Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Что нужно знать новичку, решившему открыть полиграфический бизнес

Для закупки простейшего оборудования и аренды помещения нужен минимум 1 млн. рублей.Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ   Типография Анатолия Сафонова, начинавшаяся 6 лет назад как посредническая фирма, которая размещала заказы на чужих производствах, через три года выросла в самостоятельное предприятие. Менеджмент вовремя нащупал свою нишу и обзавелся постоянными заказчиками. Поэтому компания и в трудные кризисные времена работала не сбавляя темпа. Как удалось удержать бизнес на плаву, предприниматель рассказал «НИ».

По словам Анатолия Сафонова, открыть полиграфический малый бизнес несложно. Нужно помещение для оборудования и маленького склада, 2–3 сотрудника и собственно оборудование – самое простое, одноцветное. Трудности начинаются потом. «Раньше типографская деятельность лицензировалась, но когда в «сытое время» лицензии отменили, в этот бизнес решили вкладываться все, у кого были лишние деньги – банки, инвестфонды, лизинговые компании. Но с наступлением кризиса те же банки стали думать, какие виды бизнеса сохранить, а какими пожертвовать. Так вот, теперь уже ясно, что практически все типографии, открытые ради прихоти инвесторов, ими же и были закрыты. Остались лишь те, кто на рынке давно и деньги на развитие зарабатывал сам».

Чего же не учли банки и другие сторонние инвесторы? По мнению г-на Сафонова, типографский бизнес пойдет только у специалиста с большим опытом работы. В нем очень много нюансов, и менеджеры «с улицы» рано или поздно заваливают дело. Даже в том случае, когда инвестор покупает новейшее оборудование и размещает офисы в «бойких» местах. И даже наличие у директора полиграфического образования при отсутствии опыта не даст нужного эффекта. Это правило касается как мелких предприятий, так и крупных полиграфкомбинатов, где одно непрофессиональное руководство сменяет другое много раз до их полного разорения.

«Может быть, это и не совсем современно, но я всегда с опаской относился к кредитам и прочим вариантам займов под производство, – признается Анатолий. – Наша команда совладельцев состоит из бывших средних менеджеров крупного комбината, которые выросли на нем как профессионалы. В определенный момент решили действовать самостоятельно, но ни на кредиты, ни на какую-то другую госпомощь не рассчитывали и даже не собирались. Не брать в долг, чтобы не платить проценты, которые зачастую превышают нашу рентабельность, – было нашим общим принципом». Решающим для выживания, по мнению бизнесмена, оказалось то, что к кризису предприятие подошло без долгов.

На вопрос, почему не воспользовались программой поддержки малого бизнеса, Анатолий пожал плечами: «Мы тогда про это ничего не слышали. Да и если бы слышали – авантюристов среди нас нет. Не знаю, сколько государство выделяет денег, но скажу, что для покупки элементарного бэушного оборудования и аренды помещения нужен минимум 1 млн. руб. Вряд ли государство даст такую субсидию или субвенцию».

На вопрос, как же вы заработали свой первый миллион, если не ходили в банк, Анатолий ответил: «Мы, еще будучи в составе крупного полиграфического бизнеса, обзавелись хорошими связями, контактами с типографиями и крупными заказчиками. И поначалу работали эдаким «полиграфическим агентством», которое бралось за реализацию заказов любой сложности, при этом отвечая за качество и сроки выполнения работ. Сами мы, конечно, ничего не печатали – просто размещали заказы там, где их лучше всего могли выполнить. Так, кстати, ведется бизнес во всем мире – заказчики напрямую с печатниками не контактируют».

«Поработали мы на своих связях в таком режиме около года, заработали денег. А потом купили первую однокрасочную машину, естественно, не новую; резак, оборудование по изготовлению форм (пластины, для печатной машины). Арендовали комнату 50 кв. м, примыкающую к нашему «агентскому» офису, и заказали вывеску «Типография». Пошли уже собственные заказы, – продолжает предприниматель. – Но с посредничеством не расстались – на своем оборудовании исполняли простые заказы, а сложные продолжали размещать на стороне. И все это время периодически подкупали и заменяли оборудование». Так, через 3–4 месяца на фирме появился первый действительно крупный заказ, и компаньоны купили двухкрасочную машину, а однокрасочная нашла новых владельцев и… процесс пошел.

«Чтобы окупалась маленькая типография, у нее должен быть оборот не менее 3 млн. руб. в месяц. То есть заказов должно быть не меньше», – предупреждает Андрей новичков, которые не знают, как правильно рассчитать свои силы. Здесь есть и еще один маленький нюанс: полиграфический бизнес сезонный. Он оживает с началом осени и замирает весной. Есть еще короткая пауза – январские праздники. Предновогодний период – это просто бум. За месяц-два все, кто работает в отрасли, стараются набрать наибольшие объемы и обороты, чтобы обеспечить себе спокойное существование в «мертвый» сезон.

Перегружать бизнес лишними людьми не следует, советует бизнесмен. «Достаточно одного менеджера по производству, двух менеджеров по размещению заказов, двоих печатников, 3–4 человека, которые будут обрабатывать готовую продукцию (фальцевать, скреплять, накладывать лак, упаковывать), бухгалтера и директора. Водителя лучше брать, если это нужно, со стороны. И еще одну вещь за время «свободного плавания» мы хорошо усвоили, – говорит Анатолий. – Маленькая типография может выжить только в том случае, если она берет сотрудников не на твердую зарплату, а на сдельную оплату. Если работнику платить круглый год, то в «не сезон» бизнес неизбежно понесет убытки. Сдельной оплаты бояться не нужно – у нас текучки никогда не было – ни до, ни во время кризиса. И зарплату мы ни разу не задерживали. Это для наших сотрудников важно».

На деликатный вопрос о сроках окупаемости такой маленькой типографии Анатолий ответил прямо: «Если не влезать в долги, а вкладывать свои средства, то при обороте в 3 млн. руб. в месяц буквально в течение 2–3 месяцев первый вложенный миллион должен окупиться. «Тройка» приличных заказов даст достаточную прибыль, чтобы продать первое бэушное оборудование и купить более сложное, но тоже не новое. При таком развитии событий уже через пару-тройку лет можно и за 250 тыс. долларов купить новую печатную машину».

И тонкостями ценообразования честно поделился: «Базовая стоимость листовки везде примерно одинаковая. А вот дальше – нанести тиснение, лак, дополнительный ручной декор, шелкографию… Большие типографии на это не идут. Мы спокойно беремся за такую работу. Это наша «ниша». Она эксклюзивная и довольно маржинальная. Наша рентабельность зависит от сложности заказа, скорости его исполнения и тиража: минимально это 15% от сумы заказа, а максимально – 100%. Чем меньше срок изготовления, тем выше стоимость».

По словам г-на Сафонова, насыщенность рынка, несмотря на кризис, все равно остается высокой, и конкуренция вынуждает опускать цены. Некоторые так увлекаются, что в «низкий сезон» готовы демпинговать, снижая прибыль до нескольких процентов. «Но тем самым они убивают не только себя, но и соседей, которым очень сложно в такой ситуации выжить, – замечает Анатолий. – Однако несмотря на все сложности, по моим наблюдениям, большие проблемы испытывают большие типографии, а «малышам» легче приспособиться к жизни».

Анжела Дружинина

Источник: «Новые Известия»

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости