Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Евгений Литвак, генеральный директор НИСИПП: Создать благоприятные условия для развития бизнеса. Часть вторая

Мы продолжаем разговор с Евгением Литваком о вопросах развития конкуренции и проекте, выполняемом в связи с этой темой НИСИППом.

- Евгений, мы говорили о ликвидации излишних административных барьеров. А много их сейчас снимается?

- Думаю, что нет. Снимается барьеров, наверное, меньше, чем создается.

- Что, никак не можем позволить бизнесу вырваться из мохнатых чиновничьих лап?

- Нет. Нельзя. Причем все знают, почему.

- Знаете, вот сейчас наши СМИ просто голосят: из кризиса мы не вышли, с экономикой плохо. Михаил Задорнов (не сатирик, разумеется, а экономист и бывший глава Минфина) выступил на международном форуме с заявлением, что о выходе из кризиса мы заговорили рано. Герман Греф так просто поведал журналистам, что страну ждет вторая волна кризиса. Петр Авен утверждает, что управленческие решения, принимаемые нашей вертикалью власти, возвращают страну в советские времена. А о том, как у нас пытаются руководить экономикой, все дружно заявляют, что ищется не правильный путь, а наиболее простой. Чиновники очень хотят привести ситуацию в то фантастическое состояние, когда можно стукнуть кулаком по столу, все возьмут под козырек, и настанет благодать.

- Ну, это, наверное, в основе целеполагания наших чиновников. Большинству из них хочется, чтобы максимальное напряжение состояло в том, что он ставит подпись и печать, а не в том, что он прогнозирует, планирует, организовывает, проверяет, оценивает, инспектирует и главное за все это отвечает. Он создает условия, с тем, чтобы к нему больше ходили и просили…

- Причем главное не в том, чтобы больше ходили, а в том, чтобы больше заносили.

- Массовость всегда дает свои плоды: заносит ведь не каждый.

- Но какой-то процент – всегда.

- Правильно. Поэтому главная задача, я бы сказал, основной, не слишком креативной группы чиновничества – получение права подписи на разрешительных документах. Так вот они и стремятся к простоте, с которой не совсем согласуется конкуренция.
Но мы знаем, что конкуренция решает свои определенные задачи: чем выше конкуренция, тем более конкурентоспособными становятся товары, услуги. Улучшается качество и снижается цена, растет производительность труда, внедряются инновации…

- Снижается себестоимость, которая без конкуренции остается на прежнем уровне.

- Конечно, в условиях монополии никому не нужно снижать цены, чтобы быть конкурентоспособным, а соответственно нет необходимости в снижении себестоимости продукта, тем более, что это дело непростое.

- То есть во многих случаях сейчас ничего для этого не делают?

- В макромасшабах - практически ничего. Вернее, я бы сказал: если бы ничего вообще не делалось, то это было бы неплохо.

- А они еще и пакостят?

- Случается. Как без этого, если свою монополию нужно удерживать.

- Но это же замкнутый круг. Какие могут быть методические рекомендации, если первая из них должна формулироваться – перестаньте хотя бы пакостить.

- Да, но писать надо, и писать надо корректно. В том числе необходимо давать набор рекомендаций: как перестать пакостить.
Скажем честно: мы не найдем ни одного чиновника, считающего, что он пакостит. И в разговоре не на кухне под рюмку вина, а в рабочем кабинете любой из них будет доказывать, что он нужен, что, не будь его, вокруг все бы рухнуло, а для того, чтобы гарантировано не рухнуло в будущем, ему надо придать команду человек в 25. И вообще все идет не так: вот раньше было по-другому, а сейчас все бесконтрольно.
Я думаю, что в искусстве доказывать свою необходимость с российскими чиновниками никто рядом не стоял.

- Но их же полтора миллиона. Никакая экономика не может кормить такую орду.

- Они все нужны и все важны, со своей точки зрения. Хотя, я думаю, что если сократить их в два раза, то и станет в два раза лучше. Причем даже не особенно важно, в каких секторах сокращать, просто методом случайной выборки.

- В таком случае я задам очень некорректный вопрос: какой смысл имеют исследования способов повышения конкуренции на рынке, если лучший способ – резкое сокращение убивающих эту конкуренцию чиновников не может быть применен? Это ведь поиски окольных путей. К тому же фактически вы пытаетесь объяснить людям, как хорошо делать то, что они не хотят делать вообще никак.

- Смысл в том, что в тот момент, когда они захотят или будут вынуждены это делать, у них на руках окажутся четкие рекомендации к действию.

- То есть это – работа на будущее.

- Понимаете, эта работа – один из элементов того что НАДО ДЕЛАТЬ. Никто не говорит, что результаты нашего проекта сразу же заставят всех заработать. И как одна, самостоятельная, работа она не сможет ничего, но она должна быть сделана в общем комплексе мероприятий.

- А что же это за комплекс мероприятий?

- Такого комплекса, расписанного на бумаге, существующего в виде четкого плана, нет. Это – те мероприятия, которые проводят Минэкономразвития, ФАС, ряд мероприятий правительства, той же самой прокуратуры. Все эти органы, выполняя возложенные на них полномочия, должны содействовать развитию конкуренции. Кто-то должен отслеживать правильность и прозрачность размещения заказов, чтобы они размещались аккуратно и честно. Кто-то следит за отсутствием картельных соглашений. Кто-то должен готовить методические рекомендации. Кто-то должен проводить мониторинг административных барьеров и вносить изменения в законодательство. Вот, что я понимаю под комплексом.
Это – работа, проводимая властью, в рамках того, что власть обязана делать. К сожалению, здесь нельзя придумать в качестве надстройки какой-то глобальный документ, который все это опишет. Мне кажется, что это нецелесообразно делать.

- Хорошо. Давайте вернемся к самой работе. Вы провели анализ региональных программ по развитию конкуренции. Уже было сказано, что вторые редакции этих программ лучше, чем первые. Это значит, что региональные чиновники по мере работы над программами чему-то учатся, что уже хорошо.

- Они начинают понимать, что такое конкуренция, для чего она нужна, и каковы цели их работы в этом направлении. Изначально в некоторых регионах просто путали конкуренцию с конкурентоспособностью своих товаров. И в программу мероприятий включалось субсидирование производителей такой-то области, допуск их на рынок такой-то области, препятствование допуску на рынок продукции других областей. И это считалось конкуренцией.
Разумеется, когда программы пишут люди с таким пониманием проблемы, очень тяжело говорить о реальном развитии конкуренции. Но, слава богу, далеко не все региональные программы таковы. Есть вполне нормально прописанные программы, где присутствует хороший анализ рыночной ситуации, где выделены задачи, которые должны решать органы власти субъекта Федерации по решению конкретных проблем. Правда, все написанное нужно еще реализовать.
На данном этапе мы, проведя, я бы сказал, аудит программ, сказали: да, вот такие-то и такие-то программы написаны хорошо. По ним вполне можно работать. Но это – уровень базовых документов, и мы понимаем, что половина из них не будет реализована, как это обычно у нас бывает. Но другая-то половина будет реализовываться хотя бы частично.

- А что пишется в тех программах, которые Вы считаете нормальными для реализации?

- Есть стандартная структура. Анализ рынков: транспорта, электроэнергетики, нефтепродуктов, лекарств, строительства, услуг, ряда других. Рассмотрение того, как на этих рынках существует конкуренция, как она развивается, какие созданы для нее условия, какие существуют барьеры. Какие существуют факторы, препятствующие развитию этих рынков и секторов. Оценка текущего развития конкуренции.
Затем выделяется перечень проблем, существующих в данном регионе, которые необходимо решить. На основании указанных проблем формируются задачи. Затем составляется план, пересекающийся с другими программами: развития малого бизнеса, инноваций, кредитной кооперации, административной реформы так далее.

- Но для создания такого плана можно просто взять отрывки из других планов…

- Да, многие разработчики их и переписывают. Но те, кто подошел к делу творчески, написали планы по развитию конкуренции несколько меньшие по объему, ни с кем не пересекающиеся, определяющие свой отдельный предмет. И мы считаем, что это уже хорошо.
Из планов мы вычеркивали только пункты, явно не направленные на развитие конкуренции. Такие, как проведение совместно с сельхозпроизводителями такой-то области ярмарок для участия производителей именно этой области. Или пункты, где говорится, что на таких-то рынках может продаваться продукция только такой-то области или района. А представители других областей и районов должны платить «входную плату», превышающую любые экономические обоснования.
Понятно, что подобные мероприятия в программы попадать не должны.
И самым серьезным образом мы смотрели на индикаторы выполнения программ. По этому поводу можно с сожалением сказать, что болезнь очень многих наших программ (не только региональных, но и федеральных) – они не имеют четких показателей, по которым можно четко понять, как и насколько выполнена та или иная программа. Критерий, увы, один: освоили или нет отпущенные на программу деньги. С такой оценкой, разумеется, конкуренцию не разовьешь.
Так что наша задача подготовить методические рекомендации по подготовке реальных требований и реальных критериев оценки. А там потихоньку система может заработать.

Беседовал Владимир Володин

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости