Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Юрий Симачев, заместитель директора ОАО «Межрегиональный аналитический центр»: Госрасходы сокращать нужно

Завершая публикацию предыдущей части нашей беседы с Юрием Вячеславовичем Симачевым, мы оговаривались, что вскоре предложим вниманию читателей ее вторую часть, посвященную теме сокращения государственных расходов как альтернативе повышению налогов. Сегодня мы публикуем эту часть беседы.

- Юрий Вячеславович, в итоге Вы, хоть и высказались отрицательно по поводу повышения налоговой нагрузки на бизнес, но в ее сокращении не видите панацею от всех бед. Что же, по-вашему, делать?

- Есть проблемы, которые не решаются моментально. Таковы и проблемы нашего бизнеса. Почему все время возникает сюжет, связанный с налогами? В том числе и потому что можно сказать: извините, но нагрузка на бизнес, как такая уж у нас существенная. И это тоже не будет неправдой, поскольку есть вещи, о которых при этом надо прямо сказать.
Все мы знаем, что наряду с налогами бизнес должен выплачивать немалые суммы в виде неформальных платежей за различные операции.

- Да, это знают все.

- Но это ведь – тоже ловушка. Если мы не можем рационально решить проблемы с необходимыми размерами для бизнеса, с необходимостью с его стороны платить неформальные взносы тем или иным чиновникам, занимающимся теми или иными процедурами контроля их деятельности, становится ясно, что невозможно компенсировать эти недостатки бесконечным снижением налогов.
Однако, как Вы сами понимаете, мы можем зафиксировать эту проблему, но решается она очень медленно. Я имею в виду снижение неформальной составляющей.

- Юрий Вячеславович, но мы же знаем, что неформальная составляющая снижается путем уменьшения количества функций бюрократического аппарата и сокращения расплодившихся до фантастического количества чиновников. Причем, я считаю, что сократить количество чиновников различных уровней надо где-то в три раза.

- С первым тезисом я согласен, со вторым – нет. В этом вопросе, к сожалению, нет таких простых и фронтальных путей.
С одной стороны, нужно сокращать функции, и какой-то процесс в этом направлении идет. Снимаются, например, нерациональные административные барьеры на пути развития малого бизнеса. Я отдельно хочу отметить одно направление, по которому были сдвиги в период кризиса – это ограничение проверок бизнеса со стороны различных структур.
Такая мера была воспринята позитивно. Скажу честно: у меня было ощущение, что борьба с административными барьерами, борьба с необоснованными проверками – это, как борьба с ветряными мельницами. Но, оказывается, возможно достаточно сильное решение, которое нормально воспринимается в бизнесе. Нет, не все, разумеется, замечательно, и еще далеко не исчерпан потенциал и снижения нерациональных административных барьеров, и сокращения необоснованных проверок, отвлекающих ресурсы и время у компаний. И, надо отметить, они вообще создают неблагоприятную среду для развития бизнеса. Было и второе очень важное направление – облегчение присоединения к сетям, электрическим и другим. И тут тоже кое-что удалось сделать. И бизнес на это отреагировал тоже позитивно. Особенно тот бизнес, для которого характерна позитивная динамика развития. Действительно, какие-то барьеры удалось снять, и издержки компаний снизились хотя бы в этом направлении.
Что касается сокращения госаппарата, то да, наверное, есть еще какие-то абсолютно излишние функции, и надо продолжать думать о том, чтобы их устранить. Но есть и общие проблемы, связанные с тем, что периодически тот или иной бизнес демонстрирует свой недостаточный уровень ответственности. И это приводит к печальным результатам. После этого резко усиливаются позиции тех, кто говорит: вот видите, мы же предупреждали, что надо контролировать, надо проверять; недостаточно контролировали и проверяли – вот вам и последствия.
Просто взять и уйти из контроля нельзя. Нужно думать (и это совсем непросто) о каких-то иных схемах. Например, о схемах реального страхования, чтобы оно не было фиктивным, чтобы компании были вынуждены следить за безопасностью, а не просто имитировали безопасность своего бизнеса, просто страхуя его в некоей «левой» конторе.
Все это я говорю, чтобы показать, что решения не столь просты.
И о таком решении, как сокращение количества чиновников, надо очень четко говорить. Каких конкретно чиновников сокращать? Где? В каких структурах их больше, чем надо?
Я с Вами согласен: да их нужно сокращать. Но дальше опять же надо думать, где и как.

- Ну, например, в городе Москве параллельно существуют муниципалитеты и управы районов. Это – дублирующие друг друга структуры, причем управы районов, наделенные де-факто куда большими полномочиями, де-юре просто являются незаконными формированиями.

- То есть Вы говорите не о федеральном уровне, а о региональном и муниципальном.

- Если мы с Вами говорим о малом и среднем бизнесе, то это – региональный и муниципальный уровень.

- Безусловно.

- И, например, муниципальный уровень – это безумно разросшееся количество чиновников, работающих «на земле» и здесь же «питающихся» за счет как раз малого и среднего бизнеса.

- Да, это люди, создающие основные административные барьеры для создания бизнеса. И, тем не менее, я повторю еще раз: это должна быть предметная программа. Это не должно быть кампанией: хотим мы роста, сократим госаппарат на 10, 20, 30%.

- На 300!

- Ну-ну… Еще раз повторюсь: должно быть четко сказано, кого именно, по каким именно функциям надо государству сокращать. Важно, чтобы все-таки в госаппарате остались хорошие и сильные чиновники. А я не уверен, что в результате сокращений всегда происходит именно так. Ведь, когда ухудшаются условия в госаппарате, уходят обычно лучшие, те, кто может найти себе место и в других видах деятельности. И эту проблему тоже надо иметь в виду. Я считаю, что есть резервы, причем резервы существенные, по сокращению госрасходов. Это то, что касается закупок для государственных нужд и всевозможных бюджетных целевых программ. Причем я позитивно отношусь к этим вещам как к инструменту, но это тоже не должно быть просто фронтальным сокращением.
Любят у нас простые решения, а они должны быть точечными: не просто на 10 – 20% сократить расходы, а внятно сказать, что конкретная программа, конкретное направление в программе – неэффективны. Вот это не нужно, а вот это – не требуется. И примеры такого типа работ есть. По инициативе Минэкономразвития у нас собирались независимые эксперты и проводили анализ федеральных целевых программ. И давались конкретные рекомендации по точечному сокращению на уровне конкретных мероприятий внутри этих программ.
Ведь это ясно: есть федеральная целевая программа, важная, нужная, с существенными показателями. И если говорится, давайте снизим по ней расходы на 20%, то народ подходит к этому делу примитивно: расходы снижаются по всем направлениям. Это крайне вредно, поскольку в этом случае программа просто не реализуется. Неоднократно было сказано, что во всех ФЦП должны выделяться ключевые мероприятия, финансирование которых должно быть защищенным. И могут быть некие, тоже важные, мероприятия, по которым, если что-то происходит можно сокращать расходы.
Не должно быть равномерного сокращения расходов по всем программам, по всем мероприятиям. Оно обязательно должно быть предметно ориентировано, хотя сделать это достаточно сложно.
Наконец, есть последняя проблема, крайне тяжелая, я бы даже сказал, философская.
У нас неплохо идет формирование новых инициатив, связанных со стимулированием инновационной, инвестиционной активности, с новыми формами поддержки партнерства и кооперации научных организаций и компаний. Но не работает процесс выявления неэффективных, морально устаревших инициатив. Государство должно проявить силу воли и сказать: мы в 2001-м, в 2002-м, в 2003-м году, инициируя что-то, ошиблись. Попробовали и поняли, что ошиблись. Инструмент, придуманный тогда, уже недостаточно эффективен. Давайте не будем его больше финансировать. Но у нас этого не происходит: считается, если вы по какому-то одному инструменту хотите сократить деньги, то это вызывает очень резкое отторжение. И все консолидируются: как можно сокращать – незыблемость - это самое главное, что есть в государственной политике.
А без возможности какие-то неэффективные направления сокращать, очень трудно формировать новые, более эффективные инициативы.
У нас есть резервы сокращения госрасходов, но сокращать их можно только на основе данных независимой экспертизы. Но, увы, сами министерства и ведомства, как правило, не в состоянии обеспечить такое сокращение. А некоторые из них, когда речь заходит о необходимости сокращений, берут и механически сокращают по всему фронту направлений деятельности. Но для пользы дела не все должно размазываться равномерно. Где-то нужно сокращать сильно, а где-то не надо трогать вообще, а, может быть, и что-то добавить.
В целом же уровень госрасходов надо сокращать.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости