Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Владимир Буев, вице-президент НИСИПП: О концепции кластерной политики

6 сентября 2010 года в Центральном доме предпринимателя (Москва) состоялось обсуждение проекта концепции кластерной политики города Москвы в сфере малого и среднего предпринимательства, представленного Генеральным директором ЗАО «Межрегиональный Центр промышленной субконтрактации и партнерства» Артемом Киселевым.
Мы попросили Владимира Буева, участвовавшего в этом обсуждении, прокомментировать для нашего сайта вопросы, связанные с кластерной политикой.

- Владимир Викторович, сразу же выскажу опасение, что далеко не все читатели нашего сайта хорошо знакомы с понятием «кластерная политика». Хотелось бы немного об этом услышать, хотя бы каких-то общих вещей.

- Есть международная практика (Гарвардская экономическая школа, Портер), говорящая, что одним из наиболее эффективных решений задачи повышения конкурентоспособности экономики является политика содействия развитию уже состоявшихся кластеров. Кластеры - это объединения предприятий, поставщиков оборудования, комплектующих, специализированных производственных и сервисных услуг, научно-исследовательских и образовательных организаций, связанных отношениями территориальной близости и функциональной зависимости в сфере производства и реализации товаров и услуг. Реализация кластерной политики способствует росту конкурентоспобности бизнеса за счет реализации потенциала эффективного взаимодействия участников кластера, связанного с их географически близким расположением, включая расширение доступа к инновациям, технологиям, «ноу-хау», специализированным услугам и высококвалифицированным кадрам. Также помогает развиваться кластерам снижение трансакционных издержек, обеспечивающим формирование предпосылок для реализации совместных кооперационных проектов и продуктивной конкуренции.
И еще: формирование и развитие кластеров - эффективный механизм привлечения прямых иностранных инвестиций и активизации внешнеэкономической интеграции.
Концепция, которую представил Артем Киселев, посвящена прежде всего малому и среднему предпринимательству. Малые и средние предприятия выполняют в кластерах различные задачи (генерация новых видов продукции и технологий, субконтрактные поставки комплектующих, аутсорсинг непрофильных функций крупных компаний и др.), в соответствии со своей специализацией, структурой и функционалом кластера. Взаимодействие в кластере повышает конкурентоспособность как каждого отдельного участника, так и всего кластера в целом.

- И, как я понимаю, в России есть некая программа создания таких кластеров?

- Да. Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации, предусматривается создание сети территориально-производственных кластеров. С их помощью должен быть реализован конкурентный потенциал территорий, формирование ряда инновационных высокотехнологичных кластеров. Развитие территориальных кластеров в России признано одним из условий повышения конкурентоспособности отечественной экономики и интенсификации механизмов частно-государственного партнерства.

- И, разумеется, Москва стремится быть в авангарде.

- Да, сейчас в столице имеются необходимые предпосылки для успешной реализации кластерной политики в сфере малого и среднего предпринимательства. Здесь, прежде всего, надо отметить наличие статистически значимых развивающихся экспортно – ориентированных хозяйственных агломераций, включающих в себя предприятия малого и среднего бизнеса. К таким «точкам роста» могут быть в первую очередь отнесены аналитические приборы, коммуникационное оборудование, медицинская техника, информационные технологии, биофармацевтическая промышленность – все это в проекте Концепции отражено. Свою роль играет и особое место Москвы в экономике страны: здесь достаточно развиты большинство из возможных хозяйственных агломераций, уровень развития инфраструктуры и потенциал рынков сбыта наиболее высок.

- И вот Вы участвовали в обсуждении проекта концепции кластерной политики города Москвы. Ваши замечания по поводу представленного документа.

- Во-первых, работа, которую провел Артем Киселев, столь же благородна, сколь и неблагодарна. Насколько я знаю, в России еще не сложились успешные кластеры, которые доказали бы свою эффективность в случае, когда в них стало участвовать государство. Были попытки сформировать кластеры в химической, нефтехимической промышленности, в лесопромышленном комплексе, например, в Красноярском крае (и главное – были предпосылки для этого), но – увы! Витали идеи и делались шаги реализовать кластер в легкой, текстильной промышленности, что, на мой взгляд, вообще имело мало смысла. Кластер может складываться вокруг крупного предприятия (в России такие попытки были сделать это в Тольятти) или сугубо на основе «связки» малых и средних предприятий, в мире такой опыт есть: например, с определенной долей условности, вся Финляндия –фактически один большой «ай-ти»-кластер. В первом случае речь идет о том, что существует, допустим, якорное крупное предприятие, вокруг которого группируются средние и малые фирмы. Увы, но мы сразу сталкиваемся с тем, что глубокого анализа деятельности таких кластеров, протокластеров или агломераций просто не проводилось. В связи с этим, на мой взгляд, что и самой концепции, точнее в проекте, не хватает именно анализа сложившихся в Москве кластеров, протокластеров, агломераций. Я, правда, не видел тот аналитический материал, который авторы проекта делали отдельно от концепции, но мне представляется, что это должно быть не только анализом статистики, которая у нас понятно какая, но и анализом самих кейсов, сложившихся кластеров в Москве.

- Извините, но это – достаточно серьезные претензии.

- В целом, да.
Теперь второе. Я прекрасно понимаю, чем отличается конкуренция от конкурентоспособности. Тем не менее, исследования Портера и других авторов, которые занимаются данной проблематикой (кстати, и в самой концепции видны «уши» гарвардской школы), показывают, что повышению конкурентоспособности в кластере зачастую способствуют не только и не столько кооперация, сколько конкуренция.
И поэтому у меня есть некоторые сомнения, которые, разумеется, авторы концепции могут как принимать во внимание, так и не принимать.
В концепции речь идет об организациях кластерного развития. Это организации, которые «объединяют» участников кластера. Юридические формы, которые предусматриваются, - это либо некоммерческие организации в форме партнерства, либо хозяйственные общества. И здесь, как мне кажется, возникает явный конфликт интересов.
Если это – некоммерческие партнерства, которые создаются в некоторой степени искусственно над кластером или протокластером, даже, может быть, над агломерацией, они должны будут как-то существовать, на что-то жить. А поскольку кластер носит всегда временный характер, очевидно, что операционные издержки, которые будут возникать в ходе деятельности этих организаций, очевидным образом лягут на городской бюджет. И это мне кажется не рациональным. Еще один момент: у каждого кластера или протокластера существует лидер, которого можно по-разному называть. И искусственно создавать организации кластерного развития, чтобы они были навесом над этим кластером, мне кажется, излишне.
Вторая форма, которая предусматривается для организаций кластерного развития, помимо некоммерческих организаций, это – хозяйственное общество. Но тут уже очевидно возникнет конфликт интересов, поскольку хозяйственное общество – это коммерческая организация, основная функция которой, как и всякой другой коммерческой организации – зарабатывание прибыли для самой себя. А потому конфликт явным образом возникнет.
Кроме того, как мне представляется, организации кластерного развития, может быть, и будут содействовать более глубокой кооперации, но одновременно совершенно точно будут стимулировать рынок к снижению конкуренции, являющейся одним из основных факторов развития конкурентоспособности. Поскольку та цепочка добавленных стоимостей, которые создаются в кластере, является и цепочкой, формирующей спрос (эта своего рода «точка спроса»), наверняка появится множество малых и средних предприятий, которые захотят в этот кластер войти. Предприятий, у которых издержки окажутся меньше и которые в кластере могут оказаться более эффективными. Но они почти наверняка столкнутся с барьером, что их в этот кластер не пускают. Поскольку в кластере, как мы знаем, участвует государство, оно дает субсидии, а за субсидии в любом случае возникает конкурентная борьба. Поэтому с «входом» в кластер новой организации могут возникать серьезные трудности.

- Лично у меня возникает вопрос: есть правительственная концепция, создается столичная концепция, а Ваш анализ показывает, что не устранены противоречия в самой сути развития кластеров. Как это будет влиять на воплощение в жизнь всех предлагаемых концепций.

- Вот я и призываю обратить на это внимание.
Есть у меня и более мелкие замечания. Например, у крупных предприятий не будет стимула, мотивации создавать такие кластеры, поскольку субсидии получают только средние и малые предприятия, а крупные – нет. Мы ведь знаем, что мотивационный механизм направлен в данном случае именно на это. Так что в этом направлении предстоит еще поработать.

Материал подготовил Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости