позволяет отслеживать десятки счетов на одном сайте. В России есть ли юридическая возможность для организации такого доступа к банковским счетам физических лиц? И будут ли люди доверять свои финансы online-ресурсу?

Е.Масолова: По опыту, доверяют.

Эксперт ТВ: Сколько сейчас пользователей у easyfinance.ru?

Е.Масолова: Сейчас 7 200 пользователей, но мы рассчитываем на очень серьезный рост. Что касается доступа к банковским счетам, пока это невозможно, надо будет идти договариваться к банкам. Но это можно сделать, например, через SMS-оповещение пользователя. Если пользователь сам с этим согласится, то все данные будут включаться в систему.

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости