Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Кендрик Уайт, генеральный директор частной инвестиционно-консалтинговой компании Marchmont Capital Partners: Самое важное – понять рынок. Отталкивайтесь от рынка!

Источник - "ОПОРА-КРЕДИТ"

Самое важное – понять рынок. Отталкивайтесь от рынка! Поймите, кто ваш покупатель, каковы его возможности. Если речь идет об узкоспециальном промышленном продукте либо эволюции имеющегося продукта – объясните инвестору, как этот продукт завоюет рыночную нишу. Если не сможете объяснить – не убедите инвестора рисковать для вас своими деньгами.

Кендрик Уайт, генеральный директор частной инвестиционно-консалтинговой компании Marchmont Capital Partners, перед тем как приехать в Россию в 1992 г., в течение семи лет работал в банке ABN-Amro в Чикаго (Иллинойс, США). Получил степень MБA в Школе менеджмента «Келлогг» Северо-Западного университета штата Иллинойс (США). С 1995 по 1998 г. был главным представителем международной консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers, консультировал Волго-Вятский центр приватизации и содействовал его преобразованию в Волго-Вятский центр консалтинга (ВВЦК) — профессиональную консалтинговую компанию, которая оказывала консалтинговые услуги малым предприятиям в вопросах реструктуризации, развития бизнеса и привлечения частных инвестиций. С 1998 по 2005 г. г-н Уайт занимал пост директора регионального венчурного фонда Quadriga Central Russia, работавшего под эгидой ЕБРР и немецкой правительственной организации KFW. С 2005 года возглавляет созданную им компанию Marchmont Capital Partners.

ОПОРА-КРЕДИТ: Господин Уайт, Вы приехали в Россию 18 лет назад. Как Вы оцениваете ситуацию с развитием малого бизнеса в нашей стране за этот период и динамику этого развития? Можно было бы быстрее, если да, то что мешает?

Кендрик Уайт: Когда я приехал в Россию, малого бизнеса в стране, где его десятилетиями запрещали, еще не было. В начале 90-х у предпринимателей лишь появился шанс. И я стал свидетелем взрывного роста.

Мог бы он быть еще быстрее? Мог, и должен был. Но, к сожалению, в России до сих пор не пережиты системные трудности на пути роста малого бизнеса: высокая инфляция, волатильность макроэкономики из-за сырьевой зависимости, коррупция, административные барьеры.

Малое предприятие – дело рискованное. В США, к примеру, из десяти вновь открывающихся компаний в первый же год разоряются семь – и это в условиях транспарентной системы. Нетрудно представить, как это тяжело в России. Банкротств много, предприниматели теряют стимул, видя все эти трудности. Взамен они приобретают менталитет торгаша: купить и потом быстро продать. В таких условиях не до долгосрочных инвестиций и многолетнего ожидания прибылей, что свойственно стартапам в сфере технологий. Отсутствие или нехватка долгосрочного банковского и «бизнес-ангельского» финансирования довершает печальную картину.

Мне кажется, что политическая и бизнес-элита в России сейчас понимает: нет другого пути долгосрочного развития страны, кроме политики поддержки малого и среднего бизнеса. Это исключительно важно. Я вижу, как меняются законы, сокращая список бесконечных проверок бизнеса – проверок, из-за которых предприниматель теряет драгоценное время. Но по-прежнему препонов слишком много, и слишком много ресурсов бизнесмен тратит на устранение этих препонов. Исчезнут преграды – появится больше малых предприятий. Арифметика проста.


ОПОРА-КРЕДИТ: Когда к Вам за консалтинговыми услугами обращаются малые компании, можно ли выделить какие-то стандартные области, в которых у российского малого бизнеса наиболее часто возникают трудности, к примеру, привлечение инвесторов или корпоративное управление и т.д., или общих закономерностей нет, и у каждой конкретной компании свои проблемы?

Кендрик Уайт: Общих проблем много. Главная, как я вижу, – это проблема понимания рынка. Кто покупатель, почему именно он, как выстраивать маркетинговые стратегии, как продавать – вот основное. Вторая проблема – производство. Всегда легче создать торговую компанию, но для достижения долгосрочных и ощутимых прибылей необходима компания производственная, где есть и контроль качества, и логистика, и дистрибуция. На все это требуются инвестиции. Ликвидности недостает, банки осторожничают, инвесторов мало – и малые предприятия не растут.

Это проблемы не только малого бизнеса России – они встречаются повсеместно. Если у правительства найдутся рычаги для устранения вышеуказанных проблем, если вследствие этого состоятельные россияне получат стимул к инвестированию в малые предприятия, у страны будет шанс уйти от ресурсной экономики к диверсифицированной инновационной экономике.


ОПОРА-КРЕДИТ: Есть такое мнение, что венчурное финансирование кроме как в двух местах в США – «Силиконовой долине» и Бостоне – нигде больше толком не работает, потому что его невозможно скалькировать на почву других стран. Можете ли Вы согласиться с этим мнением, и насколько эффективно, по Вашему мнению, развивается венчурное инвестирование в России?

Кендрик Уайт: В целом, не соглашусь. Инновационных кластеров в США много. «Силиконовая долина» и бостонская «Силиконовая аллея» – лишь наиболее известные примеры. А ведь есть еще Остин, штат Техас; кластеры в штате Юта; Эванстон, штат Иллинойс; Детройт, штат Мичиган; кластер под Чикаго; др.

Важно то, что инновационные кластеры возникают на базе американской модели и в других странах. Например, в Южной Корее развивается мощный кластер, работающий в хайтеке, логистике и транспорте. Есть кластеры в Сингапуре, по всему китайскому побережью. Массачусетский технологический институт развивает инновационные кластеры в Латинской Америке, продукция и технологии которых пойдут, например, на рынок США.

Об этих проектах немногие знают, но их объединяет общее понимание того, что необходимо создание открытой культуры, экосистемы, где инноваторы могут общаться с академиками, студентами университетов, инвесторами. Для этого там есть все: от кафе, где можно поговорить, до высокотехнологичных лабораторий. А, кроме того, строятся бизнес-инкубаторы, бизнес-акселераторы, центры трансфера технологий, центры экспертного анализа проектов, технопарки. Главная идея – помочь людям свободно общаться, обмениваться идеями, а также свести вместе эти кластеры. Между кластерами в США существуют теснейшие связи. Взаимодействие – вот ключевое слово. Специализация региональных кластеров должна определяться либо политиками, либо деловыми кругами или университетами исходя из традиционно сильных сторон экономики территории, а затем активно «пиариться» на всех уровнях.

Если Россия хочет создать собственные инновационные кластеры, необходимо понять эти принципы. Никто не требует от России слепого следования определенной модели, хотя рассмотреть такую возможность имеет смысл: именно эту модель приняли за основу в остальном мире.


ОПОРА-КРЕДИТ: Как Вы оцениваете возможность создания «русской Силиконовой долины» в Сколково?

Кендрик Уайт: Желание президента и премьер-министра создать образцовый инновационный кластер вблизи столицы, где принимаются решения на уровне нации, вполне объяснимо. Важно уйти от варианта закрытого сообщества в Сколково, иначе будет допущена величайшая ошибка, какую только можно представить.

Конкурентное преимущество американской «Силиконовой долины» во взаимопроникновении всех элементов сообщества. Инвестор-миллионер может сидеть и пить кофе в «Старбакс» со студентами университета. Открытость – вот о чем речь. Если в Сколково будет «спецпрописка», пропуска и пр. – ожидаемых результатов не будет. Люди должны перемещаться там совершенно свободно. Разумеется, жить и работать там будут лишь определенные люди и компании, заработавшие свое право на это. Но вместе с этим, помимо отлично налаженной транспортной системы для беспрепятственных передвижений людей, там необходимо то, что будет туда людей привлекать: торговые центры, рестораны, культурные центры.

Мне кажется, что в XXI веке на первый план выходит дизайн инноваций – то, что отличает технологический эксклюзив от дешевого серийного производства. Инновация должна стать дизайнерским продуктом, покупатель должен испытывать эмоции в отношении продукта. В чем разница между обычным компьютером и iPad? Почему эта новинка находит покупателя в мире каждые две секунды? Ответ в словах «дизайн», «чувства». Именно эти два слова сделали корпорацию Apple богатейшей в мире хайтека. Вот в Сколково, я думаю, стоило бы создать мощную атмосферу дизайнерского творчества, привлекательную для людей, особенно молодых. Они не обязательно будут там жить – но они смогут творить.

Кроме того, Сколково должно стать примером для других регионов. Подмосковный кластер абсолютно необходимо связать с существующими и будущими кластерами в Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Новосибирске, Томске, Казани, других городах. Взаимодействие между этими кластерами станет основой новой инновационной экономики страны.


ОПОРА-КРЕДИТ: Вы можете дать какие-то общие практические рекомендации предпринимателям, как им общаться с инвесторами, чтобы привлечь частное финансирование в свой проект?

Кендрик Уайт: Самое важное – понять рынок. Отталкивайтесь от рынка! Ваша технология улучшает нынешнее положение вещей или создает нечто совершенно новое? Google – пример второго. Поговорив в кафе с Сергеем Брином о его идее, первый же инвестор выписал ему чек на 100 тысяч долларов. Это так называемые «умные деньги», видящие разницу между развитием существующего и тем, что обесценивает существующее новизной.

Поймите, кто ваш покупатель, каковы его возможности. Если речь идет об узкоспециальном промышленном продукте либо эволюции имеющегося продукта – объясните инвестору, как этот продукт завоюет рыночную нишу. Если не сможете объяснить – не убедите инвестора рисковать для вас своими деньгами.


ОПОРА-КРЕДИТ: Вы позиционируете региональные форумы бизнес-лидеров «Инновации для бизнеса» как площадку, которая объединяет предпринимателей, бизнес-ангелов и представителей власти. Можете рассказать о каких-то наиболее ярких историях успеха, малых компаниях, которые нашли, благодаря форуму, инвесторов для своих проектов?

Кендрик Уайт: За четыре года наших форумов многие участники из числа инвесторов завязали с нами тесные отношения. К примеру, от SteepRock Capital и CB Richard Ellis мы знаем, что в результате участия в наших конференциях компании нашли перспективные инвестпроекты. Российская венчурная компания с удовольствием работает с нами сейчас и хочет продолжать и впредь, поскольку мы содействуем созданию в регионах сети клубов бизнес-ангелов, а каждый такой клуб имеет шанс стать Венчурным партнером РВК и сотрудничать с компанией в соинвестировании во множество проектов.


Вопросы подготовила главный редактор ОПОРЫ-КРЕДИТ Юлия Константинова
Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости