Не хватает прав доступа к веб-форме.

Записаться на семинар

Отмена

Звездочкой * отмечены поля,
обязательные для заполнения.

Конвертация валюты

Александр Мерзлов, разработчик программы устойчивого развития сельских территорий Алтая 2012–2016 годов, профессор "тимирязевки" и директор Центра устойчивого развития: Чем сельский Алтай похож на Францию

Впервые, наверное, власти решили посмотреть на село не как на набор отраслей (растениеводство+животноводство+и т. д.), а, скорее, как на место, где живут люди, где они воспитывают и учат детей, работают и отдыхают и вправе претендовать на тот же уровень социальных услуг, что и горожане.

Именно такая философия заложена в программу устойчивого развития сельских территорий 2012–2016 годов, которую разработали для нашего региона москвичи – специалисты Академии сельского хозяйства им. К. Тимирязева по заказу нашего ведомства – Главэкономики.

Александр Мерзлов, разработчик программы, профессор "тимирязевки" и директор Центра устойчивого развития,  17 декабря презентовал на "круглом столе" эту программу. Хотя со временем под отдельные направления и будут даваться бюджетные деньги, главную задачу разработчики видят не столько в денежной помощи, сколько в том, чтобы разбудить инициативу, – об этом мы и поговорили с профессором.

Никто лучше местных жителей не знает проблем своей территории. Фото: moldovagate.com.
Били по рукам

– Александр Валерьевич, в программе, которую вы презентовали, говорится о необходимости развития на сельских территориях разных видов деятельности. Означает ли это, что поддержку будут оказывать тем, кто не занимается напрямую аграрным производством?

– Речь идет о поддержке малого и среднего бизнеса, о диверсификации сельской экономики, которая у нас еще слишком аграрная. Конечно, сель­ское хозяйство тоже будут поддерживать из бюджета. Но есть отдельная программа развития сельского хозяйства – мы не имеем права дублировать друг друга. Одна из задач нашей программы – поддерживать местную инициативу. Никто лучше местных жителей не знает проблем своей территории, а их десятилетия били по рукам, и они ничего не предпринимают.

– Активные люди в селе есть – я, скажем, неплохо знаю активистов из Шипуновского района: они в свое время даже экспедицию организовали для того, чтобы оценить туристический потенциал своего района...

– Это очень хорошо!.. Помню, я был в одном скандинавском селе. Вечер, 30 местных мужиков сидят за столом и совершенно "на трезвую" обсуждают, что будут делать в своем селе через пять лет, потому что у них закрывается предприятие, на котором они все работают, – градообразующее для данной деревни. И они разрабатывают стратегию своего развития. Это был мозговой штурм. Все высказались, набросали идеи, структурировали, отобрали, получилось дерево проблем, дерево потенциалов. Очень просто и всем понятно.

И наоборот. Я участвовал в реализации интересного проекта в Калужской области по развитию сельского туризма – мы делали его вместе с одной француженкой. Вот ее очень удивляло то, что в России все ждут, когда им организуют рабочие места, люди ждут инвестора, как Деда Мороза. Сама она нашла у себя на родине молодого человека, вместе с которым они построили несколько сельских гостевых домов и организовали прекрасный бизнес, которым и живут.

– Именно поэтому в программе заложена грантовая поддержка местных инициатив?

– Местная инициатива – это потрясающий резерв, который до сих пор не использовался. У нас все идет сверху вниз, и, к сожалению, даже бюджетная система такая же: самый богатый – федеральный бюджет, региональный поменьше, в районах почти ничего нет, а в сельских поселениях практически ноль.

Валоризация потенциалов

– Вы замечали, что у нас и горизонтальные связи почти отсутствуют? Район с районом совместно почти ничего не организуют, а если есть идея развития – едут в Барнаул к губернатору, его замам.

– У нас с этим действительно очень и очень плохо. Центр устойчивого развития сейчас начинает проект в Тамбовской области: там три муниципальных образования пытаются сделать единый проект развития туристической территории. Они вспомнили Рахманинова (он же на этой территории творил), других знаменитых людей и на этом хотят сыграть… Есть такой новый термин – валоризация потенциалов, то есть придание им дополнительной стоимости. Вот нам надо заняться валоризацией тех потенциалов, которых у нас очень много. Опять же при помощи сельской инициативы.

– В то же время в качестве разработчиков часто приглашают кого-нибудь из Москвы. Вот и вас пригласили…

– Я сейчас работаю экспертом программы ООН на Северном Кавказе – в Беслане. После бесланской трагедии вся страна хотела помочь городу. Приехала очень мощная консалтинговая организация из Питера или Москвы, сделала великолепный план развития. Его утвердили, он приобрел силу закона. Сейчас денег нет, и местные хотят что-то сделать – уже не по плану. Но не могут использовать земли, потому что по плану их назначение другое. Этот красивый план теперь мешает местному развитию – так получается, когда все идет сверху, без учета мнений местных жителей. На Алтае мы сейчас займемся разработкой пилотных районных программ. А потом возьмем все лучшее, что получим в районах, дополним их замечаниями с "круглого стола". У нас есть время отточить региональную программу до момента получения финансирования – ведь федеральная программа еще не разработана, принята только концепция.

Против течения

– Программа подразумевает стабилизацию численности сель­ского населения. Но у нас с 60-х годов люди едут из села…

– Об этой тенденции правильно говорили на "круглом столе". Но, с другой стороны, в Европе обратные процессы пошли. И у нас то же самое начинается – люди переезжают жить в пригороды. А из Парижа каждый год выезжают 150–200 тысяч человек. Кто на Западе работает в большом городе? Эмигранты и молодежь, которая учится и получает в городе первое место работы. К своим 30 годам они женятся и уезжают в село. Покупают дом, воспитывают там своих детей.

– Что там с качеством образования?

– Есть свои проблемы, но я не об этом. Когда их дети вырастают и разлетаются, семья уезжает еще дальше – вглубь, чтобы наслаждаться жизнью. И снова возвращаются в крупные города, когда уже становятся немощными, чтобы быть поближе к инфраструктуре. Вот кто они? Городские или сельские жители?

– Вы говорили, что программа может быть уже сейчас запущена, несмотря на то что федеральных денег пока нет. Что можно сделать?

– На первых порах следует обратить внимание на обучение. У нас вообще мало кто понимает, что такое комплексное развитие сельской территории, в обучении нуждаются прежде всего те, кто будет эти программы реализовывать, – и региональные, и муниципальные служащие. А у нас даже профессий нет таких – по развитию сель­ских территорий.

– Не представляю, как эти профессии называются...

– Во Франции их называет "аниматор", "специалист по местному развитию". Сейчас для России разрабатывается проект в рамках образовательной программы Европейского союза Tempus. Я являюсь координатором этого проекта и буду стараться, чтобы мы провели здесь, на Алтае, первое обучение.

Мнения
Павел Тулин,
председатель совета Общественной палаты края:

Когда мы обсуждали программу в палате, один из работников крайсельхозуправления сказал: есть масса программ развития села, но они не увязаны друг с другом и не должны быть увязаны. Но наша задача – вы­строить единую концепцию, тогда она будет эффективна. Чтобы не получилось так: построили современный роддом, а жители до него не могут добраться.

Александр Орлов,
руководитель сельхозпредприятия "Искра":

Чем эта программа замечательна и чем трудна – так это тем, что она комплексная. Трактор купить сегодня просто, свинью, козу при желании тоже просто, крестьяне знают, куда идти. А вот построить дом, да несколько домов, да объединить их в микрорайон – где дорожка, где садик, где уголок отдыха – это посложнее.

Петр Бухтояров,
председатель правления крайпотребсоюза:

Программа не предусматривает использования потенциала частных структур, которые способны внести свой вклад в развитие сельских территорий и располагают ресурсами и возможностями.

Что такое устойчивое развитие сельских территорий

В настоящий момент разрабатывается федеральная программа устойчивого развития сельских территорий России (а концепция уже принята), она придет на смену программе социального развития села. Чтобы получить финансирование по этой программе, мы должны будем разработать свою региональную.

Цели. Диверсификация сельской экономики, развитие несельскохозяйственной деятельности, повышение экономиче­ской активности населения, расширение источников формирования доходов. Улучшение жилищных условий, комплексная компактная застройка и благоустройство сельских поселений. Улучшение качества услуг здравоохранения, культуры, спорта. Поддержка местных инициатив, формирование позитивного отношения к сель­ской жизни.

Инструменты. Субсидии из бюджета (на возмещение части затрат на приобретение молочного и мясного скота, стройматериалов, техники, на строительство объектов сельского туризма, процентных ставок по кредитам, на пчеловодство, рыболовство, ремесленничество). Субсидии гражданам на улучшение жилищных условий. Софинансирование комплексной за­стройки. Продвижение сельского туризма на выставках. Строительство современных школ, больниц, газификация, водоснабжение и электрификация. Гранты на поддержку инициатив.

Источник: http://altapress.ru/story/60620

Честная конвертация участникам ВЭД
Страна без барьеров.
Учебник "Национальная экономика"
Литературный совет

Поделиться

Подписаться на новости