Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Виктор Зубарев, Депутат Государственной Думы, член комитета по науке и наукоёмким технологиям, член генсовета партии «Единая Россия», руководитель партийного проекта «Национальная инновационная система»: «У Чичваркина была возможность защищаться в суде»

Многие предприниматели скептически относятся к любым инициативам власти, связанным с их сферой деятельности. Они словно изначально настроены на отторжение, недоверие к деяниям государства глубоко укоренилось в сознании бизнесменов.
Депутат Госдумы, член комитета по науке и наукоёмким технологиям, член генсовета партии «Единая Россия», руководитель партийного проекта «Национальная инновационная система» Виктор Зубарев считает, что у такого отношения есть объективные причины, но его все-таки стоит сегодня менять, и ключ к этим изменениям в руках самого предпринимательского сообщества.

День предпринимателя — праздник идеологический

— В Красноярске прошла неделя предпринимательства. Как вы оцениваете это мероприятие, и имеют ли такие акции смысл?

— Я думаю, что смысл, безусловно, есть, потому что День предпринимателя — праздник новый. Праздник идеологический — это признание рыночных отношений в постсоветский период.

Несправедливое отношение к предпринимательскому сообществу, которое есть у государства и общества, я считаю, неадекватно. Чтобы сохранять социальную, экономическую стабильность, общество, государство и предпринимательство должны быть как три стороны равностороннего треугольника, причем бизнес должен лежать в основании. Но сегодня ситуация такова, что две стороны треугольника очень длинные, а основание маленькое. И он шаток, неустойчив.

Государство говорит: «Так, надо взять еще налогов, нам нужно общество подкормить». Общество добавляет: «Предприниматели — негодяи, они богато живут, они плохие». Это отношение, конечно, стоит менять. Предприниматель еще не научился себя продвигать с точки зрения пиара, ему бы потихоньку работать, но я думаю, что это недостаток или недоработка предпринимательского сообщества.

— Есть, наверняка, еще и опасения, что, если сильно высунешься, по голове дадут?

— И опасения есть. Хвалишь себя, значит у тебя все хорошо, давай проверим, давай посмотрим.
Миф о «плохих» бизнесменах можно развеять только идеологическими мероприятиями и в этом смысле День предпринимателя, неделя предпринимательства, которая прошла в Красноярске, очень важны. А на площадках уже обсуждались конкретные вопросы.

— Еще вы высказали мнение о том, что переоценивали энтузиазм и инициативу предпринимателей? Вам казалось, что будет больше молодежи…

— Я надеюсь на это. Я же оптимист.

— Вы чувствуете, что предприниматели с каким-то недоверием к власти относятся?

— Да, на то есть и объективные, и субъективные причины. Но нельзя сегодня на власть уже все вешать. 90-е гг., когда к бизнесмену приходили в законе и без закона, и человек не мог защитить себя нормальными цивилизованными способами, в прошлом. Сегодня такая возможность имеется. Дальше изменение отношения в руках все-таки предприни­мательского сообщества.

— Вы смотрели на YouTube обращение Чичваркина к президенту?

— Да.

— Вот это случайность или нет, как думаете? Такого калибра бизнесмен, создавший крупнейшую розничную сеть, вынужден сейчас скрываться  в Лондоне, подозревать в убийстве матери кого-то, называть фамилии сотрудников МВД, обращаясь через YouTube к президенту.

— Нет, не случайность, но мухи отдельно, а котлеты отдельно. Были видимо на пути достижения успеха, создании своей компании, нарушения закона. Возбуждены уголовные дела, есть возможность защиты, тем более человек был выведен на самый высокий уровень политической деятельности.

— Тем удивительнее, что даже на таком высоком уровне ему, в конце концов, пришлось иммигрировать, чтобы защититься в каком-то смысле.

— А может это просто побег? Нужно все равно научиться защищать себя по закону. Почему мы закон сегодня принимаем о том, чтобы за экономические преступления не сразу заключали под стражу? Есть возможность домашнего ареста, подписка о невыезде. А если уж побежал, тогда надо наказывать. Человек по каким-то причинам не захотел защищаться здесь, иммигрировал. Я не могу комментировать его поступок, я же не судья.

— А какие мысли у вас возникали во время просмотра его обращения?

— Я думаю, что ответов первых лиц государства, конечно, не последует. Есть законный путь, к которому мы призываем. Предприниматели первые настаивают на том, что суды должны быть независимыми. Принимать какие-то решения по указке сверху — рубить сук, на котором сидим.

— Чичваркин ведь призвал не наказать сходу кого-то, а как раз начать разбираться с людьми, фамилии которых он назвал. Он за независимое разбирательство.

— Следственные органы уже работают. А потом, у Чичваркина есть возможность защищаться в суде.

— С вашей точки зрения, власть сейчас делает все правильно по отношению к предпринимателям? Предприниматели почему-то не все возможности используют.

— Я говорю о политической власти, но есть бюрократическая прослойка, которая, услышав даже заявления декларативные, не всегда быстро перестраивается, изменяет свое отношение. Процедура «кормления», которая была в Советском Союзе, в постсоветской России остается. Но процесс идет, и оптимизм в этом движении, конечно, у меня имеется.

О том, что фильтры Петрика плохие, не сказал никто

— Какие силы в сегодняшней России вы считаете наиболее конструктивными, на кого вы возлагаете надежду, кого уважаете и цените?

— Сила — это обезличенность все-таки, а вот люди, которые настроены на конструктив, которые любят свой город, край, страну, безусловно, есть. Для меня жизнь совершенно изменилась на глазах с того момента, как президентское кресло занял Владимир Владимирович Путин. Какие-то попытки поменять ситуацию, которая сложилась в стране в 90-х, были и раньше, но не видна была линия, теперь она есть. Хотя я не сторонник идеализировать все. Сейчас Дмитрий Анатольевич Медведев продолжает этот курс, и меня его позиция полностью устраивает. Мне нравится, как ведет себя последовательно и четко Борис Вячеславович Грызлов…

— Фильтры Петрика, программа «Единой России» «Чистая Вода» тоже нравится?

— «Чистая вода» — программа, которая необходима стране. У нас две основные проблемы экологические — вода и воздух.

— А скандал, связанный с этой программой и фильтрами «волшебными», патент на которые принадлежит мега-изобретателю Петрику и Борису Грызлову, против которых так яростно выступает академия наук? Вы же в курсе этого?

— Я в курсе, я был в лаборатории Петрика, видел эти фильтры, знаю позицию академии наук, в Госдуме работаю в комитете по науке.

— Тем интереснее, как вы оцениваете эту инициативу? Эти фильтры действительно волшебные?

— Их эффективность никто не может подтвердить или опровергнуть, пока не пройдет этап испытаний.

— Деньги-то уже выделили, спланировали в бюджете…

— Деньги выделяются и на лабораторные исследования, и на НИОКР, и на промышленные испытания. В серию эти фильтры не запущены.

Проблема чистой воды актуальна для каждого поселка Красноярского края. Скважины устарели, нужно менять оборудование, ставить современные фильтры. Эти или другие, но государственная программа по продлению жизни людей за счет хорошей питьевой воды нужна.

— Я не спорю. Но претензии-то в основном возникли, когда выяснилось, что Грызлов лоббирует Петрика, что авторское свидетельство выписано на Петрика и Грызлова, претензии в этом.

— Нужно доказать, что фильтр плохой, что он мошеннический. Но этого не сказал никто.

— А у вас личное впечатление какое от Петрика? Вы же с ним общались.

— Доктор наук. Не сегодняшних, а тех наших советских. Хороший ученый, у него много наработок, я смотрел его наработки не только по очистке воды, мы ездили в лабораторию знакомиться с наработками по наноката­лизаторам, которые необходимы для нашего химического завода, чтобы здесь производить бензин высокого качества. У него есть технология, которая позволяет сделать нанокатализатор, который не требует замены, а значит, экономит деньги. Сейчас идут лабораторные и промышленные испытания, и я ничего пока плохого не заметил.

Фильтры я видел, мне же было интересно, они действительно чистят воду, она входит мутная, грязная, а выходит чистая. Мы попили вместе. Но я не специалист, я не задумывался об этом. Потом пошел шум, скандал, а почему? Потому что Борис Вячеславович Грызлов сказал, что в академии наук существует некое сообщество людей, которые объявляют изобретения научными или лженаучными.

— Комиссия по лженауке, создание который академик Гинзбург еще инициировал?

— Да. Гинзбург — совершенно уникальный человек, царствие ему небесное, но кому дано право определять — научно это или ненаучно? Каждый ученый имеет право на свою точку зрения. Ставить это в систему «одобрять - не одобрять» тоже не совсем правильно.

— На что государство должно ориентироваться, когда деньги выделяют на эти фильтры, а не на какие-то другие, на чье заключение? Если не академия наук, то какая должна быть структура?

— Занимаясь в партийном проекте национальной инновационной системой, мы проанализировали огромный опыт других стран. Во всех европейских странах такую работу осуществляет высоко-статусный инновационный совет. Туда входят не только ученые, но и общественные деятели, политические деятели. Эксперты дают свое мнение, видение. Когда представительство достаточно широкое, то вероятность ошибки снижена.

— У нас ведь нет аналогичной структуры?

— Нет, поэтому и не надо тогда отвергать пока. Пусть исследования дойдут до определенного завершения. Есть государственная программа «Чистая вода», поставьте другие фильтры, давайте поконкурируем. 94 ФЗ никто не отменял.

— Вы сочувствуете Грызлову, переживаете как за коллегу, когда видите такой шквал критики, жалеете его?

— Жалеть серьезного мужчину-политика, думаю, не очень уважительно по отношению к нему. Я знаю Бориса Вячеславовича как сильного человека. А поддерживать его я буду, потому что знаю, как в крае обстоят дела с водой.

Назначение Льва Кузнецова я воспринял с облегчением

— Вы руководитель проекта партии «Единая Россия» по созданию национальной инновационной системы. Не кажется ли вам, что смысл слов «инновации», «модернизация» за последние полгода девальвировался полностью?
Никто наполнение их не понимает, все иронизируют…

— Слова «модернизация», «инновация» обозначают некий вектор движения нашего. Есть проблемы, которые нужно преодолеть.

— Здесь нет угрозы, как в поговорке, сколько халва не говори, во рту слаще не станет?

— Нужно создавать условия, систему институтов, структур инновационной деятельности в том или ином виде. И такая система в любом случае будет создана.

А слова нужны, чтобы понимать, куда мы идем. Поэтому я их приветствую и не боюсь, что у кого-то они набьют оскомину. Чтобы люди в них поверили, надо подтверждать конкретными делами.

— Есть же простейшие экономические вещи, если зарабатывать на продаже сырья проще, то крупный бизнес уйдет туда, где деньги легче получить.
Мелким компаниям проще зарабатывать на торговле, естественно, 80% малого и среднего бизнеса занимается перепродажей. Каким образом предпринимателей убедить, что они должны куда-то в инновационные бизнесы уходить?

— Во-первых, идеологическая составляющая. Во-вторых, налоги, послабления, стимулирование — это через закон, безусловно. Это такая многогранная задача, нужно ставить перед собой цели и их достигать.

— Как вам кажется, через сколько лет Россия станет инновационной страной и будет в лидерах научно-технологических? Если можно, то сразу цифру — 10, 15, 20, 50 лет?

— Первые результаты мы должны получить в 2012 г. А эффект от реализации всех этих программ, я думаю, будет ощутим где-то в 2017-2020 годах.

—То есть к 2020 г. Россия уже сильно изменится?

— Да, мы сильно изменимся. Мы серьезно сдвинемся в этом направлении. Вы еще забываете одну вещь, кризис сыграл колоссальную роль в переоценке ценностей. Пустые деньги оказались никому не нужны. Если финансовые инструменты не превращаются в конкретные результаты, это никому не нужно.

— У нас не так много депутатов Госдумы от красноярского края, поэтому интересны просто личные оценки некоторых событий, которые у нас здесь произошли. Как лично вы отнеслись к смене губернатора и к назначению Льва Кузнецова на этот пост?

— Я с надеждой смотрю на то, что продолжается традиция в Красноярском крае, когда здесь готовятся кадры для федерального уровня.

В советское время Владимир Долгих, Павел Федирко, позже Сергей Шойгу. Конечно, очень здорово, когда и сегодня Новак, Котюков, и, безусловно, Александр Геннадиевич Хлопонин уходят на федеральные посты. К примеру, Владимиру Ивановичу Долгих уже 85, но он до сих пор помогает Красноярскому краю, хотя он давно признанный московский лидер. Я думаю, что это очень важно, чтобы наших представителей было больше в столице на федеральном уровне.

А назначение на пост губернатора Льва Владимировича Кузнецова я воспринял с облегчением, потому что приход в отработанную систему отношений нового человека может привести к тому, что происходит в Иркутской области. Один из любимых мной регионов, я там защищал диссертацию в Политехе, но очень неудачно пошел у них шлейф с губернаторами, так все и не устаканится. И люди ведь все неплохие, но вот что-то не идет. Явно в равных условиях в Сибири у них отставание.

Когда у нас на смену Хлопонину пришел Лев Владимирович, я успокоился. Хотя и Эдхам Шукриевич Акбулатов — достойный кандидат, и Александр Валентинович Новак, но если бы назначили Новака, мы бы потеряли позиции в министерстве финансов. А их нужно удерживать.

— В этом смысле плюсы, минусов вообще нет?

— Я не вижу.

— Вот еще недавнее выдвижение в Совет федерации Веры Оськиной, как вы к этому отнеслись?

— Вы знаете, это человек, который весь свой оптимизм, работоспособность, всю себя отдает партии. С такой отдачей нет больше людей. Она самая самоотверженная, пусть иногда с ошибками, но самая самоотверженная. И результаты говорят сами за себя.

Плюс колоссальный опыт, и в общественной работе, политической, депутатской, которую она прошла и в законодательном собрании, и в Госдуме. А то, что кому-то не нравится, я считаю так, люди немножко эмоциональную составляющую путают с профессиональным подходом и самоотверженностью, о которой мы говорим.

— Напоследок несколько традиционных для нашего сайта вопросов. Что для Виктора Зубарева деньги?

— Средство улучшить жизнь. В первую очередь моей маленькой семье, моей большой семье — у меня 5 родных сестер, и племянников сейчас несчетное количество. И, конечно, средство, чтобы улучшить жизнь близкого окружения, сколько уж господь дает, столько и раздаю. Вот так я к этому отношусь.

— Что для Виктора Зубарева любовь?

— Любовь есть Бог. Если есть любовь, значит, есть душа, если есть душа — есть вера, значит, есть надежда и есть оптимизм. Любовь — это первое слово, которое есть в жизни Зубарева.

— А что для Виктора Зубарева Красноярск?

— Родина. Я очень люблю свою маленькую родину, у меня три территории в Красноярском крае, которые неотъемлемо связаны с моей жизнью. Это деревня дедушки и бабушки Верхняя Коя под Минусинском, сосновый бор, речка, все каникулы в детстве там проводил. Это город Ужур, где я родился, вырос, окончил школу, у меня и сейчас там папа живет. И Красноярск, где вся дальнейшая жизнь шла, здесь встретился с женой, здесь сын родился, все здесь.

Владимир ПЕРЕКОТИЙ
Дмитрий БОЛОТОВ
ДЕЛА.ru

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости